Глава 840. Четыре наследника. Музыкальное представление

– Бережёного бог бережет. Это дело особой важности. Нужно быть предельно осторожными, дабы не заработать ещё больше проблем. Более того, исходя из доклада, можно сказать, что в этот раз сила прибывшего отряда семьи Донфанг непредсказуема и даже загадочна. Если отправить кого-нибудь другого, можно привлечь внимание и запороть всё дело, – лицо Чен Цинтяня было спокойным, а глаза ярко светились.

Хотя Чен Цинюнь был всё ещё несколько озадачен, он не осмелился сказать больше и просто повернулся, отдав соответствующие распоряжения.

Чен Цинтянь смотрел на уходящего из зала третьего брата. Его лицо не выражало не единой эмоции, однако в душе его захлёстывало волнами разных чувств. Он про себя подумал:

«Братец, эх, мой братец, это дело важно не только из-за уничтожения семьи Донфанг. Мы делаем это ради мести господина Мо Вудао из Неуловимого Мира Бессмертных.

Предок Чен Чун покинул нас, теперь нашей семье совершенно не на кого положиться. Нас могут подавить другие вассальные семьи. А теперь Дворец небожителей предоставляет нам такое важное задание. Можно сказать, что нам дали второй шанс на спасение своей семьи Чен. Мы должны любой ценой закончить эту миссию, иначе, боюсь, нашему роду придет конец».

Размышляя об этом, Чен Цинтянь испытывал и радость, и печаль в своём сердце. Если подумать, три Священные земли впервые поставили перед семьёй Чен столь важную задачу. Если они сумели бы выполнить всё безукоризненно и точно, удовлетворив желания самого Мо Вудао, тогда их вознаградили бы за это сполна.

Таким образом, несмотря на то, что семья Чен лишилась своего предка Чен Чуна, у них появилась новая поддержка в лице Неуловимого Мира Бессмертных, и их сила вышла на другой уровень.

Если у них ничего бы не вышло, то их ждала бы не только месть со стороны семьи Донфанг, но и гонения других вассальных семей трёх Священных земель, что определённо привело бы к падению рода Чен. Даже их союзная семья Чжань могла остаться в стороне. В общем, если возникло бы нечто нехорошее, семья Чен могла быть стёрта с лица земли.

От таких дурных мыслей у Чен Цинтяня по спине пробежали мурашки.

Таким образом, это была отличная возможность для семьи Чен, расправиться с семьёй Донфанг. Однако это также был и самый острый клинок, который мог отрубить всем им головы в случае провала. Чен Цинтянь ни в коем случае не допустил бы никакой промашки. Не важно, какой ценой, нужно было лишь успешно закончить миссию.

Поэтому в этот раз он всё так тщательно разузнал и отправил на разведку своего старшего сына – Чен Чена.

На материке Суань постоянно появлялись разные выдающиеся таланты, но самые известные восходящие светила этого мира были четырьмя потомками влиятельных родов, больше известных как «четыре наследника».

Хотя эти четверо и были хороши в мастерстве Суань, но не настолько, чтобы считаться непревзойдёнными мастерами, а что касалось их сообразительности, тут нельзя было так просто решишь. Трудно сказать, что у них там творилось с уровнем интеллекта.

Скромный джентльмен, мягкий словно яшма. Наследник белого нефрита – Ю Чаофань.

Проворный малый, беззаботный словно ветер. Вольготный наследник – Ли Юран.

Зелёный как бамбук, смотрящий на горизонт. Наследник края света – Ю Тянья.

Неуловимый звук, убитый горем наследник – Чен Чен.

Чен Чен являлся самым талантливым из всех четырёх наследников.

Он всегда выделялся и был выдающимся талантом семьи Чен за последние пятьсот лет. Чен Чен заметно отличался от остальных трёх наследников, как белая ворона. А всё потому, что его навыки в совершенствовании просто потрясали. Будучи таким молодым, он уже достиг Суань неба. А ему ведь было только двадцать шесть лет.

