Глава 924. Решение Танг Юаня!

Танг Юань фыркнул:

— Я всего-то хочу рассказать одну новость, вы не думаете об этом? Я, конечно, помогу вам. Просто я должен пожаловаться молодому господину, а вы должны разобраться с этим вопросом…

Раздался ещё один голос:

— Учитель, я должен заступиться за Чэнь Фэна. С того времени, как толстяк обзавёлся правом говорить от вашего лица, он сильно обнаглел. Вне зависимости, какое дело, он постоянно отправляет с поручениями нас двоих. Нам приходится так нелегко, хотя ради учителя мы должны стараться стать ещё лучше, но… в общем в двух словах не расскажешь…

Услышав обращение «учитель», Мосе сначала растерялся, а потом вспомнил, что старый друг Танг Юаня, Сонг Шань, вроде бы является «учеником» Мосе. И хотя эти отношения учителя и ученика были установлены когда-то по пьяни, Мосе даже никогда не давал своего официального согласия на это, тем не менее, когда этот так называемый «ученик» называл его «учителем», он никогда его не исправлял.

Это слово «учитель» унесло Мосе куда-то к старым воспоминаниям, тёплым и беззаботным…

Возможно, это было его самое беззаботное время в этом мире?

Все весело рассмеялись и направились внутрь. Увидев, что Сунь Сяо Мэй идёт позади, Цзюнь Мосе озарила идея, и он задал коварный вопрос:

— Вай, толстяк, ты сейчас действительно приносишь пользу… Так поздно, наверное, у твоей жены нет поводов для волнения?

На его пухлом лице в миг образовалось страдальческое выражение, и он с горечью произнес:

— Молодой господин… мы таким не занимаемся… Ты снова издеваешься надо мной? Я только успокоился, не прошло и нескольких дней… хочешь в могилу меня свести?

Сунь Сяо Мэй со всей силы ударила его по пояснице и сердито прокричала:

— Толстяк, ну ты дождешься у меня!

А потом она недовольно фыркнула, запрокинула голову и ушла.

Танг Юань в растерянности бросился её догонять, при этом извиняясь:

— Жена, я правда не могу, как я… я… ты должна верить мне…

Глядя, как толстяк уже почти с мокрыми глазами догоняет Сунь Сяо Мэй и просит прощения, все, злорадствуя над горем друга, расхохотались.

Цзюнь Мосе находился в Тянсян всего два дня, но уже получил информацию о местонахождении людей из Туманного Призрачного Дворца.

Эти двоим пришлось крайне несладко, Цзюнь Мосе полностью прочувствовал мучения Хай Чэнь Фэна и Сонг Шаня. Каждый день Танг Юань приносил большую стопку разных историй о Злом Монархе и трёх Священных землях. Совершенно неизвестно, откуда он их брал, однако Мосе никак не мог избавиться от этих «увлекательных» рассказов…

За два дня Танг Юань нашел около шести десятков непохожих друг на друга историй о Злом Монархе, объединил их в небольшой сборник, и постоянно показывал Мосе… Цзюнь Мосе уже был готов кричать и звать на помощь, только завидев Танг Юаня, направляющегося к нему с этим сборником…

Получив информацию о местонахождении Цао Гофэна и других людей из Туманного Призрачного Дворца, Мосе был готов со всех сил бежать из Тянсяна.

Но, почитав рассказы о нём же, было понятно, что успехи Танг Юаня с его рассказами трудно переплюнуть!

Но тем не менее Мосе тоже не терял времени и подарил всем по волшебной таблетке.

Он хотел, чтобы все они повысили свои силы; что касается толстяка, он не имел никакого интереса к Суань, сейчас он даже ещё не добрался до уровня золотой Суань, однако Мосе всё же оставил Сунь Сяо Мэй на одну таблетку больше. Мало ли, когда этому дурачку взбредёт в голову заняться совершенствованием, тогда эти несколько таблеток станут для него отличной движущей силой.

Оставить волшебные таблетки для Танг Юаня, Сунь Сяо Мэй, Хай Чэнь Фэна и Сонг Шаня… было главной целью Мосе, когда он возвращался сюда!

И ещё он оставил толстяку большое количество таблеток для закалки костей и других простеньких таблеток для продажи… Хотя он всё же надеялся, что толстяк и сам не откажется немного укрепить своё тело. Из-за его одержимости деньгами, он понял одну вещь: этот человек лучше сменяет все эти таблетки на серебряные монеты, чем съест сам хоть одну из них…

Цзюнь Мосе рассчитывал, что в будущем, когда таблетки уже не будут обладать никакими дурными последствиями, тогда в первую очередь он накормит ими именно толстяка… ведь всего через несколько десятков лет он может умереть… а без толстяка этот мир станет очень скучным…

После отъезда Мосе, Танг Юань отдал приказ:

— Скупить все истории, имеющие отношении к Злому Монарху, даже по высокой цене. Деньги не проблема. Затем объединить их все в один сборник, и поместить в его личную библиотеку…

Так как толстяк считал, что это самая убойная шутка, которую он слышал за всю свою жизнь, каждая версия этих событий звучала очень увлекательно. Он мог смеяться без остановки ещё очень и очень долго. Было только одно разочарование — главный герой этих событий нисколько не походил на его лучшего друга, бездельника и тунеядца Цзюнь Мосе… Такой идеальный… Разве этот негодник настолько хорош?

