Глава 872. Кошки грызутся – мышам раздолье

Самым приятным в сложившейся ситуации было то, что всё-таки это были не просто обыкновенные мастера, а сами Шенхуаны! Когда достигаешь такого уровня, все слова, сказанные тобой, в мгновение становятся намного весомее. Каждый Шенхуан обладает своим собственным сознанием и мнением, и если он уже принял решение, ты объясняй – не объясняй, это всё равно уже совершенно бессмысленно!

Начиная с семьи Чен и до сегодняшнего момента, уже никто из двух сторон не проводил особой грани в случившихся за это время недоразумениях. Поэтому, чем выше уровень сил, тем намного труднее решить мирным путем неприятности, а именно существует вот такая истина: всё сводится к тому, что они обладают наивысшим из существующих рангов!

Разного рода разъяснения – это все привилегия мастеров низших уровней! Всё решает сила – у кого кулак сильнее, значит, у того и правда! Пусть даже и в самом деле произойдёт какое-нибудь недоразумение на глазах у всех, средь бела дня, однако, всё же главное – это не потерять лицо. Репутация куда важнее!

Приятная суматоха, шум и гам! А дальше только ещё веселее! И пусть это представление ещё не началось, однако молодой мастер Цзюнь никак не мог пропустить такое. Он поспешно последовал за ними. Если он не станет свидетелем этой судьбоносной битвы, он спать не сможет!

В конце концов, это, всё-таки, творение его рук, он здесь режиссёр и постановщик! Его план начал осуществляться!

То, что было в семье Чен, было всего лишь разминкой! Битва, которая вот-вот начнётся, это совершенно другой уровень!

Ценность этого события в корне отличается!

К тому же, на этот раз действительно очень трудно ослабить скопившиеся между двумя сторонами противоречия!

Спрашивается, от чего же?

А ответ довольно прост. Будь то носитель непревзойдённой сущности или оружие Хай Вуя и Хэ Чжицю, виновник здесь один, и это Цзюнь Мосе. Будет достаточно того, чтобы Мосе никогда не появился перед ними с повинной, и эти простофили навсегда будут связанны по рукам и ногам этими ложными обвинениями, за всю свою оставшуюся жизнь им больше никогда не отмыться от этого страшного позора.

А разве Цзюнь Мосе придёт к ним с повинной? Ответ очевиден и спрашивать не стоит. Этот негодник потратил слишком много сил на это, к тому же благодаря сущей неожиданности ему посчастливилось добиться таких блестящих успехов. Разве он откажется от этого по собственной воле?

И теперь, как результат, всех десятерых прибывших Шенхуанов ждет настоящая трагедия.

Сколько вообще всего на свете Шенхуанов?

И, хотя неизвестно сколько всего Шенхуанов у Туманного Призрачного Дворца, но за его пределами, и, учитывая Цао Гофэна и остальных, их всего около тридцати человек! К тому же все они пребывают в довольно преклонном возрасте!

Сейчас десять Шенхуанов было привлечено для этих военных действий… Равносильно, если бы половина неба замертво обрушилась…

Всё может закончиться тем, что, несмотря на то, что в этой битве даже и обойдётся без погибших, фаза под названием «тревожное время», в котором уже довольно долго пребывали отношения между тремя Священными землями и Туманным Призрачным Дворцом, будет завершена. Отношения между ними будут окончательно разорваны, уже без шанса на восстановление в короткие сроки!

После этого три Священные земли будут сами по себе, а Туманный Призрачный Дворец – сам по себе! И такой итог – давняя заметная мечта Цзюнь Мосе!

Если это было бы не так, разве он бы стал прилагать столько усилий для осуществления этого плана?

Небеса знают сколько Цзюнь Мосе понадобилось истратить клеток своего мозга, чтобы сегодняшний день, наконец, настал! Цзюнь Мосе ещё тогда, после происшествия в Серебряном городе, и после визита гонца из Туманного Призрачного Дворца, понял, в чём кроется ключ к разгадке!

