Глава 483. Сражение с Мэй Сюэ Янь!

Атаки Мэй Сюэ Янь были очень жестокими. Но они не были смертельными для Цзюнь Мосе в любом случае. Эти атаки в лучшем случае покалечили бы его, даже если бы они попали в цель. Кроме того, её атаки обеспечили ему большую свободу действий. Тем не менее каждая из атак Цзюнь Мосе была фатальной!

Жертва стала охотником в доли секунды. Мэй Сюэ Янь уже дважды едва не отправилась к вратам Ада. Фактически она была вынуждена активировать свою Суань Ци, так как она была ошеломлена остротой атак Цзюнь Мосе.

«Я не ожидала, что этот, казалось бы, похожий на смазливого сопляка мальчик будет использовать смертельно опасные даже для меня атаки, хотя мои удары не были предназначены, чтобы убить его!»

— Мы в одной лодке! Но ты не получишь другой возможности! – Цзюнь Мосе слабо улыбнулся и закашлялся. Он совершил ошибку минуту назад. И эта ошибка заставила его почувствовать страх в своём сердце. В конце концов, он уже три или четыре раза мог остаться калекой на всю жизнь.

«Я был бы обречён лежать здесь вечно, если бы проявил к ней снисхождение. Она искалечила бы мои ноги и вырвала бы мои глаза. Мне пришлось бы прожить остаток жизни во тьме!»

«Эта красивая женщина очень опасна!»

— Я тоже не собираюсь тебя отпускать! Но давай не будем использовать нашу Суань Ци. Давай сражаться честно, чтобы увидеть, кто выйдет победителем! – Мэй Сюэ Янь фыркнула и потянулась, пользуясь секундной заминкой. Она была известна своей ловкостью ещё до того, как стала Королём Зверей. На самом деле её скорость и ловкость была единственной в своём роде, даже среди миллионов зверей Суань в лесу.

Однако она оказалась в невыгодном положении, когда обменялась ударами с этим отродьем. Фактически она была вынуждена использовать свою мощную Сюань Ци, чтобы стряхнуть его. Это было невообразимо для нее. И это было также очень унизительно…

«Я должна очистить свою честь!»

«Назад пути нет!»

Это уже не было сражением от гнева, это было сражение чести!

Цзюнь Мосе не мог позволить себе быть добрым или милосердным перед своим чрезвычайно сильным врагом. Он слегка усмехнулся, когда выражение его глаз стало ледяным. Он был спокоен, как снег, и молчал, как ледник. Мальчик начал действовать, как только тело Мэй Сюэ Янь показало малейший намёк на движение.

Длинные и чёрные, как смоль, волосы молодого господина внезапно распростёрлись позади него, и он с силой устремился вперёд. Взвыл ветер, но порыв даже не успел утихнуть, когда две фигуры вновь сошлись в ближнем бою.

Эти два человека настолько тесно перепутались, что казались неразлучными. Их фигуры, казалось, образуют одно белое изображение. Никто не смог бы сосчитать, сколько ударов каждый из этих двух людей произвёл в течение доли секунды.

Этот вид рукопашного боя на четверть был продиктован рефлексами и ловкостью человека. Однако борьба между этими двумя больше не могла считаться борьбой не на жизнь, а на смерть. Вместо этого, этот рукопашный бой являлся для них единственным средством, чтобы выразить свой гнев.

Мэй Сюэ Янь была мрачной, очень мрачной. Она была так мрачна, потому что Цзюнь Мосе осмелился угрожать ей. Более того, он был всего лишь незначительным человеком, который не достиг даже Суань Духа. Её не очень волновала сама угроза. Дело в том, что Цзюнь Мосе не на что было положиться… кроме тех таблеток из Священного плода. Очевидно, он не сказал ей этого, но она всё равно знала.

Поэтому Мэй Сюэ Янь почувствовала, что понесла потерю. Более того, эта потеря не могла быть восполнена. И это только сделало её ещё угрюмее…

Но не имело значения, как мрачно она себя чувствовала по этому поводу. В конце концов, она была вынуждена подчиниться этой угрозе, так как у неё не было выбора.