Для радости такого «уникального» богача, как Танг Юань, всевозможные рассказы о Злом Монархе появлялись, как грибы после дождя… Вся молодёжь только и говорила, что о Злом Монархе, было много версий и удивительных подробностей, образ Злого Монарха становился всё туманнее и неопределённее, а вопросы о нём наводили на раздумья…

***

Впереди виднелся густой лес. Цао Гофэн с невозмутимым лицом двигался вперёд. После того, как они покинули город Цзюйхуа, он всё время пребывал в плохом расположении духа. Все остальные понимали это, и не спрашивали его ни о чём. Все семеро Шенхуанов провели в полном молчании уже несколько дней.

Главной целью их поездки было найти человека.

Все они уже множество раз обыскали эту гору, однако так и не нашли никаких признаков этого человека здесь. По слухам, он был должен быть именно здесь, однако их поиски завершились полным провалом. Что не сказать, а эта поездка была крайне неудачной. Цао Гофэн и Бай Цифэн сильно тосковали по дому.

Единственной хорошей новостью за долгое время стало то, что три Священные земли потерпели жестокое поражение от внезапно появившегося некоего Злого Монарха. Услышав об этом, все немного развеселились. Со злорадством они несколько раз обсуждали эту новость, но потом, всё же, снова затосковали по дому…

Глядя на пустынные и безмолвные просторы, где полностью отсутствовали всякие следы людей, они наконец решили, что этот человек решительно не может находиться здесь, и Цао Гофэн распорядился прекратить поиски.

Цао Гофэн печально хлопнул по стволу дерева возле себя и раздосадовано произнёс:

— В этот раз наша поездка оказалась крайне неудачной! Не нашли того человека, да ещё и рассорились с этими сучьими потрохами! Но самое возмутительное из всего этого — это то, что человек с непревзойдённой субстанцией, которого нам было так нелегко найти, внезапно куда-то бесследно исчез…

Бай Цифэн тяжело вздохнул:

— Тот мальчишка с непревзойдённой субстанцией… Неизвестно, сколько тысяч лет нам понадобится, чтобы найти ещё одного такого же… Так жаль! Ужасно жаль…

Все остальные также вздохнули и покачали головами, говоря об этом деле. Они сразу с негодованием вспоминали трёх Священных земель! Если бы только Чжань Мубай не вставлял им палки в колеса, разве бы этот редчайший талант мог так легко исчезнуть?

Однако говорить об этом сейчас уже было бессмысленно, если бы они и кинулись сводить счёты с Чжань Мубаем, всё равно уже поздно. Он был убит Злым Монархом, и даже души от него не осталась!

Цао Гофэн так хотел излить свою злость, однако это было уже невозможно!

— Похоже, в этот раз с возмездием мы опоздали, человек, которому мы должны отмстить, уже не здесь…

Цао Гофэн горько рассмеялся и удручённо сказал:

— В этот раз мы не только не нашли особенного человека, но и провалили задание помочь трём Священным землям справиться с Четырнадцатым Шао, мы не выполнили ни одного из поручений дворца… Нам, семерым, действительно очень не повезло…

Бай Цифэн равнодушно сказал:

— Это поездка не увенчалась успехом, потому что у нас были ошибочные сведения, в чем нас винить? К тому же эти три Священные земли, кто они вообще такие? Кто с ними станет сотрудничать? Они нас ещё благодарить должны, что мы не переубивали их всех там. Брат, не стоит так сильно расстраиваться из-за этого, уверен, никто бы другой из дворца не решился пойти на мировую с ними. Перестань жалеть об этом, сейчас и так очень трудно.

— Но…вне зависимости от причин, итог один, мы не выполнили ничего из того, что должны были.

Цао Гофэн строго сказал:

— Для провала любого дела, есть свои причины, но они не должны становиться обоснованием невыполнения этого дела, долг есть долг! Если ты что-то взял на себя, будь добр выполнить это!

— Я понял! — Бай Цифэн поднял голову и посмотрел ему в глаза: — Не волнуйся, мы все готовы разделить эту участь с тобой, брат!

— Так нельзя! Раз уж в этот раз я отвечаю за исход этой поездки, с какой стати вы должны тоже впрягаться за меня? — пребывая в плохом настроении, произнес Цао Гофэн. А потом вздохнул и добавил: — На самом деле, эти несколько дней я думал о совершенно другом вопросе.

— Каком?

— Этот Злой Монарх — это тот молодой господин из семьи Цзюнь, Цзюнь Мосе. Я думаю, никто в этом не сомневается; однако на этот раз силы Цзюнь Мосе значительно увеличились. Это заставило меня подумать о том, что он может представлять опасность для нашего Туманного Призрачного Дворца, — Цао Гофэн строго сказал: — То, что Цзюнь Мосе будет сражаться с тремя Священными землями, уже неизбежно; а сейчас, после таких больших потерь, их силы уже не те, что прежде. Только и нужно, чтобы Священный дворец не вмешивался, тогда Цзюнь Мосе полностью уничтожит их, и, даже если он и повременит с этим несколько лет, и в то время даже трём Священным землям будет оказана помощь со стороны Священного дворца, они вряд ли смогут удержать его! Самое страшное в таком человеке, это его ужасающая скорость подъёма! Его сегодняшнее состояние сил и так уже потрясло весь мир!