Глава 938. Чжань Юшу

В этот момент кто-то издал пронзительный крик:

— Мертвы! Они мертвы… Убили!

Неизвестно, испугался этот человек или же позлорадствовал. В любом случае, после этих воплей все вокруг мгновенно исчезли.

Владельцы магазинов тут же второпях всё позакрывали…

Убийство городских смотрителей — это тебе не хухры-мухры…

Кто захочет быть впутанным в такое?..

Послышался топот копыт, и на другой стороне улицы показались силуэты молодых людей. Один из них вдруг слегка улыбнулся и с неким интересом посмотрел на картину перед собой:

— Ого! Да разве это не два посла уважаемого Шенхуана Цао? Что такое, неужто ваши силы настолько выросли, что захотелось поскорее их опробовать на простых городских смотрителях? Повеселились? Почтенные мастера, ха-ха-ха! Вот и все ваши «величественные манеры» — так жестоко расправиться с обычными людьми… мда…

Лица двух сопровождающих внезапно помрачнели.

Когда они обернулись, чтобы посмотреть на Цзюнь Мосе, от того уже и след простыл. Потом оба мастера вспомнили тот пронзительный крик… Это ведь и был тот засранец! А как воодушевленно орал!

— А-а-а, это вы, молодой господин Чжань! Выказываем вам наше уважение, — пробурчали оба провинившихся. Пусть их собеседник был довольно юн, однако за ним стояло его высокое происхождение. Оба мастера не могли позволить себе спровоцировать этого юношу и, естественно, боялись проявить даже малейшую бестактность.

По случайному стечению обстоятельств, этот красивый, высокий молодой человек оказался тем самым человеком номер один, которого настоятельно просил избегать Цао Гофэн в разговоре с Мосе.

Чжань Юшу из семьи Чжань!

Не стоит снова упоминать, что за плечами Чжань Юшу стояло не только имя наследника семьи Чжань, но и также несколько огромных кланов Туманного Призрачного Дворца, так что кто бы там ни был, он не осмелится пойти против этого молодого парня.

Сам Цао Гофэн, хоть и не боялся их влияния, но старался избегать с ними всякого конфликта. Между обеими сторонами формально поддерживался мир и согласие.

Например, если молодой мастер Цзюнь столкнётся с этим юношей, то Цао Гофэн, естественно, впряжется за своего ученика, пусть даже придётся для этого устроить потасовку. Но если это будет кто-то другой — то он даже и пальцем не пошевелит, наоборот, ещё и в придачу добавит: сделает выговор, или вообще выгонит из Дворца, аннулируя все боевые заслуги! И там уже ничего не поделаешь!

— Ван Нэн, Ли Цзе, поговаривают… У вас теперь новый маленький хозяин? — Чжань Юшу наклонил подбородок и прищурился, глядя на этих двоих снисходительным и презрительным взглядом. — Говорят, что… Он — носитель какой-то непревзойдённой сущности? Очень крутой малый? Это правда?

Он намеренно усилил свой голос на словах «поговаривают» и «говорят», выражая тем самым ещё большее презрения. Несколько парней, стоящих позади него, не смогли удержаться от смеха, подливая масла в огонь.

Один из них сказал:

— Что такое эта непревзойдённая сущность? Какой-то неотёсанный деревенщина, откуда его вообще вытащили? По сравнению с нашим братом Чжань — это просто кусок дерьма, только и всего!

Другой тут же подхватил:

— Кусок дерьма — для него ещё комплимент. Я обладаю большими познаниями и могу сказать, что ни в одной из известных мне наук нигде и ничего не упоминалось про какую-то там непревзойдённую сущность. Вообще не понимаю, откуда эта неизвестная ерундовина вдруг взялась! Ещё и хочет просто задвинуть нас на дальнюю полку! Кто в Туманном Призрачном Дворце может сравниться с нашим братом Чжань? Этот грязный деревенщина без рода и племени слишком много о себе возомнил!

Чжань Юшу улыбнулся, его лицо было полно самодовольства. Однако если внимательно присмотреться, можно было увидеть, что в его огромных глазах затаились смутные и беспокойные мысли. Чжань Юшу внимательно наблюдал за лицами обоих мастеров, не упуская из виду никаких интересных зацепок, кроме того, ему помогала стоящая позади него свита.

Если бы Цзюнь Мосе был здесь, то мог бы и сам убедиться, что этот легендарный юноша из семьи Чжань вовсе не какой-то там тюфяк! Но, к сожалению, он уже успел куда-то ускользнуть.

— Молодой господин Чжань верно говорит, — лицо Ван Нэна было слегка зеленоватого оттенка. Он, скрипя зубами, добавил: — Цао Шенхуан действительно принял к себе в ученики обладателя непревзойдённой сущности. Мы пришли сюда с господином Мо, чтобы показать ему город.

Чжань Юшу очень внимательно посмотрел выражение лица Ван Нэна, а затем улыбнулся и сказал:

— Стало быть, вы понапрасну так усердно работали все эти восемьдесят лет? Как жаль, как же жаль! — хоть он и говорил о сожалении, однако в его голосе отчётливо слышалось лишь одно сплошное злорадство.

