Глава 1199. Ветер, появись!


«Что? Своими словами он непрозрачно намекает, что мы не совсем порядочные люди? Это неслабое заявление!»

Цзюнь Мосе вызвал волну общественного негодования… и через мгновение вся толпа оживилась, беспрерывно раздавались возмущенные возгласы.

— Это ты-то — хороших человек? Да, если бы таких людей, как ты, считали хорошими, значит мы — просто святые! — Гу Хань с неодобрением посмотрел на Цзюня Мосе, и, не сводя с него глаз, сквозь зубы произнёс: — Эй, ты, негодник, ты хоть знаешь, что значат эти два слова на самом деле?

— Моральные качества — это сложное и глубокое понятие, а мне не хочется болтать попусту с тобой, убивая время на долгие разъяснения, -Цзюнь Мосе отрицательно покачал головой, и всё также продолжая сидеть на своей кушетке, медленно упорхал в лагерь армии Тянь Фа.

— Я готов поспорить, ты ничего не знаешь о значении этих слов!» Гу Хань возмущенно прокричал ему вслед. Слюна разлетелась во все стороны от негодования. В сердитом настроении он вернулся к своей медитации!

Чтобы с уровня Шэнцзуна достигнуть уровня Шенцзюня третьей ступени ему понадобилось более тысячи лет, бесчисленное количество раз он подвергался смертельной опасности, неоднократно бывал на волосок от смерти!

А этот мелкий негодник ещё несколько дней назад был всего лишь мастером уровня Шэнцзун, а через несколько дней, когда он спал, с ним случился новый прорыв, и Гу Хань даже не смог определить его новый уровень сил. И это могло означать только одно: этот засранец теперь сильнее Гу Ханя!

Как можно овладеть таким лёгким и непринуждённым способом увеличения своих сил?

Гу Хань был чистосердечно потрясён, а ещё ему было очень обидно.

«Надо поспать, просто надо хорошенько отдохнуть, и тогда я обязательно успокоюсь… По крайней мере, как говорят, глаз не видит — душа не болит…»

Однако Шенцзюню Гу так и не удалось нормально выспаться!

Потому что ночь выдалась, как назло, неспокойной: сначала его одолевали колебания природной изначальной Ци, потом природная одухотворённая Ци пришла в настоящий хаос. Какой, к чёртовой матери, сон в таких условиях, не говоря уже об регулировки эмоционального состояния?

Но самым невероятным было то, что на рассвете, когда на небе только-только начала показываться утренняя молочная дымка, природное давления стало усиливаться с бешеной скоростью. Гу Хань, который был занят своей медитацией, даже подпрыгнул от неожиданности! Он испуганно посмотрел на небо, и его глаза чуть не лопнули.

Горя Тяньчжу была уничтожена, неужели теперь и небо рухнет на землю?

Откуда могло взяться такое неимоверное давление? Даже во время прорыва Шенцзюня не бывает такого ужасающего давления. Хотя вчера Мосе подвергся атаке бедственных ударов, навскидку он прорвался до четвёртой ступени, сейчас же амплитуда мощности этого давления превосходила бедственные удары почти в несколько десятков раз, что же, в конце концов, происходит?

«Почему в нашем мире творятся такие страшные вещи!»

Вдруг одна дикая мысль промелькнула в голове у Гу Ханя: «Неужто… к этому времени все люди трёх священных земель устремили свои испуганные взгляды на небо, которое постепенно заполоняли темные зловещие тучи…»

Бедственные облака!

Бессчётное множество бедственных облаков!

Всё небо было сплошь укутано чёрными облаками. Не было видно и маленького просвета чистого неба…

Громадные и кривые они без остановки громоздились друг на друга грозно, взирая на ничтожных людишек!

— Что происходит? — Гу Хань резко вскочил на ноги, и лихорадочно стал размахивать руками, громко крича: — Что, в конце концов, происходит?

То, чего он боялся большего всего в жизни, судя по всему, как раз и происходило в данный момент, так не вовремя! Старейшина Гу полностью утратил самообладание!

Однако это неудивительно! Ведь это просто нечто невероятное!

Чёрные тучи неустанно собирались воедино, их было настолько много, что, казалось, ещё немного, и они свалятся тебе на голову!

Даже Гу Хань, проживший три тысячи лет, видел нечто подобное впервые в своей жизни!

Бедственные удары… было заведено, что всегда это затрагивало лишь одного человека, до настоящего времени было очень мало случаев, когда бедственные удары одновременно истязали сразу двух людей, а, чтобы сразу большого количества людей, вообще практически никогда не встречалось!

А всё потому что несколько тысяч лет назад влиятельные люди прибегали к такому способу, чтобы обеспечить безопасное прохождение испытания бедственных ударов для своего ребёнка, они размещали в этом месте несколько мастеров, которые сдерживали напор от Ударов.

Но кто бы мог подумать, что бедственные удары даже всего лишь Почтенного мастера, при вмешательстве человека извне в этот процесс, станут только сильнее, а сдерживать их будет почти невозможно, и в итоге даже самый сильный могущественный мастер не сможет справиться с их неукротимой силой!