Если смотреть в корень, эти четыре семьи – потомки одного создателя, и в случае появления общего врага, они, само собой, безусловно прибегнут к объединению! А Цзюнь Мосе испортил отношения только с тремя Священными землями, для Туманного Призрачного Дворца он пока чист! Сражаться с тремя Священными землями довольно легко, а вот противостоять Туманному Призрачному Дворцу значительно труднее. Потому что это очень загадочное место, и наверняка даже не принадлежит нашему пространству. Все люди знают о его существовании, однако кроме самих людей из Туманного Призрачного Дворца, там никто и никогда не бывал!

На протяжении долгих тысячелетий ни один посторонний не смог проникнуть во внутреннюю часть Туманного Призрачного Дворца!

То, что Цзюнь Мосе сейчас находится в состоянии войны с тремя Священными землями – это уже давно неизбежный исход. Но если бы только появилась какая-нибудь опасность, грозившая трём Священным землям, Туманный Призрачный Дворец незамедлительно бы вмешался, они бы не смогли безучастно наблюдать, как гибнут Священные земли! Сейчас Цзюнь Мосе как раз боялся этого больше всего.

Если у него не получится разбить этот давно сложившийся союз, он пока не будет предпринимать никаких действий. Так как если четыре семьи по-настоящему объединят свои силы и выступят с войной, тогда, боюсь, лес Тянь Фа может оказаться стёртым из этого Мира!

Такая сумасшедшая сила даже Четырнадцатого Шао держала взаперти на протяжении нескольких столетий, что уж говорить о новичке, Цзюнь Мосе?

Поэтому-то Цзюнь Мосе до этого момента и не осмеливался хоть как-то показываться, не говоря уж об неожиданной атаке, он скрывался изо всех сил!

Для него Туманный Призрачный Дворец – это самое больше табу! Кто-кто, а Цзюнь Мосе чрезвычайно осторожен в вопросах неизвестности и загадочности. Этот хитроумный план Мосе уже давно придумал, однако у него не было подходящего случая, чтобы осуществить его, и вот, наконец, ему по-крупному повезло, ему выпал дарованный небесами шанс!

Если бы в этом союзе из четырёх главных семей не было Туманного Призрачного Дворца… Тогда Мосе бы действовал без оглядки и промедлений. Он бы не стал прятаться в Тянь Фа, а три Священные земли бы только наблюдали в бессилии за его действиями!

Какое бы тогда это было наслаждение… Враг твоего врага – твой друг. А враг, который до этого был настоящим другом… безжалостнее любого союзника.

Цзюнь Мосе, со свободной лёгкостью во всем теле, вздохнул полной грудью. Он был готов даже затянуть песню от удовольствия. Осторожно парень направился вперёд. В тех местах, где его никто не мог увидеть, он даже весело вилял задницей в разные стороны…

Где-то в ста ли от города Цзюйхуа, недалеко от пруда лотосов, он заметил четырёх человек, которые отчаянно сражались друг с другом, их схватка имела широкий размах, всё сверкало и искрилось!

«Вот это напор! Это зрелище в тысячу раз потрясающее, чем всё, что я видел да этого! Просто фантастика!» – Цзюнь Мосе с особой осторожностью выбрал место и присел на корточки. Он медленно вдохнул свежий ночной воздух, пребывая в диком восторге…

Эти четверо были как раз Бай Цифэном и Хэ Чжицю, Цао Гофэном и Хай Вуем! Они разделились на две пары и вели ожесточенный бой. Никто их них не использовал оружия, так как оружие Хэ Чжицю и Хай Вуя прибрал себе Цзюнь Мосе. Даже если бы они и захотели его использовать, у них бы ничего не вышло.

Что касается Бай Цифэна и Цао Гофэна – они не хотели вести себя слишком подло, тем более, что Цао Гофэн был Шенхуаном третьей ступени, он был порядком сильнее всех, участвующих в этой битве. Сражаясь в одиночку, у него уже было существенное преимущество, и, если бы он ещё вдобавок к этому стал использовать оружие, это было бы чересчур подло.

