Глава 864. Вавилонское столпотворение

– А? Это дело также касается брата Бай? Расскажи обо всём подробнее, что ты имел в виду? Сказал, что наглость и омерзительность Чжань Мубая не знает границ… – подошёл другой высокий мужчина в простом холщовом одеянии. Им оказался лидер отряда Золотого города, Шенван – Хэ Чжицю.

Бай Цифэн злобно вздохнул и сказал:

– Вчера, отправившись поужинать, мы все вместе обнаружили молодого паренька – обладателя той самой непревзойдённой сущности… Ну, вы наверняка об этом уже в курсе?

Оба мастера одновременно кивнули.

Бай Цифэн продолжил:

– Мы всемером посовещались и решили, что это дарование должно совершенствоваться в Таинственном Призрачном Дворце. Но кто бы мог подумать, что этим ранним утром Чжань Мубай, хорошо замаскировавшись, решит пробраться к нам и выкрасть мальчишку. Но, будучи пойманным нами, он понял, что не сможет так просто скрыться, поэтому тут же жестоко расправился с пареньком! Такой поступок… Это слишком даже для такой сволочи, как он! Не нужно просить брата Цао о снисхождении и пощаде. Мы вшестером не позволим этому подонку уйти от ответственности! Это ведь был такой редчайший талантище… Непревзойдённая сущность, а! Ну, твою мать!

Бай Цифэн стиснул зубы. Когда он говорил, мышцы его лица нервно подёргивались. В глазах чувствовался гнев и в то же время невыносимая боль!

– А? Не может быть! – Хай Вуй и Хэ Чжицю одновременно воскликнули и переглянулись. Если это правда, то проблема действительно огромна! Кто же не знает, что Цао Гофэн в течение нескольких столетий постоянно искал себе последователя! И тут на тебе… Свирепое убийство потенциального ученика, да еще и с непревзойдённой сущностью!

А Чжань Мубай – смелый малый… У остальных вот кишка тонка, чтобы пойти на такое!

Но теперь это смертельная вражда! Ненависти Цао Гофэна нет предела!

Взгляд двух мастеров по отношению к Чжань Мубаю тут же переменился. Теперь они смотрели на него с глубоким уважением… Совершить такое – да он ещё больший псих, чем Четырнадцатый Шао из Подземного Мира!

– Следы привели нас именно сюда. Посмотрите сами – там, на земле, чёрная тряпка валяется… Когда мы пришли, Чжань Мубай как раз снял её с себя… Я своими глазами всё видел, это всё правда! – Бай Цифэн говорил. – Кроме того, зачем нам безо всякой причины ложно обвинять Шенвана из трёх Священных земель?

– Это… это… неужели это правда? Старик Чжань действительно сделал это? – оба Шенвана вытаращили глаза.

Им и в голову не могло прийти, что Чжань Мубай окажется таким подлым человеком!

– Хотите – верьте, хотите – нет! Я тут с вами не шутки шучу! – глаза Бай Цифэна гневно вспыхнули.

И хотя напротив стояли такие же два Шенвана, Бай Цифэн нисколько не боялся и даже был готов вступить в схватку с ними в любой момент!

Его слова прозвучали весьма бесцеремонно и грубо, но это только усилило доверие Хай Вуя и Хэ Чжицю!

Хладнокровный и сдержанный Цао Гофэн вместе с острым, как меч, Бай Цифэном являются золотой комбинацией Таинственного Призрачного Дворца. Эти двое ни за что не стали бы нарочно провоцировать борьбу между тремя Священными землями и Таинственным Призрачным Дворцом.

Даже если и так, инициатором должен был выступить Бай Цифэн, однако сейчас это самый серьёзный из всех существующих мастеров – Цао Гофэн. Более того, между ним и Чжань Мубаем вот уже несколько столетий существовали глубокие дружеские отношения! Следовательно, если действительно не произошло ничего серьёзного, что могло довести Шенвана третьего ранга до отчаяния, то он бы никогда не повел себя столь импульсивно!

Неужели Чжань Мубай и правда совершил такой ужасный поступок?

