Глава 904. Грустная «Няня»

– Ведущий и ведомый постоянно меняются местами… – Чу Вухуй был поражён. Уставившись в упор, он смотрел на то, как их мастеров сжимают в кольцо, и с недоверием сказал: – Как это произошло? Как это возможно? Чёрт побери, неужели это действительно происходит?

Семеро мастеров, которые находились в безвыходном положении, подобно волнам, устремились к небу, как вода поднимается и опускается во время прилива, волна за волной формируя причудливые формы. Семеро же мастеров в чёрных одеждах, как рифы на берегу, оставались неподвижны!

Можно сказать, что это больше похоже на необычайно огромную горную цепь, окружённую бесконечным океаном, с острой вершиной, которая всегда остается нетронутой и ещё никогда не была полностью поглощена волнами!

Однако если внимательно присмотреться, то можно было заметить, что, хотя семь мастеров в самом деле захватили более 90% наступления, кажется, что противник уже подавлен и может быть полностью разбит в любой момент, но противник оставался незыблем, как гора. Критический момент не наступал, и, более того, вслед за непрерывной атакой семи мастеров, наступление отряда семи звёзд атаковало ключевые точки врага, поэтому семь мастеров использовали лишь половину своей силы на атаку, не забывая про свою оборону. Противник же, наоборот, не пользовался возможностью для атаки, а просто держал оборону. Похоже, они рассчитывали таким образом потянуть время… Так обе стороны атаковали уязвимые точки друг друга, но в то же время обороняясь. Это привело к странной ситуации, когда за всю битву длинные мечи Легендарного отряда Циша и семь кинжалов ни разу не соприкоснулись друг с другом.

Однако если внимательно понаблюдать, то можно было прийти к выводу, что ведущее положение займут вовсе не семь мастеров, которые похожи на бурлящие гигантские волны, а семеро мастеров в чёрных одеждах, которые заняли странное положение и сформировали необычное построение!

Можно сказать, что, вначале, благодаря своей яростной атаке, семь мастеров были ведущими, но как только их противники из команды «Семи Звёзд» или «Северный Ковш» постепенно развивали наступление, ситуация стала равной, а затем, с изменением боевой обстановки, инициатива незаметно перешла в руки противника… Только противник никогда не развивал наступление, а лишь постоянно держал оборону, что привело к ошибке… Таким образом, третий отряд, как и прежние, превратил поражение в победу, действуя так же.

Четырнадцатый Шао посмотрел на Цзюнь Мосе и, смеясь, сказал:

– Парнишка с фамилией Цзюнь! Где ты взял такую странную расстановку войск? Молодой господин, неужели твой мистический учитель научил тебя?

Когда он это сказал, трое стражей почувствовали огромное волнение, и в то же время были сильно удивлены!

– Брат Четырнадцатый Шао, неужели ты знаешь кто его учитель? Иначе говоря, неужели ты знаком с ним? – с блеском в глазах спросил Чен Инсяо.

Учитель Цзюнь Мосе всегда был большой загадкой! Даже если человек был гением, он не смог бы понять такие манёвры без помощи учителя! Учитель Цзюнь Мосе был поразительным человеком, только… Все это знают, но каждый сломал голову и так не додумался, кем же может быть этот человек, который смог изготовить такой волшебный эликсир и обучить необычного ученика, который сейчас действительно владеет уникальной техникой расстановки войск?

За это время в Священном дворце проанализировали почти все данные о мастерах за три тысячи лет, но все они исключались один за другим: его скрытая сущность бесконечна, он действительно слишком силён. Настолько, что не найти человека, который мог бы с ним соперничать. В этот момент послышался вздох Четырнадцатого Шао, будто он всё знал. Разве это может быть неинтересно?

Четырнадцатый Шао слегка посмеялся, а потом тихонько сказал:

– Учитель молодого господина… Я хотел бы отдать свой долг, только не было подходящего случая. Позволить молодому господину такое грустное существование… Подумай, кем он может стать… – они втроём вздохнули:

«Неужели Четырнадцатый Шао не сможет в полной мере вернуть долг? Какой он всё-таки человек? В общих чертах Четырнадцатый Шао, очевидно, не любил много говорить, но им троим было очень любопытно.

– Брат Четырнадцатый Шао, учитель Злого монарха… неизвестно за сколько жизней я смог бы добиться того, чего достиг ты, – осторожно сказал Чу Вухуй.

Этот вопрос смутил Четырнадцатого Шао, ведь даже он не понимал, насколько силён этот «Первый Небесный Владыка».

Он надолго задумался, а потом сказал:

– Он определённо сильнее вас всех. По сравнению со мной – очень трудно сказать, его сила непредсказуема и бесконечна… Я действительно не верю, что могу быть сильнее его! Даже если это будет борьба не на жизнь, а на смерть… Я не уверен, что смогу убить его! – честно сказал Четырнадцатый Шао.

Все трое слушали его, и можно было быть уверенным, он сказал это абсолютно искренне. Только поэтому трое стражей вдруг изменились в лице от ужаса.