Если судить по его навыкам совершенствования, можно было сказать, что у них с Байли Лу Юнем была абсолютно одинаковая база. Если бы Лу Юн не встретил Мосе, то их навыки были бы примерно одного уровня.

Чен Чен, известный как второй одарённый талант семьи Чен, после их предка – Чен Чуна.

Этот парень также обладал сильным литературным талантом, глубоким умом и хорошим темпераментом. Был известен в народе как «три таланта»: это – пианино и два вида флейт. Его музыка опьяняла, заставляя позабыть обо всём на свете. Пусть мир тот был огромен, но не нашлось бы ни одного человека, способного по-настоящему понять и оценить музыку Чен Чена. Так что, у него было ещё одно прозвище: «ненавистник знатоков музыки».

Как только этот парень проявлял свои таланты, он делал это слишком круто, не щадя никого вокруг. Вот как обычно об этом в народе говорили: «Убитый горем наследник так ненавидит знатоков музыки, что концовки его произведений ломают людские души».

Даже семья Чжань согласилась с тем, что если Чен Чен продолжил бы развиваться в таком же темпе, то стал бы последователем Чен Чуна. Возможно, он мог достигнуть уровня не просто Достопочтенного мастера, а самого шенвана.

Это как раз таки и была основная причина того, почему семья Чжань старалась поддерживать дружеские отношения с семьёй Чен.

Кроме того, Чен Чен и младшая дочь семьи Чжань – Чжань Менде, которая славилась своей красотой и талантами, заключили кровный договор: «Если расправа с семьёй Донфанг пройдёт успешно, тогда семья Чен официально примет в свою семью Чжань Менде и посадит её с Чен Ченом на одну колесницу».

Чен Цинтянь решил сразу же использовать свой единственный козырь в виде Чен Чена для этого задания. Ведь всё приняло чрезвычайно опасный поворот.

– Пусть четверо придворных находятся рядом с наследником, обеспечивая его личную безопасность, – Чен Цинцянь немного замешкал, но, всё же, принял такое решение.

Чен Чен – единственная надежда семьи Чен на светлое будущее.

– Раз уж Чен Чен самолично отправится на это задание, то два старика решили тайком понаблюдать за ним. Нам уж очень интересно посмотреть на восходящую звезду семьи Донфанг, на этого чернолицего мальчишку. А заодно и глянуть на эту загадочную свирепую свиту в двадцать человек. Хе-хе, – старик в белом одеянии погладил свою седую бороду и улыбнулся. На слове «свирепую» старик нарочно сделал пренебрежительный акцент, демонстрируя чувство насмешки.

– Спасибо за вашу заботу старик Ли, – Чен Цинтянь был в восторге. С этими двумя людьми безопасность Чен Чена была просто неоспоримой.

Город Цзюйхуа.

Постоялый двор Цзинцзюй.

Цзюнь Мосе вместе со своим отрядом решили обосноваться там. Донфанг Вэн Цин, кинув кусок золота, выкупил сразу весь постоялый двор.

Такое поведение дядюшки Донфанг немного озадачило Мосе. Ведь наёмники – это бесшумные убийцы, и чем тише они себя вели, тем же им и лучше. Так почему дядя действовал с точностью наоборот, хм?

На вопрос Мосе Донфанг Вэн Цин улыбнулся и сказал:

– Город Цзюйхуа является домом семьи Чен, и её мощь уже проникла во все отрасли. Думаю, что они знали о нашем приходе. Причём, еще когда мы были за несколько миль отсюда. Семья Чен знает о каждом нашем шаге, так что, чем тише мы будем действовать, тем больше смеха вызовем. Лучше сделать всё как есть, без лишней суеты.

Цзюнь Мосе не удержался от смеха и сказал:

– В таком случае, я хочу прогуляться и посмотреть, какие развлекаловки есть в этом городишке.

Донфанг Вэн Цин некоторое время смотрел на племянника, а затем сказал:

– По-видимому, ты уже знаешь, что к чему, так что иди себе, куда хочешь. Однако будь осторожен и не вздумай раскрывать свою силу. Нам ни к чему лишние хлопоты.