Однако… как бы там ни было, нельзя допустить, чтобы Чжань Мубай был убит людьми Таинственного Призрачного Дворца…

Два мастера переглянулись и приняли единогласное решение. Кто-то из них громко закричал:

– Вы двое, а ну прекратите бой! Я хочу кое-что сказать!

Не успев закончить фразу, в воздухе прогремел громкий удар. Чей-то силуэт, словно метеор, с бешеной скоростью падал вниз. Пробив около дюжины стен, он, наконец, остановился и поднялся с земли. Раздался гневный рёв… Это был не кто иной, как Чжань Мубай!

С другой стороны, на землю неуверенно опустился Цао Гофэн и, пошатываясь, немного отступил назад. Каждый его шаг оставлял после себя глубокий след, камни крошились на куски и разлетались в стороны, а уцелевшие вокруг стены хаотично потряхивались от каждого удара ноги.

Он уже отступил на два или три десятка шагов, но всё ещё не мог притормозить. Его спина продолжала врезаться в стены, которые тотчас рушились на куски. В конце концов, Цао Гофэн сумел остановиться.

Его белая борода развевалась на ветру, а в глазах горело пламя ярости! После ещё одного оглушительного крика в сторону Чжань Мубая, стало очевидно, что грядёт продолжение битвы!

Все из присутствующих уже давно сделали выводы. В этой бескомпромиссной войне Чжань Мубай позорно рухнул на землю, он уже практически не мог твёрдо стоять на ногах, а из его рта текла кровь. А Цао Гофэн продолжал идти вперёд, лицо его становилось всё краснее и краснее. Совершенно ясно, что Чжань Мубай потерпел поражение. Если случится ещё одна атака от руки Цао Гофэна, скорее всего, ему уже не уцелеть.

– Хватит!

Хай Вуй и Хэ Чжицю бросились останавливать Цао Гофэна:

– Брат Цао, нет нужды так горячиться, пожалуйста, сначала послушай своих братьев!

Цао Гофэн, увидев, что мастера преградили ему дорогу, разозлился ещё сильнее:

– Ребята, вы хотите объединить усилия? Хаха, даже если вы пойдёте против меня втроём – плевать, Цао Гофэн ничего не боится! Я не успокоюсь, пока не прикончу этого ублюдка!

– Брат Цао, ты неправильно понял! – Хай Вуй криво улыбнулся. Похоже, что Цао Гофэн действительно не на шутку взбесился, раз даже без разбора устраивает такую провокацию!

Цао Гофэн не успел ответить, как вдруг услышал громкий звук. Все трое мгновенно повернули головы и увидели, как Бай Цифэн самолично вступил в схватку с Чжань Мубаем. Один из них уже порядком выдохся и получил ранение, а другой же, наоборот, был полон энергии и сил для своих последующих атак. Тем не менее мощь этих двоих не уступала друг другу, ведь оба мастера являлись Шенванами второго ранга.

Кто лучше, а кто хуже, уже и так понятно. Чжань Мубай не успел оказать сопротивление, и его лицо и тело поразило несколько мощных ударов.

– Бай Цифэн! И ты туда же! Вы, мастера Таинственного Призрачного Дворца, действительно можете вести себя столь бесцеремонно, не признавая ни закона, ни веления неба?! – негодование Чжань Мубая достигло своего предела.

— О небеса, о земля! Кому я перешёл дорогу? Чёрт возьми, что я сделал не так? Да, б*ядь, разве для такого поведения не нужна обоснованная причина?!

Вы все являетесь сильнейшими Шенванами, будь вы на моём месте, стали бы такое терпеть? Вы пользуетесь моим затруднительным положением и нападаете на меня, даже не разобравшись толком ни в чём! Как это называется? Где ваши моральные принципы, которые хоть чуть-чуть смогут сократить масштабы и степень этого несправедливого обвинения?!

– Брат Бай, остановись! Пожалуйста, немедленно остановись! Окажи снисхождение! – поспешно закричал Хай Вуй. Он не осмелится лично препятствовать этому бою, ведь если он вмешается, то вся потасовка трёх человек тут же перейдет на уровень большого скандала между Таинственным Призрачным Дворцом и тремя Священными землями. А такую ответственность он брать на себя не собирался.