Четырнадцатый Шао тоже не верил в победу… Разве это не значит, что этот человек, возможно, сильнее Четырнадцатого Шао? Кто был этот выдающийся человек, сочетающий навыки изготовления волшебных эликсиров, таблеток и технику необычной расстановки войск, которую они увидели сегодня?

Неужели существует такой человек? Почему за тысячи лет они никогда не слышали о нём?

Неудивительно, что Цзюнь Мосе так стремительно совершенствуется, оказывается, у него действительно есть учитель, который действует вопреки законам природы!

Как назло, Четырнадцатый Шао решительно отказался раскрыть конкретное имя этого таинственного человека, но это только добавило загадочности учителю Цзюнь Мосе!

Как раз в это время молодой господин Цзюнь задал один вопрос:

– Вы знаете моего учителя? Вы видели его?

Четырнадцатый Шао равнодушно вздохнул и сказал:

– Не видел, ты только запутал меня, я ещё не выяснил, кто он! Ты одурачил нас, мистификатор! Ты противен мне! Это ниже твоего достоинства! Позор! Честно говоря, это большая неудача встретить тебя! Действительно, несчастье, мать твою, – Четырнадцатый Шао говорил это с большим негодованием, и даже с некоторой обидой…

Как только он сказал это, Цзюнь Мосе понял, что этот парень, похоже, ошибся…

Через этот разговор молодой господин Цзюнь мгновенно осознал причину обиды Четырнадцатого Шао. На самом деле, Четырнадцатый Шао последовал за Цзюнь Мосе, потому что связал его хорошее знание техник отработки движений с непостижимым «Первым Небесным Владыкой».

Кроме того, Цзюнь Мосе слишком молод и попал под зоркий взгляд Четырнадцатого Шао. В глазах этого безумца, «Первый Небесный Владыка», вероятно, был на уровне с ним или даже сильнее. Такого мог достичь только Шенхуан.

Поэтому разумно признать молодого господина Цзюнь как «ученика великого мастера»!

На самом деле, если прикинуть в уме, то это будет самый разумный логический вывод! Обычно, когда он применял техники своего учителя в сражении с тысячью или даже с десятью тысячами человек, ни одному не удавалось уйти живым. Но молодой господин – уникален, такого больше нигде не найти!

Цзюнь Мосе определённо не собирался объясняться… Произошло недоразумение? Отлично! Как бы то ни было, Первый Небесный Владыка однажды очень помог Четырнадцатому Шао и теперь тот перед ним в большом долгу!

Для такого сумасшедшего, как Четырнадцатый Шао, достигшего крайней точки, очень неприятно быть кому-то должным. Хотя, если Четырнадцатый Шао увидит «Первого Небесного Владыку», то обсудит с ним причину, по которой он не должен иметь такое «отвратительное» прозвище, однако, он не делает этого, когда видит Цзюнь Мосе… А ещё этот благодетель сказал, что не может наблюдать, как тот терпит обиды, особенно, когда врагами Цзюнь Мосе оказываются его собственные враги… Поэтому сейчас Четырнадцатый Шао поддерживал Цзюнь Мосе. Ещё интереснее то, что как только возникло это недоразумение, Четырнадцатый Шао, заботившийся о Цзюнь Мосе, вдруг стал к нему жесток. Когда тебе насрать на всех, кроме себя, то как-то не хочется геройствовать, а когда и на себя насрать, то, вновь встретив Первого Небесного Владыку, и головы не поднимешь.

Поэтому сегодня Четырнадцатый Шао был обижен. Конечно, если бы он знал правду, что Цзюнь Мосе и есть так называемый «Первый Небесный Владыка», он бы сразу так надавал этому болвану, что тот год потом сидеть бы не мог.

Но, к сожалению, он не знал и едва ли узнает… Конечно, если бы молодой господин Цзюнь осознал, что его сила возросла до того же уровня, что и у Четырнадцатого Шао, он непременно сказал бы ему правду, потому что не стал бы бояться получить от него. Четырнадцатый Шао, конечно, задыхался от злости, но всё же должен был приложить усилия и успокоиться. Цзюнь Мосе же радовался, ведь он был уверен в себе!

Пока двое разговаривали, лица трёх стражей становились всё более и более безобразными, но не из-за него, а потому, что обстановка в бою постепенно переходила в неблагоприятную сторону для мастеров трёх Священных земель… Четырнадцатый Шао посмотрел на Чу Вухуя, и, наконец, его настроение слегка улучшилось: лицо Чу Вухуя, на котором только что была видна радость от достижения цели, вдруг стало красным от злости!

Он будет глотать этих живых червей одного за другим, а они, к тому же, ещё и дергаться будут, Боже! Когда он думал об этом споре, ему хотелось умереть или провалиться сквозь землю!

Цзюнь Мосе посмотрел на поле, и его настроение тоже немного поднялось. В текущей ситуации по-прежнему доминировали семь мастеров, а команда мастеров «Семи Звёзд» из подчинённых Небесного отряда Разрушителей Душ обладали превосходным мастерством, и при каждом манёвре мелькал белый свет. Чем дальше, тем расплывчатее виднелись силуэты. Судя по всему, наступил ключевой момент, определяющий, кто выиграл, а кто проиграл, кто умрёт, а кто выживет.