Глава 848. Безумный бой

– В городе Цзюйхуа появился таинственный мастер, и сила его просто поражала. Лишь одним ударом он смог победить двух Почтенных мастеров. И на тот момент он всё ещё находится в пределах этого города.

Это, несомненно, было похоже на какую-то мишень. И она маячила прямо перед глазами.

Если бы понадобилось пробить брешь, следовало начать именно оттуда.

Таким образом, три Священные земли придали этому вопросу первостепенное значение.

После тщательного обсуждения они единодушно пришли к выводу, что неизвестный мастер не использовал в своём ударе силу Тяньди. Такое невозможно было сделать даже Почтенному четвёртого ранга.

Затем, исходя из этого, делался вывод, что этот человек должен был обладать хотя бы уровнем Достопочтенного. Кроме того, сообщили, что в город прибыл целый отряд в двадцать три или двадцать четыре человека. И все они были превосходными мастерами. В таком случае, нетрудно было догадаться, что среди них был, как минимум, хотя бы один Достопочтенный мастер.

Если бы этот паренёк пришёл в одиночку, разве он осмелился бы пойти против трёх Священных земель? Да ещё и так открыто и провокационно.

Против этого мастера стоило действовать очень осторожно.

Это была уже не просто месть, на кону стояло восстановление чести трёх Священных земель.

Им необходимо было утвердить свой авторитет.

Долгое время три Священные земли не посещали материк Суань, и, по-видимому, современные люди не знали ужаса и могущества трёх Священных земель, раз решили подвергнуть себя такой опасности и пошли на рожон.

Поэтому Мо Вудао попросил помощи у Дворца шенхуанов, после чего некоторые из них пришли в полное бешенство и сказали:

— Кто бы это ни был и какой силой не обладал, его необходимо уничтожить как можно скорее.

Чтобы побыстрее разрешить эту проблему, каждая их трёх земель отправила со своей стороны по одному шенхуану, три Достопочтенных мастера и шесть Почтенных. В общей сложности получилось тридцать высококлассных бойцов, которые глубокой ночью помчались в сторону города Цзюйхуа. Во что бы то ни стало, необходимо было устранить все проблемы одним ударом.

Более того, предстояло восстановить авторитет трёх Священных земель.

Причина, по которой три Священные земли отправили такую огромнейшую силу, состояла вот в чём: если вспомнить всех достойных соперников, то Мэй Сюэ Янь сыскала свою смерть ещё в битве с Достопочтенными из Иллюзорного Моря Крови. Цзюнь мосе пал от руки Чжань Мубая, прихватив вместе с собой Королеву змей.

Так что эта сила определённо прибыла из леса Тянь Фа, чтобы свести свои личные счёты. В этом мире больше не было никого, способного на такие деяния. Скорее всего, это восстали из пепла остатки старшего поколения Тянь Фа во главе с таинственным учителем Цзюнь Мосе, которые пришли отомстить.

Видимо, город Цзюйхуа стал ловушкой не для семьи Донфанг. Напротив, лес Тянь Фа расставил её для трёх Священных земель, так что следовало быть предельно осторожными.

На самом деле, при детальном изучении произошедшего у трёх Священных земель попросту не оставалось никаких вариантов, кроме Тянь Фа. Только они были способны за такое короткое время вызвать такие страшные последствия. Безо всякой маскировки и осмотрительности. Зачем врагу вот так легко раскрывать себя?

Более того, в каком-то тайном и тёмном месте по-прежнему скрывался один непревзойдённый убийца – Четырнадцатый Шао из Подземного Мира.

Как раз таки он являлся поистине смертельной опасностью.

Никто не забыл о том, что этот самодур разорвал печать и смылся с пределов Тянь Фа. И новостей о нём с тех пор не поступало. Обстановка накалялась, и неприятности никак не заканчивались. Три Священные земли получили такой внезапный удар. Да и Четырнадцатый Шао, очевидно, не собирался ничего прощать. Никто не мог дать гарантии, что он не воспользовался бы возможностью, чтобы нанести свой сокрушающий удар.

Поэтому такая огромная сила была просто необходима.

Даже Туманный Призрачный Дворец, который всегда вёл себя отстраненно в мирских делах, направил отряд мастеров для совместной атаки с тремя Священными землями. Но с одним условием: «Если Четырнадцатый Шао не появится, то их отряд не будет вовлечен в мирские споры».

Три Священные земли в лице Мо Вудао, Хуянь Аобо и остальных, конечно же, согласились: «Если Четырнадцатый Шао не появится, будет слишком унизительно просить у Туманного Призрачного Дворца помощи. Ведь их проблема была не такая уж и большая».

Со всех сторон в одно и то же время выдвинулось около пятидесяти мастеров, заставляя всё вокруг содрогаться. Они мчались, словно смертоносные стрелы – прямо в город Цзюйхуа.

Это была сеть, из которой невозможно было выпутаться.

Все, включая Мо Вудао, испытывали необъяснимое чувство. Решающий бой должен был произойти раньше намеченного срока.

Но даже так, они ведь ещё не знали, кто на самом деле являлся их противником.

Дворец шенхуанов распространил такое сообщение:

«Грядет великий день битвы за небеса. Нужно покончить со всеми делами как можно скорее и немедленно начать приготовления к сражению. Не важно, сколько людей умрет, правильно это или нет, но это будет заключительный бой перед битвой за небеса!

И в нём нельзя проиграть. Более того, вы должны вернуться обратно. Ведь если вы будете убиты, у трёх Священных земель просто не хватит сил, чтобы победить в Битве за Захват Небес. И тогда нашей тысячелетней славе и репутации придет конец. Мы навечно останемся в истории бесчестными грешниками на столбе позора».