И как мог Цзюнь Мосе не чувствовать себя мрачным? Он был таким же мрачным. На самом деле он чувствовал себя очень угрюмо. Цзюнь Мосе привык иметь преимущество. Он привык иметь превосходство над другими. Он возился с Великими Мастерами, даже когда его сила была слаба. С его ладони разве что только не кормились Короли Зверей Тянь Фа. Как мог кто-то столь выдающийся принять чужие угрозы и подчиниться им?

Однако у него не было выбора, кроме как выйти после того, как Мэй Сюэ Янь озвучила свою угрозу. Он не мог игнорировать эту угрозу, он не мог перестать думать о ней. Это потому, что эта угроза была направлена против двух его ближайших родственников. Он знал только этих двух родственников в своей жизни. Это были два человека, о которых он заботился больше всего. Молодой господин не смог заменить этих двоих никем…

Разумеется, он почувствовал себя не в своей тарелке после её угрозы. Поэтому он был чрезвычайно мрачен и зол.

Но не имело значения, насколько мрачно он себя чувствовал. В конце концов, он был вынужден подчиниться этой угрозе, так как у него не было выбора.

Настроение этих двух запутавшихся бойцов было довольно схожим, несмотря на разницу в их причинах. И оба они старались изо всех сил, чтобы победить другого, и ни один из них не был готов принять поражение. На самом деле каждый из них был готов получить нехилые побои, но не был готов отказаться от избиения другого.

Любая другая пара бойцов уже бы улыбнулась и сказала, что хватит. Тем не менее эти двое никак не были готовы принять поражение. Оба они уже успели отхватить своё, и были потрёпаны одинаково. Но оба всё ещё верили, что могут победить.

В конце концов, они хотели увидеть, кто упадёт первым, а кто посмеётся в конце.

Более того, эти двое были обязаны сотрудничать из-за Священного плода Тянь Фа, и из-за вопроса Тянь Фа со святыми землями. Но исход этой битвы определит относительное положение этих двух людей. И он также решит, какой вес будут иметь их слова.

Поэтому они оба использовали свои самые сильные уникальные навыки в этом рукопашном бою.

У Цзюнь Мосе был обычай – он всегда прилагал все свои усилия; неважно, насколько слабым был враг. Он всегда хотел, чтобы его первый шаг был таким, что ему не нужно было бы делать второй — так же, как лев выкладывается по полной, даже когда охотится на кролика. Ведь умение убивать врага было лучшим способом защитить себя. Он всегда практиковал это золотое правило. На самом деле это был величайший опыт короля ассасинов.

Тем не менее Мэй Сюэ Янь была очень тактичной. И её такт позволял ей отражать атаки Цзюнь Мосе. Фактически Мэй Сюэ Янь даже сумела бы контратаковать между ударами, если бы Цзюнь Мосе атаковал чуть реже. Но она всё равно находила долю секунды, чтобы дать противнику по чайнику, который он называл головой. Следовательно, их борьба продолжала становиться всё более интенсивной…

Скорость этих двух фигур становилась всё выше, как будто два торнадо скручивались вместе. Уже было неясно, кто есть кто. Королева Змей скрытно вернулась обратно, услышав шум. Однако эта сцена оставила её ошеломлённой.

«Существует много видов зверей Суань в лесу Тянь Фа. На самом деле он полон странных вещей. Но никто никогда не мог соответствовать ловкости старшей сестры! Даже знаменитый Высокий Журавль и я не смогли успеть за движениями старшей сестры, несмотря на то, что объединились против неё! А этот ребёнок – всего лишь человек! Но он каким-то дьявольским образом успевает за ней! И не только успевает – некоторые из его атак даже толкают её назад! Как это может быть возможно?»

«Он… кто он такой?»

Мэй Сюэ Янь становилась всё мрачнее. Но этот мрак отличался от того, что она чувствовала некоторое время назад:

«Этот мальчишка очень свирепый! Каждое движение и каждая позиция этого отродья фатальны. Более того его атаки никогда не бьют туда, куда они изначально направлены! Неважно, насколько хорошо я уклоняюсь. И неважно, насколько острыми становятся мои контратаки… этот сопляк всегда знает то место, которое наиболее уязвимо для ожесточённой контратаки заранее!»