То, что творилось на небе в данный момент, очевидно, олицетворяло бедственные удары, принадлежащие как минимум нескольким сотням или даже тысячам человек…

Гу Хань был сильно потрясён, однако он не растерялся, и сразу же бросился присматривать более безопасное место, ведь удары были такими мощными и устрашающими, а значит зона их поражения должна быть немаленькой, если три священные земли ни за что подвергнутся этой опасности и пострадают, будет очень обидно.

Однако на высоте около пятнадцати метров от земли уже было тяжело дышать, небесный гнев не давал ступить и шагу!

Давление мощностью в несколько тысяч грозовых ударов, угнетало настолько, что даже мастер уровня Шенцзюнь не мог сделать прыжок!

Гу Хань был в настоящем ужасе!

Эти удары ещё не коснулись земли, а что будет тогда, когда они опустятся вниз? Не говоря уже о том, кто первым окажется под ударом, даже тем, кто будет в стороне едва ли удастся уцелеть!

Зрелище, действительно, не для слабонервных! А ведь в этом месте сосредоточены главные силы материка, лучшие из лучших, сильнейшие из сильнейших!

Если все они разом будут уничтожены этими кровожадными бедственными ударами, материк Суань ждет скорая гибель!

Гу Хань был в недоумении, он не знал, как ему действовать и что предпринять, он был не в состоянии проронить и слова, он тяжело вздыхал, а от аристократичной осанки не осталось и следа.

— Старейшина Гу, гляньте в ту сторону! — раздался голос Мо Вудао. Сидя на земле, он с трудом смог поднять свою руку, указывая туда, где располагался лагерь армии Тянь Фа.

Не стоит обращать внимание на то, что Гу Хань тяжело дышал и не мог держать спину ровной, ведь он был единственным человеком из всего состава трёх священных земель, кто хотя бы был в состоянии стоять на ногах под действием этого давления. Что до Мо Вудао, который был лишь Почтенным мастером, ни о какой осанке и речи быть не могло, он и так с большим трудом сидел! Если небесный гнев не свалил тебя с ног, значит ты обладаешь впечатляющим уровнем совершенствования!

Гу Хань повернулся, и увидел, что воины Тянь Фа расселись кругом, и с закрытыми глазами и серьёзными физиономиями сидят, словно в ожидании чего-то…

— Неужто всё это их рук дело? — Гу Хань замолчал в оцепенении. А потом яростно закричал: — Сволочи! Что вы устроили! Вам бы только шутить над людскими жизнями! Мы же тут, как на пороховой бочке, взлетим все вместе, вам неясно? Добиваетесь, чтобы кровавая драма, случившаяся несколько тысяч лет назад, снова повторилась?

— Эм, глядя на всё это, очевидно, все они сейчас прорываются! Но… как такое возможно? Ведь у кого-то высокий уровень сил, у кого-то низкий, как они могут прорываться одновременно? Неужто все они прорвались вчерашней ночью? — спросил Чнн Инсяо. Не сказать, чтобы он обладал высоким уровнем совершенствования, его лицо было почти приплюснуто к земле.

Небо внезапно потемнело, словно опять наступила ночь.

Небо бесновалось, тёмные тучи бродили туда-сюда, как дрожжи в бочке, вспышки молнии появлялись и исчезали одна за одной, стоял оглушительный грохот… У Гу Ханя волосы на голове встали дыбом, он был единственным, кто сохранил физическую активность, и обладал возможностью спастись бегством, но сейчас он был слишком шокирован. То, что он оберегал столь долгие годы, должно было вот-вот разрушиться, тому, во что он верил, несмотря ни на что, скоро придёт конец…

В это время в воздухе появился чей-то белый силуэт, он остановился на высоте тридцати метров над головами бойцов Тянь Фа, и неподвижно застыл в этом месте. Силуэт был абсолютно непоколебим.

В этот момент в воздухе не было ветра.

Картина была полностью статичной и молчаливой.

Кроме извивающихся зигзагов молнии, абсолютно отсутствовали какие-либо другие движения.

— Цзюнь Мосе! Он может двигаться? И даже летать? — Гу Хань попросту выпучил глаза, он ничего не понимал. Он, конечно, знал, что Мосе теперь сильнее его, но, чтобы настолько?

Неужто дальше будет какое-то продолжение?!

Цзюнь Мосе запрокинул голову, его тёмные волосы рассыпались в стороны, он без слов раскинул руки, словно обнимая воздух.

— Ветер, появись! — его голос прозвучал словно нараспев.

Уголки рта Гу Ханя растянулись.

Этот Цзюнь Мосе просто актёр… Настоящий актёр! «Ветер появись»? Серьёзно? Ты кем себя считаешь? Пророком? Скажешь «ветер появись», и тут же появится ветер? Ветер, твою мать! А потом может ты ещё скажешь «Дождь, появись»?

Однако в следующее мгновение, у Гу Ханя вылезли глаза на лоб. Потому что после того, как Мосе сказал эти слова, в небе среди туч действительно… появился ветер!

Настоящий ветер!

Небольшой ветерок, раздувавший волосы Цзюня Мосе, и подол его одежды.

Выражение лица Цзюня Мосе в этот миг можно описать только так: он был на седьмом небе от счастья.

— Ветер, на самом деле, появился… — Гу Хань полностью оцепенел.