Глава 1252. Понять воздаяние и помочь ближнему

А ведь это может отразиться на всей семье Гуан!

— Да? Тогда я хочу поздравить тебя, ведь ты, наконец, нашёл меня и можешь больше об этом не беспокоиться! — тело молодой девушки дрожало, но она продолжала упрямиться: — Когда-то Цзюнь Чжан Тиан уже перерезал всю мою семью, оставив в живых лишь меня. А сейчас ты, его внук, хочешь убить меня? Так сказать, избавиться от последующих жизненных осложнений?

— Нет! — громко закричал Гуан Цин Юэ и резко повернулся к Цзюню Мосе: -Господин Цзюнь… Умоляю! Пожалуйста, пощади её! Пощади Ю Эр! Она — мой самый любимый человек на земле! Если её не станет… Мне… Мне больше будет незачем жить!

Его тело дрожало, как и губы, а глаза излучали полное отчаяние. Он отчётливо увидел во взгляде Цзюня Мосе замысел убийства и закричал:

— Молодой господин Цзюнь, ты ведь возлюбленный моей старшей сестры! Неужели ты лишишь своего шурина счастья? Умоляю тебя…

Цзюнь Мосе был потрясён. Нужно отметить, что Гуан Цин Юэ сказал эти слова как раз вовремя.

Причина, по которой Цзюнь Мосе не мог смириться с Ю Эр, заключалась в том, что у этой девушки было слишком много отрицательных намерений в отношении семьи Цзюнь. Даже сейчас ненависть к семье Цзюнь в её взгляде нисколько не уменьшилась!

— Ю Эр, кто твой отец? Кто твой дедушка? Почему у тебя такая глубокая ненависть к семье Цзюнь? Я уверен, что мой дедушка не стал бы убивать невиновных. Если бы ты могла рассказать мне правду, то я бы помог тебе вернуть справедливость!

— медленно спросил Цзюнь Мосе и легонько вздохнул.

— Стала бы я понапрасну обвинять твоего деда? Мой дедушка — Чу Те Чен, был генералом империи Да Янь! Во время становления Таньсян твой дед, Цзюнь Чжан Тиан повёл свои войска против империи Да Янь, и мой дед, потерпев поражение, был жестоко убит его рукой! — Ю Эр посмотрела на Мосе глазами полными слёз: — Империя Да Янь пала, а мой отец — Чу Чан Фэн, взяв всю свою семью, посвятил себя службе Юй Тану. А в войне с Чжань By Хи все солдаты, воевавшие за империю Юй Тан, были убиты! Дедушка и отец погибли, и семья Чу осталась без какой-либо опоры. За одну ночь весь наш род был порабощён семьей Юй Тан. Я же бежала в Тяньсян ради мести! Во всех несчастьях моей семьи виновна лишь семья Цзюнь! Весь твой дом — это кровожадные палачи!

Цзюнь Мосе холодно усмехнулся: — Мой дед действительно потерял рассудок и сотворил такой ужас! Твоя так называемая ненависть — это смерть твоего отца и дедушки на поле боя, ты просто решила свалить все несчастья своей семьи на мою?! Ведь юная леди именно это имеет в виду, верно? Судя по твоим словам, если бы мой дед и отец в то время не одержали победу, то оказали бы твоей семье великую милость, не так ли? Разве семья Цзюнь не была бы уничтожена, потерпи мой дед поражение?!

Ю Эр вдруг оцепенела. Из-за поражения своей семьи ей с самого детства приходилось много скитаться и выносить немало трудностей. Она уже давно свалила все свои несчастья на семью Цзюнь, считая её главным виновником своей несчастной судьбы, и никогда не смотрела на всю ситуацию с другой стороны. Но услышав сегодняшние вопросы Мосе, Ю Эр просто не знала, как на них реагировать!

Цзюнь Мосе добавил: — Ха-ха… Твой ненавистный тон действительно очень мощный, но судя из твоих слов, получается, что у моей семьи Цзюнь куча врагов по всему миру? Наши предки поколениями сражались и умирали на поле боя! Если бы семьи всех погибших захотели отомстить… То у крошечной семьи Цзюнь просто бы не хватило голов, чтобы рассчитаться со всей этой местью! Как же смешно! После сегодняшней битвы на одну пару окровавленных рук станет больше — сегодня я убил невероятно огромное количество Чужаков, около сотни тысяч, не меньше! Наверняка, и они хотят мне отомстить, ведь я по сути разрушил их грандиозные планы по вторжению на материк Суань!

Цзюнь Мосе прежде и сам не знал, что скрывалось за так называемой лютой ненавистью Ю Эр. Может, для неё всё было действительно невыносимо, однако для Цзюня Мосе всё казалось довольно смехотворным.

Это действительно смешно!

Долг любого солдата — защищать свою родину, и смерть на поле боя должна быть последней и лучшей целью любого воина. Если бы семья каждого погибшего генерала отправлялась на поиски враждующих военачальников, то в мире начался бы дичайший хаос… Между воинами никогда не было никакой вражды!

У них просто на просто разные точки зрения!

Только и всего!

Гуан Цин Юэ крепко схватил Ю Эр за руку и начал нервно что-то объяснять: -Цзюнь Мосе… Зять, послушай меня, всё это время я уговаривал её… Ю Эр уже оставила часть своей ненависти! Зять, прошу, поверь мне, пока Ю Эр со мной, она никогда не навредит семье Цзюнь!

Гуан Цин Юэ очень нервничал и продолжал без умолку называть Мосе своим зятем.

