Глава 1035. Через тысячу лет мы устроим с тобой битву!

Он ещё немного подумал, и понял, что ничего не мог поделать. Бегая глазами, он продумывал ответные меры, как вдруг услышал Сяо Доу Я, которая с любопытством спрашивала:

— Господин Мо, кто такой тот самый профессиональный евнух во Дворце?

Эта фраза вызвала у девчонки неуёмный интерес. Юная госпожа уже очнулась, и казалось, что они восстановили свои отношения. Лицо Сяо Доу Я было таким красивым, будто молодая девушка замужем за господином Мо…

— Профессиональный евнух во Дворце — естественно, это человек, который специализируется на служении Императорской семьи… — со смехом ответил Цзюнь Мосе, про себя он всё время думал: «Как мне поступить? Как уйти?». На её вопрос он решил ответить так: — У этих мужчин, по сравнению с обычными… есть один недостаток

— Какой? — пристально смотрела на него своими круглыми глазами Сяо Доу Я, настойчиво выспрашивая всё до малейших подробностей.

— Сяо Доу Я! — прикрикнула смущённая Мяо Сяо Мяо. Она, естественно, намного более осведомлена, чем Сяо Доу Я. Увидев, что эти двое действительно начали обсуждать эту глубокую тему, она поспешила их остановить!

— Кхэ-кхэ… Пожалуй, я должен идти… — Цзюнь Мосе дважды кашлянул и смущённо добавил: — Вот только мои штаны…

Он не придавал этому значения. Но, как только он это произнёс, обе женщины внезапно начали прикрывать свои красные от смеха и смущения лица, их прекрасные глаза сощурились в полумесяцы, обворожительные плечики задрожали, а глаза, кажется, специально уставились на него.

— Над чем вы смеётесь? — закатил глаза Цзюнь Мосе и осмотрел всё вокруг. Он внезапно подошёл к окну, снял занавеску и правой рукой обвязал её вокруг своей талии. Он туго затянул её наподобие халата…

Так туго, чтобы ничего не было видно.

Цзюнь Мосе вздохнул с облегчением и собрался спуститься вниз. Когда он подошёл к двери, то услышал застенчивый голос позади него: — Цзюнь, ты… только что… сказал… правду?

Цзюнь Мосе остановился, через секунду он, не оборачиваясь, кивнул головой, и сказал: — Это правда!

Эти слова он сказал не колеблясь.

Позади него раздался восторженный вздох, который невозможно было контролировать. А потом он услышал, как Мяо Сяо Мяо тихонько сказала:

— Мо Цзюнь Е… Я не хочу, чтобы были проблемы… Я просто надеюсь, что ты… не забудешь… меня…

Цзюнь Мосе только почувствовал необъяснимый жар в груди. Он глубоко вздохнул, и хотел было повернуться и обнять эту милую женщину, но, в конце концов, сумел сдержать этот порыв и лишь кивнул. Он толкнул дверь и вышел…

Позади него Мяо Сяо Мяо смотрела ему вслед глазами, полными слёз. Хотя на ее лице была улыбка радости, удовлетворения и глубокого счастья. Подобные эмоции соединялись вместе, и Мяо Сяо Мяо на мгновение стала похожа на розу исключительной красоты.

Но когда она увидела кожу шеи Цзюня Мосе, она внезапно вспомнила кое-что очень странное: «Цвет кожи его лица, тела, шеи и рук не белый, даже, можно сказать, немного тёмный… но почему бедро… Кожа в этом месте такая белая и нежная? И такая красивая!»

Размышляя об этом, лицо Мяо Сяо Мяо внезапно покраснела, но в душе она всё ещё сомневалась. Она тут же помотала головой, пытаясь развеять эти сомнения. Сейчас лучший момент, чтобы стать счастливой, как эти сомнения некстати…

Только Цзюнь Мосе вышел, перед ним возникли две фигуры. Он почти столкнулся с родителями Мяо Сяо Мяо, госпожой Мяо и Мяо Хуань Бинюем.

Госпожа Мяо бросила на него внимательный взгляд и пошла вперёд.

Мяо Хуань Бинюй улыбнулся и посмотрел на юношу перед собой. Он протянул руку, похлопал его по плечу и мягко сказал: — Спасибо за помощь.

— Пожалуйста, дядя, не стоит благодарности! — улыбнулся Цзюнь Мосе.

— Тут ты прав, — сказал Мяо Хуань Бинюй, затем глубоко вздохнул и серьёзно произнёс: — Хорошо относись к моей дочери.

Сказав это, он не дождался ответа Цзюня Мосе и вошёл в комнату.

«Конечно!», — Цзюнь Мосе не оглядывался назад, просто молча подумал об этом.

Комната наполнилась прекрасным голосом госпожи Мяо и тихим разговором…

Цзюнь Мосе слегка улыбнулся и медленно спустился по лестнице. Теперь он почувствовал, что на самом деле был без штанов — ветерок обдувал его спереди и сзади. Это оказалось очень освежающе и прохладно.

Часть людей, собравшиеся в этом зале, уже разошлась, только Мяо Цзин Юнь, Мяо Дао, Мяо Цзянь и ещё несколько человек ждали, когда им заварят хорошего чая. Каждый сидел, сощурившись, и смотрел в пустоту. Всеобщее мрачное настроение и желание содрать шкуру с Цзюня Мосе никуда не исчезло.

— Неужели он, наконец, спустился? — Мяо Цзин Юнь фыркнул и поднял веки.