Однако то, что заставляло её мрачнеть – это то, что ему было всё равно, что его противник – женщина; и к тому же очень красивая женщина! Кроме того, ему было полностью наплевать, куда он атакует. Ему было всё равно, бил ли он её в грудь, живот, глаза или горло. Он был готов атаковать в любое место, которое его противник оставил «без присмотра»…

Его движения были жестокими и хитрыми. Он атаковал важные суставы тела, если не пытался нанести смертельный удар. Мэй Сюэ Янь знала, что даже Великий Мастер почувствует сильную боль, если он не будет осторожен и будет поражён его атакой.

«Даже я не буду исключением!»

«Как он может быть таким опытным?» – Мэй Сюэ Янь поняла одну вещь, сражаясь с Цзюнь Мосе – каждое его движение имело только одну цель. И его целью было убийство — убийство своего врага.

Люди, возможно, никогда не любили зверей Суань. Однако такая степень ярости не встречалась ей.

Но Цзюнь Мосе показывал её прямо сейчас!

Мэй Сюэ Янь была уверена, что её врожденная ловкость была намного больше, чем у Цзюнь Мосе. Но боевой стиль Цзюнь Мосе был довольно нечестным с самого начала. Он спокойно использовал подлые трюки в дополнение к своей злобе. Таким образом, это сражение становилось немного трудным для неё.

Он нападал на неё, защищая свои жизненно важные точки. Он был словно ёж; она не могла выбрать место, чтобы ударить его. Его атака и защита были очень плавно скоординированы. На самом деле, казалось, что он мог видеть, где появляются дыры в его защите, когда он начинал любую атаку, и поэтому исправлял их заранее. Он был уверен в безопасности своей атаки, прежде чем начинал её. Поэтому любая такая «дыра» в защите являлась на самом деле ловушкой. Даже можно было сказать, что это являлось смертельной ловушкой!

Это была ужасающая тактика!

Мэй Сюэ Янь столкнулась с бесчисленными врагами на протяжении своей жизни. Но она никогда не видела такого свирепого человека. Он был предельно ясен в своих преимуществах и еще яснее в своих слабостях. Но он атаковал с яростью берсерка, как только видел хоть малейшую брешь в обороне противника…

«Этот парень – монстр!»

«Я могу ударить его дважды. Но я не ударю ни по одной из его важных частей тела… Ну я, по крайней мере, не смогу поразить части, которые причинили бы ему серьёзный ущерб. Тем не менее он легко сможет ударить меня в то время, когда я ударю его дважды. И его удары, безусловно, нанесут мне очень большой урон…»

«Ему будет наплевать, если я ударю его дважды. Он сможет выдержать это. Но его ответные атаки будут фатальными для меня!»

«Я, очевидно, могла бы раздавить всё его тело, если бы я ударила его даже по пальцам ног, если бы я использовала свою полную силу. На самом деле, это не имело бы значения, даже если бы он использовал всю свою силу для защиты. Но я сказала, что мы не должны использовать нашу Суань Ци в этой борьбе. И не говорите мне, что кто-то моего статуса должен будет забыть своё слово в бою против этого отродья?»

Мэй Сюэ Янь не знала, что это было очень неприятно и для молодого мастера Цзюнь.

Цзюнь Мосе просто волком выл внутри:

«Эта женщина чересчур сильна! И не только телом! Она жёсткая – и умственно, и физически. Её ловкость ужасает. Как будто она рыба, которую обмакнули в масло – она такая скользкая, что не остаётся в моих руках. Как мне вообще ударить её?»

Внезапно, озарение случилось в разуме Цзюнь Мосе прямо посреди боя. Он крикнул:

— Так это ты была тем, кто строил мне козни на протяжении всего путешествия из Южного Небесного города?

Холодное и красивое лицо Мэй Сюэ Янь не изменилось. Она лишь воспользовалась этой возможностью для нанесения ударов. На него обрушились девятнадцать ударов кулаками, тридцать четыре – ладонями, тринадцать ударов локтя и тридцать пинков. Она даже издевательски крикнула:

— Ты только теперь это понял? Ты действительно тормоз! Тебе понравилось путешествие, не правда ли? Это было незабываемо?

Выражение лица Цзюнь Мосе стало спокойным, но в его глазах вспыхнул тёмный свет…