Будучи схваченной за руку, Ю Эр всё ещё выглядела слегка недовольной, однако она больше не сопротивлялась. Цзюнь Мосе донёс до неё свои мысли довольно ясно.

— Ты обещаешь?Ты можешь мне это гарантировать?! Если я уж решился рубить под корень, то, как я могу не убить её? — с серьёзным видом спросил Мосе. Однако, когда он произносил эти слова, на его душе уже полностью отсутствовало намерение убийства. Ненависть Юэ Эр, казалось, была невыносимой, но на самом деле, это было просто сложенное мнение маленькой девочки.

Мысль о гибели семьи Чу до сих пор помогала ей оставаться в живых.

«Если рухнет эта вера маленькой девочки, боюсь, вместе с ней рухнет и Ю Эр».

Главная причина, по которой Цзюнь Мосе не стал её убивать, заключается вовсе не в том, что Ю Эр является женщиной его шурина… И не в том, что он хотел выразить ему своё уважение… На самом деле всё гораздо проще — Мосе не стал убивать Ю Эр, потому что она была слишком слаба… слишком…

На данный момент её силы даже не достигли уровня Золотой Суань. Даже если самый слабый член семьи Цзюнь будет неподвижно стоять напротив Ю Эр, то она скорее умрет от изнеможения, чем сможет срубить с него хотя бы один волосок.

Коварные хитросплетениями действительно можно одолеть мастера, однако и тут имеется свой предел. Против супер сильного мастера любая махинация выйдет не больше обычной шутки.

Цзюнь Мосе всегда был довольно реалистичным малым: в настоящее время семья Цзюнь обладает статусом могущественной силы, и девчонка вроде Ю Эр для молодого мастера не лучше мелкого муравьишки, он вообще не обращает на неё никакого внимания.

— Если ты действительно собираешься её убить, то лучше убей меня! — стиснув зубы, сказал Гуан Цин Юэ: — Если же не можешь убить меня вместо неё, тогда убей нас обоих, чтобы мы смогли отправиться в Загробный мир вместе!

Закончив говорить, Гуан Цин Юэ прикусил губу до крови. Однако он не стал её вытирать и, не сводя глаз с Цзюня Мосе, опустился на колени!

— Цин Юэ! — воскликнула Ю Эр, и опечаленно посмотрела на него. Она не могла произнести ни слова.

Именно этот человек преследовал её по пятам и никогда не менялся. Он не изменял своего первоначального намерения. Этот дурак делал всё возможное, чтобы угодить ей, хоть она и относилась к нему с полным пренебрежением.

Чтобы отомстить семье Цзюнь, Ю Эр намеренно сблизилась с Цин Юэ и использовала его, но тот даже ничего не подозревал. Получив необходимую для себя информацию, она молча покинула Тяньсян, но Цин Юэ ничего не сказал. Позже, снова увидев Ю Эр в Тяньсян, он был по-прежнему ослеплён любовью к этой девушке.

После того, как её замыслы были раскрыты Цзюнем Мосе, Ю Эр была вынуждена бежать из города Тяньсян, однако с такими могущественными силами семьи Цзюнь в мире не было места, где бы она смогла надёжно укрыться. Именно в этот момент в жизни Ю Эр снова появился Гуан Цин Юэ, который был готов противостоять собственному роду, чтобы защитить её. Впоследствии он не раз был избит собственным отцом, но все равно ни о чём не сожалел.

И сегодня, опять же ради неё, этот парнишка встал перед сильнейшим врагом с непреодолимой силой, отбросил в сторону собственное мужское достоинство, лишь бы заступиться за возлюбленную. Он был готов отдать свою жизнь в обмен на прощение Ю Эр. В противном случае Цин Юэ был готов умереть вслед за своей любовью!

Сколько мужчин на этом свете имеют настолько чистое сердце?

«Почему мне всё время чего-то не достаточно? Почему я раньше никогда не замечала такую искренность?! Неужели я действительно слепа?»

В этот момент, покрытое пылью сердце Ю Эр было разбужено одержимой страстью Цин Юэ.

Гуан Донл тяжело вздохнул, и, слегка заикаясь, сказал: — Молодой мастер

Цзюнь… Мы действительно виноваты перед семьей Цзюнь… Цин Юэ так одержим своей любовью… Я просто не мог ничего поделать… Сейчас лучше ненадолго отложить этот вопрос, мы всё-таки прибыли сюда, чтобы оказать поддержку союзной армии. Если нам удастся ещё раз встретиться, то мы хорошенько всё объясним, а если уж не увидимся, то, значит, все члены нашей семьи пали героями на поле боя…

Гуан Цин Бо бросил взгляд на своего отца, который так переживал за своего одержимого любовью сыночка — его взгляд был презрительным… Цзюнь Мосе слегка кивнул головой и сказал:

— Цин Юэ, ты действительно хочешь умереть за неё? Хорошо, раз уж ты сам открыл рот, то я пощажу её, взамен на твою жизнь. Мне будет достаточно одной жизни, неважно, её или же твоя — сойдёт любая!

В одно мгновение все вокруг переменились в лицах и стали про себя гневно ругать Мосе за такую бесчеловечность.

Но Гуан Цин Юэ вдруг вскочил и радостно воскликнул: — Это правда?

— Слова человека — это вера! Я, Цзюнь Мосе, никогда не шучу о таких вещах, -спокойно сказал Цзюнь Мосе. Посмотрев на Цин Юэ, можно суверенностью сказать, что любовь уже просочилась уже даже в его костный мозг…