Чудесная скорость техник Шенванов просто поразительна. Пока Хай Вуй что-то говорил, лицо Чжань Мубая превратилось в один сплошной сине-сиреневый синяк, а под глазами появились чёрные пятна. Кровь так и продолжала течь из его рта – вид у этого мастера был крайне жалкий!

Борьба длилась уже относительно долгое время, и пусть общая обстановка была не в пользу Чжань Мубая, однако на его теле за все время не появилось никаких внешних видимых повреждений. Но сейчас, буквально за считанные минуты, Бай Цифэн, можно сказать, избил «лежачего» прямо по его лицу! Он бил его, не щадя никаких сил!

Когда Хай Вуй подлетел, чтобы разнять двух мастеров, Чжань Мубай подвергся ещё дюжине ударов, а затем рухнул на землю…

Группа мастеров из трёх Священных земель, очевидно, уже была не в силах всё это терпеть. Всё зашло слишком далеко, все присутствующие являются признанными мастерами, требующими к себе и друг к другу уважительного отношения! Даже если Бай Цифэн собирался убить Чжань Мубая, он не должен был трогать его лицо! Ведь такие синяки просто так не скроешь, а какой это позор для мастера Шенвана!

Другой мастер Трёх Священных земель – Хэ Чжицю, в этот момент заметил, что остальные пять Шенванов из Таинственного Призрачного Дворца тоже были вне себя от злости, от каждого исходила аура жестокости и убийства. Очевидно, они просто не успели ринуться в атаку, так как их опередил Бай Цифэн. Но если представится возможность, эти пятеро тут же вступят в бой.

Хэ Чжицю был шокирован. В конце концов, что такого совершил Чжань Мубай, раз сумел вызвать столь лютую ненависть у семерых Шенванов? Они даже готовы напасть всей толпой и разорвать его тело на мелкие кусочки!

– Вполне возможно, что всё это – какое-то недоразумение! Товарищи, прошу вас успокоиться! Мы ведь все – старые друзья, разве мы не можем просто спокойно сесть и обсудить проблему? – Хэ Чжицю прекрасно понимал, что вражда и ненависть между ними уже достигли высокого накала, но не мог просто промолчать и не помочь Чжань Мубаю. Как бы то ни было, все слова извне считались для Шенванов Таинственного Призрачного Дворца полной чепухой.

Цао Гофэн злобно фыркнул и сказал:

– Сегодняшний вопрос невозможно просто так разрешить! Чжань Мубай превратил все мои многовековые поиски и чаяния в ничто! Моей ненависти нет конца и края! Чжань Мубай – завистливая и мелочная тварь! Если он не предоставит мне удовлетворяющих объяснений, то ради справедливости я перережу весь Неуловимый Мир Бессмертных!

– Цао Гофэн! Ты – ублюдок! – Чжан Мубай поднялся с земли. Его лицо было всё в крови, и он кричал надрывающимся голосом: – Цао Гофэн, ты сегодня совсем с катушек слетел! Сначала ни с того ни с сего всячески оскорбил меня, а потом так вообще бросился в драку! Почему я должен выносить такую обиду и притеснения?! Я – благородный и честный человек, моя совесть абсолютно чиста, когда это я был мелочным и завистливым?

– Чушь собачья! Да как ты смеешь утверждать о своей благородности и совестливости! Да кто тут ещё не знает, какое у тебя гнилое нутро! Вспомни тот день в Тянь Фа, это ведь ты исподтишка набросился на того мальчишку! Где же твоё благородство и честность? Тьфу, ты сам-то веришь, во что говоришь?! И пусть Цзюнь Мосе был смертельным врагом трёх Священных земель, однако ты поступил не по совести, не по совести… Ну да ладно, хрен с этим уродом! Но сегодня, убив моего ученика, ты перешёл дорогу лично мне! Чжань Мубай, ты действительно думаешь, что Неуловимый Мир Бессмертных встанет на твою защиту? Думаешь, я не посмею пойти против него?! – холодно сказал Цао Гофэн.