Он понимал, что ключ к этой миссии заключался в Мосе. Именно поэтому старуха Донфанг приставила к нему этого мальчишку.

На протяжении всего пути их отряд нисколько не скрывал себя, так что личность Цзюнь Мосе вызывала очень много вопросов. Скорее всего, семья Чен уже обо всём узнала и пошла на всё, чтобы раскопать всю подноготную на Мосе.

Поэтому молодому мастеру Цзюнь не нужно было скрываться. Лучше всего было просто обратить планы врага против него самого. Да и Донфанг Вэн Цин был уверен, что у этого засранца уже давно имелся свой собственный план про запас. Беспокоиться было не о чем.

Цзюнь Мосе улыбнулся и без какого-либо сопровождения отправился восвояси.

– Разве вы не собираетесь догнать его? Если что случится, как быть? – хотя Донфанг Вэн Цин доверял Мосе, но, всё же, испугался, увидев, с какой беззаботностью ушёл этот балбес.

– Дядя Донфанг, успокойтесь, со способностями нашего Мосе ему не страшна даже армия шенванов и шенхуанов. Цель данной миссии – семья Чен, а это, как мы все знаем, шуты гороховые, с них и взять нечего. У Мосе определённо есть какой-то план, зачем бы ему уничтожать семью Чен, если это можем сделать мы, – один из бойцов Небесного отряда Пожирателей Душ улыбнулся.

– Эм, – Донфанг Вэн Цин от таких чванных речей аж поперхнулся. «Это что ещё за безумие, за кого они принимают своего хозяина? Ему не страшна даже армия шенванов и шенхуанов? Ей богу, прям, легендарная личность получается. Чего они этого балбеса так расхваливают, словно это сам небесный пророк?»

После таких слов Донфанг Вэн Цин не стал задавать лишних вопросов. С помрачневшим лицом он вернулся в свою комнату для медитации, стараясь топать по лестнице как можно громче.

Выйдя на улицу, глядя на Цзинцзюй, Мосе нарочно немного постоял у выхода постоялого двора, а затем, слегка пошатываясь, распахнул свою верхнюю одежду и направился в сторону восходящего солнца. Он шёл с очень важным видом, занимая собой практически целую улицу.

Казалось, что даже самые заносчивые хулиганы себе такого не позволяли.

По его детективным показателям, со стороны постоялого двора, включая дорогу, по которой он шёл, по крайней мере дюжина людей изо всех сил бежала в разные стороны. Очевидно, они спешили со своими докладами.

– Служебные обязанности, ничего не поделаешь, – молодой мастер продолжал идти вперёд, расталкивая всех вокруг: глаза разные, рот кривой – вся морда наперекос: – Эти люди наверняка побежали сообщать своим придворным дамам, какой привлекательный джентльмен явился в их город.

Раздался звук «хрр-тьфу» – это Цзюнь Мосе так смачно харкнул в сторону. А затем своей развалистой походкой продолжил свой путь.

Некоторое время спустя он услышал чей-то крик:

– Поторопитесь, сегодня наследник Чен проведёт музыкальное представление в башне Таньгуань. Если вы опоздаете, мест не будет. Это редчайшее событие за последние несколько лет!

В тот же миг раздались шумные возгласы, и толпы людей с криками куда-то побежали.

Какое-то время улицы были переполнены.

– Музыкальное представление? Это в честь моего прихода, что ли? Да ещё и сам наследник Чен всё организовал? – Цзюнь Мосе фыркнул, протянул руку и схватил парня, который в этот момент пролетал мимо него. Он спросил:

– Где находится башня Таньгуань?

Человек попытался применить силу, но так и не сумел вырваться на свободу. Он только почувствовал, будто его руку приковали железным обручем: мышцы просто разрывало от боли. Он еле-еле провопил:

– Даже не знаешь, где эта башня находится? Обязательно меня спрашивать?

– Эй. Если бы я знал, разве стал бы к тебе обращаться? – гневно ответил молодой мастер Цзюнь: – Ты так невнятно говоришь, будто слова исходят из глубины твоей жопы.