Внучка уже была в хорошем расположении духа, у Мяо Цзин Юня снова появилась независимая и властная манера Правителя Призрачного Дворца. Каждое движение и слова явно стали непринуждёнными и смелыми…

Однако, увидев истинное лицо этого старого прохвоста, Цзюнь Мосе никогда не поверит ему снова. Услышав это, он улыбнулся и сказал: — Естественно, но жаль, что на завтрашнем торжественном банкете, похоже, меня не будет.

— Ты правда думаешь, что меня это расстроит? — фыркнул Мяо Цзин Юнь и приказал: — Сядь!

Цзюнь Мосе не церемонился. Он подошёл, подтащил стул и сел прямо. Казалось, что у него что-то болело: инстинктивно он сел, широко раздвинув ноги, опасаясь, что будет больно. Но потом он подумал о чём-то и быстро соединил ноги вместе, посмеялся и взял чашку чая, чтобы утолить сильную жажду.

Внезапно Мяо Цзин Юнь уставился прямо, спесь в мгновение ока исчезла. Он без колебаний, со злобой схватил его одежду, лицо у него было злым, как у дьявола: — Что ты, подлец, делал наверху? Говори правду!

Его тон был очень угрожающим…

— Что делал? Неужели ты не слышал? — Цзюнь Мосе раздражённо сбросил его руку, и без капли страха сказал: — Я там хорошо повеселился с твоей любимой внучкой!

Мяо Цзин Юнь фыркнул, ослабил руку, внезапно прищурился и улыбнулся, а затем вдруг разразился смехом…

Мяо Дао, Мяо Цзянь сидели по сторонам, поэтому они не видели, что показал Цзюнь Мосе, и не понимали, над чем смеялся Правитель Дворца, они, остолбенев, смотрели на Мяо Цзин Юня. Они подмигивали друг другу: «В чём дело?»

Мяо Цзин Юнь громко хохотал минуты две, после чего похлопал Цзюня Мосе по плечу и сказал: — Вот так шутка! Вот те на! Ты раскрылся сегодня мне с другой стороны!

Хотя Цзюнь Мосе полностью осознавал, что старый хрыч всё заметил, он почесал голову и спросил: — Это… ты говоришь обо мне… или… о нём? Неужели это так потрясает?

— Кхэ-кхэ! — Мяо Цзин Юнь сделал глоток воды. Слышался сильный кашель, а он, указывая дрожащим пальцем на Цзюня Мосе, некоторое время ещё смеялся и кашлял, не в силах говорить. Потом выплюнул густую мокроту, откашлялся и сказал: — Я хочу сказать, что ты, паршивец… кхе-кхе… хоть немного стыдишься вообще? Снаружи никто не сказал тебе, но ты не должен…

— Я пытался сдержать себя, — вздохнул Цзюнь Мосе. Наконец-то он успел сделать глоток чая, смочить горло и беспомощно сказал: — Но одежду мне порезали, куда мне идти, чтобы найти другую? Наверху — покои вашей внучки, и там одежда только для девушек… Вы же не можете заставить меня надеть это!

— Ладно, ладно. Этот вопрос мы обсудим потом! Я хочу как следует с тобой поговорить! Ты не имеешь права пользоваться и приставать к девушкам нашей семьи Мяо

Мяо Цзин Юнь неожиданно замахал руками, будто что-то вспомнил, а вид у него стал необычайно серьёзным: — Ладно, пока забудем об этом. Сначала ты пойдёшь со мной в одно место, кое-кто хочет видеть тебя.

— Кто хочет меня видеть? — на этот раз Цзюнь Мосе был очень удивлён.

При статусе Мяо Цзин Юня всё-таки есть люди, которые раздают ему указания! Более того он ДОЛЖЕН привести его…

Тогда кто этот человек?

Цзюнь Мосе активно размышлял и сразу подумал об одном: «Неужели это… какой-нибудь предок семьи Мяо?»

Это предположение недалеко от истины!

Однако, предок какого именно поколения семьи Мяо хочет увидеться с ним? И по какому конкретно делу?

— Пойдём со мной, — Мяо Цзин Юнь вдруг подскочил, и Мяо Дао с Мяо Цзянь немедленно встали вслед за ним.

— Сначала дайте мне во что переодеться! — воскликнул Цзюнь Мосе.

— Можешь не переодеваться, — без тени сомнения ответил Мяо Цзин Юнь, а затем, похоже, подумал о чём-то, и сказал: — Здесь только мужчины. Представь, что мы в бане, какая разница?

Цзюнь Мосе недоумевал. Что он имел ввиду? Кажется, что «в бане» был только он один. Остальные-то были в одежде… так или иначе, не обнажены…

Под неоднократное ворчание Мяо Цзин Юня они вчетвером вышли из зала.

По дороге Мяо Дао приблизился к уху Цзюня Мосе и сказал: — Парень, хотя сегодня тебе и посчастливилось выкрутиться, не забывай, что ты не так давно выразил мне неуважение и унизил меня. Однажды я заставлю тебя пожалеть об этом!

— Через тысячу лет я, определённо, сам найду тебя, чтобы сразиться и решить сегодняшний конфликт! — спокойно посмотрел на него Цзюнь Мосе.

Мяо Дао чуть не задохнулся от гнева!

Через тысячу лет …

Вероятно, не понадобится тысяча лет. С поразительной скоростью развития обладателя непревзойдённой сущности, к этому времени он станет самым страшным существом на планете… А что касается него… даже если он будет ещё жив в это время, то, скорее всего, будет старым до безобразия…

Биться с ним через тысячу лет? Это мог сказать только чёртов герой!