Остальные пятеро Шенхуанов из Туманного Призрачного Дворца издали наблюдали за боем, и каждый горел желанием броситься на подмогу. С первого взгляда, можно было бы сказать, что Хэ Чжицю и Хай Вуй не смогут избежать трагедии этим вечером.

Цзюнь Мосе со спокойной совестью наблюдали издали за разворачивающимся боем. Он занимал выжидательную позицию и смотрел, чья всё-таки возьмёт. Для такого новичка, как он, это сражение могло принести большую пользу!

Два Шенхуана против семи, к тому же, среди этих семи есть один, чьи силы на порядок выше всех остальных! Для такого силового соотношения, разве есть повод для сомнения в исходе?

Разумеется, если Шенхуаны вздумают спасаться бегством, боюсь, даже если остальные семеро объединяться все вместе, им вряд ли удастся остановить их! Но сейчас ситуация немного другая… все девять Шенхуанов взбесились до крайности!

Им было необходимо на ком-то сорвать свой гнев! Бешено и безжалостно!

Обстановка на поле боя такая бурная, что чувствуется накал страстей и решимость к победе!

Кто бы знал, какой сегодня Цзюнь Мосе был довольный!

«Мать твою, если к тому времени, когда они выместят свою злобу, и никто из них не умрёт, как минимум на их телах не останется живого места, а их физические силы потерпят большой убыток! К тому же внутренние силы уменьшатся как минимум на 90 процентов!

Конечно, если бы все девять мастеров одновременно измотались так, что были бы на пределе своих физических и духовных сил… это было вообще отлично! Но это, разумеется, только мечты!»

Так как осуществить такое было бы очень и очень нелегко, не стоило так сильно переоценивать способности Хэ Чжицю и Хай Вуя…

Непрерывные разряды грохота и взрывов раздавались с поля боя, в разные стороны летели обломки камней и песок. Цзюнь Мосе находился недалеко за деревом, и у него складывалось такое ощущение, что он смотрел фильм про конец света, он в восторге смеялся с открытым ртом.

Единственный недостаток этого фильма заключался в том, что здесь попросту отсутствовал звук и всякое музыкальное сопровождение, это больше походило на пантомиму…

Однако такие мысли были довольно глупыми, если бы Шенхуан сражался, и ещё при этом матерился и ругался…

Он всё-таки Шенхуан или нет?!

Несмотря на причины этой битвы, она вышла порядком нелепой!

Удар!

Раздался характерный грохот, как от удара ладонью, за ним последовал звонкий свист, который будто бы разрезал пространство на четыре части, словно бессчетное количество стрел одновременно вылетели со всех сторон!

Вслед за этим послышались два стона. Хэ Чжицю и Бай Цифэн отлетели назад. Похоже, обстановка на поле боя снова ужесточилась!

И ровно в это мгновение тело Хэ Чжицю замедлилось в воздухе, словно пуля при замедленной съемке, он соединил две свои руки и протяжно закричал:

– Осенний ветер на страже жизни и смерти, бескрайние небо и земля!

После этих слов всё пространство вокруг вдруг разительно изменилось. Нежный весенний ветерок в мгновение сменил холодный и непреклонный осенний ветер!

Хэ Чжицю применил свой особый прием, и, докуда дошло действие его силы, повсюду ярко-зелёная трава вмиг высыхала и превращалась в жёлтую; здоровые, полные сил деревья с густой зелёной кроной тоже окрашивались в осенние краски; верхушки деревьев постепенно стали «лысеть» и терять свою насыщенность, ещё зеленые листья, долетев до земли, становились жёлтыми и сухими!

Зелёно-жёлтые листья порхали и кружились в неистовом танце, а человек в белоснежных одеждах и человек в простом холщовом платье с тиарой на голове стремительно двигались друг другу навстречу…

Глядя на эту необычную картину, Цзюнь Мосе даже проникся её прекрасной эстетикой. В его сердце смешались разные чувства…

Так или иначе, но эта эстетичная картина была пропитана унылым и беспомощным замыслом убийства, от которого нельзя было освободиться!

Нескончаемая печаль осени!

Это особый прием Хэ Чжицю!