Поэтому в этом бою необходимо было одержать победу. Ради этого Туманный Призрачный Дворец даже тайком направил ещё нескольких шенхуанов, чтобы те наблюдали за ходом дел в городе Цзюйхуа.

Три Священные земли направили элиту своих мастеров. Они одним махом собирались разгромить врага и уничтожить шайку из леса Тянь Фа. А уже затем остатки прежней мощи направились бы на гору Тяньчжу и выгнали бы этих ублюдских иноплеменников. Лишь после окончания Битвы за Захват Небес можно было бы взяться за подземного самодура – Четырнадцатого Шао и запечатать его раз и навсегда.

Одним махом утвердить статус трёх Священных земель на самой высокой точке в мире. Стоило бы переписать всю существующую историю с самого начала, а всё прошлое сжечь дотла.

«Да возвысится имя Священных земель, да будет оно доминировать и красоваться в истории этого мира!

Если уж начал что-то делать, то делай это до конца!

Так уже однажды делал Первый Шао из Подземного Мира, а раз ему удалось, то и мы сможем. Более того, всё это ради народа, ради нашей земли. Мы – герои. Мы – молодцы.

Мы имеем право наслаждаться этой славой. Ведь всё это ради человеческого рода. Это – благородный лозунг, благородная цель, а мы – самые благородные люди!»

Под такими безумными мыслями и лозунгами люди из трёх Священных земель наконец-то отправились в путь. Многочисленные легендарные мастера летели в воздухе. С бешеным фанатизмом и восторженными идеалами в головах.

Полным ходом. Только вперёд.

Весь мир погряз в безбрежной атмосфере напряжённости и подавленности. Вот-вот должна была разразиться буря.

Можно было сказать, что верхушка трёх Священных земель, покрываясь своими великими помыслами и целями великой славы в новой истории, давно потеряла голову и попросту слетела с катушек.

Как и их враг – Цзюнь Мосе, подстрекаемый на постоянную ненависть и злобу, этот парнишка уже в некоторой степени и сам обезумел.

Помимо этого, существовал настоящий конченый психопат, обладавший невероятной силой – Четырнадцатый Шао из Подземного Мира. Этот сумасшедший собирался подчинить себе весь материк и продолжить дело Первого Шао.

Всё вокруг превратилось в поле битвы для двух полубезумных и одного абсолютного психопата.

Три Священные земли стремились к славе и богатству. Цзюнь Мосе обещал сдохнуть, но отомстить каждому своему врагу лично. А что касалось Четырнадцатого Шао, то этот безумец хотел покорить себе всю землю.

Этот период времени молодой мастер Цзюнь проживал довольно безмятежно и неторопливо.

Можно даже сказать, что Мосе намеренно создал такую обстановку вокруг себя. Это было самое идеальное положение дел.

По изначальному плану он собирался устроить великое побоище.

Мосе прекрасно понимал помыслы и цели трёх Священных земель, и в какой-то степени даже уважал их. Ведь, в конце концов, эти ребята для всего человечества старались. Однако какими бы благородными мотивами они не прикрывались, у них не было права причинять такой вред Цзюнь Мосе и всем его близким.

Битва за Захват Небес была неизбежна. Молодой мастер это прекрасно понимал, как и то, какие последствия несло за собой их поражение в бою.

Но это был хреновый аргумент для того, чтобы Мосе просто проглотил обиду.

«Вы даже о своих семьях и товарищах позаботиться не можете, так что говорить о человечестве? Как вы собираетесь помогать народу?

Вы не говорили о своей миссии как о деле всей жизни, а лишь использовали славу и престиж для причинения вреда другим, но мне было совершенно плевать на это.

Если бы вы делали всё хорошо, то и всем вокруг жилось бы легче. Но если вы не хотите быть хорошими, тогда как насчёт того, чтобы исчезнуть из этого мира вместе? Твою мать, не только я тут должен подыхать.

Вы потеряли всю бдительность и даже не понимаете, что происходит вокруг вас. И теперь все люди считают, что мир – это сборище святош».

Три Священные земли готовились к войне, но Цзюнь Мосе уже давно закончил все свои приготовления.

Стоило сказать, что он закончил всё это до того, как покинул лес Тянь Фа.

Всё было готово, не хватало только одного – противника.

У Цзюнь Мосе была лишь одна цель:

«Я просто хочу жить хорошо. У меня нет желания причинять кому-либо вред. Я лишь хочу жить свободно и счастливо, вот и всё. Если вы сделаете мне добро, я отвечу тем же. Но если вдруг захотите мне помешать, то вам не поздоровится. С какой стати я должен страдать, а вы радоваться? Да, у нас у каждого есть только одна жизнь.

Что с того, если два иноплеменника соединятся вместе? Всё равно по итогу получится то же самое.

Какое вам дело до всемирного потопа после смерти, если вы прожили прекрасную жизнь?

Даже если я, Цзюнь Мосе, умру, вполне возможно, что вы выкопаете мои останки, сотрёте их в порошок и развеете по ветру. Но сейчас мне всё равно, просто не нужно вставать у меня на пути.

Вы заставили меня страдать, так что, теперь настал мой черед. Я обещаю, вы ещё пожалеете об этом. А мне, вот, будет совершенно плевать. Даже если придётся разрушить планету, насрать! Ведь этот мир всё равно не мой».

Судя по его душевному состоянию, можно было сказать, что Мосе на самом деле был ещё более сумасшедшим, чем все представители Подземного Мира.