Когда Чжань Юшу сказал эти слова, Ван Нэн и Ли Цзе вдруг переменились в лице.

Тем не менее Чжань Юшу на этом не остановился и решил добить своих собеседников:

— Ха-ха-ха, вы ведь все эти годы вели скрытую войну для того, чтобы лишь завоевать расположение Цао Шенхуана и стать его последователем? А теперь… Блин, да я никак не могу перестать смеяться… Ха-ха-ха! Так забавно! После стольких лет тяжёлого труда, вам, наверное, так приятно на душе за своего недонаставника?

Выражение лица Ли Цзе снова изменилось, но он, всё же, сдержал свой гнев и непринуждённо сказал:

— Если бы не забота и внимание Цао Шенхуана, как бы мы смогли достичь сегодняшних достижений? Цао Шенхуан всю жизнь мечтал об особенном ученике, и теперь он смог заполучить идеальнейшего мальчишку! Мы рады за нашего старика всем сердцем! Господин Мо обладает непревзойдённой сущностью. Можно сказать, что он уникальный талант! За последние десять тысяч лет обладателем такой сущности был лишь сам Первый Шао! Так что — да, нам очень приятно на душе за Цао Шенхуана!

Чжань Юшу усмехнулся. Пусть слова Ли Цзе были скромными и вежливыми, однако они имели двойственное значение. Более того, это был явный контрответ на речи товарищей Юшу! Он просто-напросто высмеял его природные качества и таланты, да ещё так лихо превознёс этого обладателя непревзойдённой сущности!

После этих слов молодой господин Чжань вмиг помрачнел…

— Вздумал со мной препираться?! Два никчёмных отброса, которые так свирепо расправились с обычными людьми, да как вы смеете смеяться надо мной? — голос Чжань Юшу становился всё суровее. — Эй, кто-нибудь, быстро схватите этих двоих и доставьте в сторожевой пункт до вынесения им приговора, за насмешки и оскорбления меня!

Стоявшая позади Юшу охрана тут же с огромным желанием ринулась вперёд.

Чжань Юшу презрительно покосился на Ван Нэна и Ли Цзе, а затем холодно сказал:

— Эти двое ни во что не ставят законы и дисциплину Туманного Призрачного Дворца, провоцируют представителей правоохранительных органов. Более того, эти люди повинны в жестокой смерти восьми ни в чём не повинных городских смотрителей! Кровь пролилась вдоль всей улицы, их методы были бесчеловечны, а мысли — крайне жестоки! Мы видели это собственными глазами и можем предстать свидетелями, доказательства неопровержимы! Исходя из чувства долга по отношению к обществу и государству, мы берём под стражу этих двух злоумышленников! И если кто-то вздумает мне противиться — тут же будет казнён без суда и следствия!

Ван Нэн и Ли Цзе одновременно сделали шаг назад и побледнели:

— Молодой господин Чжань, мы ведь все неразрывно связаны и являемся последователями Туманного Призрачного Дворца, мы будто соученики, так к чему такая строгость?

Чжань Юшу фыркнул и сказал:

— Тьфу! Думаете, что вы — дерьмо собачье — как-то со мной связаны? Не говорите ерунды! Вы двое не уважаете здешние законы, выходите на улицу и убиваете государственных служащих! Я лишь вершу справедливость и ни за что не поступлюсь общими принципами ради личных!

Видя, как пятеро или шестеро Достопочтенных мастеров с ухмылкой выступили вперёд, Ван Нэн и Ли Цзе потеряли всякую надежду и мысленно прокляли Цзюнь Мосе…

— Молодой господин Чжань, причина этого инцидента состоит в том, что эти парни спровоцировали нашего господина Мо, а нам было приказано расправиться с ними! Что нам было делать?! Молодой господин Чжань, взвесьте все факты и поймите ситуацию, мы ведь тоже заинтересованы в разрешении этого вопроса, так как от этого зависят наши судьбы! Не обязательно превышать свои полномочия и лезть не в своё дело! Да и вообще… погибло всего восемь городских смотрителей — а это не такое уж и большое дело! Ни к чему раздувать из мухи слона и портить наши репутации!

— Ваш господин? Это тот деревенщина по фамилии Мо? Обладатель непревзойдённой сущности? Он тоже был здесь? — Чжань Юшу вдруг переключил всё свое внимание на молодого мастера Цзюнь.

Ван Нэн поспешно кивнул, а про себя подумал:

«Я ведь только что ясно сказал, что мы сопровождали господина Мо, зачем притворяться, что ты этого не знал…»

— Скажите руководству городских смотрителей, что я хочу временно лично заняться этим делом, — Чжань Юшу хитро прищурился и добавил: – Для начала уведите этих двоих в башню Пхяо Сян. И передайте молодому господину Мо Цзюнь, чтобы тот лично прибыл за своими сопровождающими в башню до заката. В противном случае они будут переданы в сторожевой пункт, и ими займутся со всей строгостью закона! Убийство должно оплачиваться жизнью!

Несколько человек одновременно откликнулись, а Ван Нэн и Ли Цзе глубоко вздохнули. Стоявшие позади Чжань Юшу молодые люди вдруг все воодушевились, представив, какие проблемы теперь ожидают молодого господина Мо Цзюнь!