Глава 943. Он – по-настоящему очень страшный человек!

Цзюнь Мосе отошёл назад, и не собирался возвращаться обратно. Однако Гу Фэй Ю, услышав его слова, в тот же миг пришёл в настоящую ярость! Он так обезумел, что почти ещё немного, и он бы начал плеваться кровью от своей злости:

«С какого это хрена между нами нет непримиримой вражды? Ты уже успел обругать моих предков несколько раз, и почти свёл меня с ума своими выходками, а сейчас говоришь „посмеялись и хватит“?», — Гу Фэй Ю с трудом перевёл дыхание, его глаза должны были вот-вот выпрыгнуть из своих орбит, лицо передёргивалось от судорог и спазмов, словно рожа чёрта из самого Ада, слюна летела в разные стороны, а сам он неистово вскрикнул:

— Мо Цзюнь, слова уже бесполезны, сегодня я уже не смогу тебя не убить! Мне плевать, какой ты там удивительной сущностью обладаешь, сегодня ты подохнешь, и это неотвратимо!

Цзюнь Мосе издал горький смешок. Его настроение только улучшалось, и он с обидой в голосе произнёс:

— Молодой господин Гу, вы говорили, что никогда не оскорбите моего учителя Шенхуана Цао, так с какой стати я могу сделаться вашим врагом? Сегодня я уже согласился уступить вам, сейчас вы в выгодном положении, к чему такое упорство? Неужто Туманный Призрачный Дворец — это место, где не признаются справедливые доводы?

Недавно Гу Фэй Ю говорил, что в Призрачном Дворце найдётся уйма людей, которых нельзя задевать даже Цао Гофэну! Тем не менее это факт, а не пустая болтовня. Хотя они высокомерны и горды, но действительно никогда не оскорбляли Цао Гофэна!

Сказав это, Цзюнь Мосе разбил это утверждение.

Так как эти двое уже приближались к ним…

В это время Гу Фэй Ю лишился почти половины своего здравого рассудка, и разозлился до предела, конечно, благодаря Цзюнь Мосе. Он не стал отмалчиваться и стал болтать что ни попадя, уже не слишком задумываясь о словах:

— Ну, я обругаю Цао Гофэна и что с того? Тебе уши режет? Так давай, иди сюда! Давай сразимся! Ты же храбрый у нас! Цао Гофэн, этот сучий потрох! Старый ублюдок! Сволочь дряхлая! Почему это я не могу оскорбить его?

Благодаря наводке Цзюнь Мосе, Гу Фэй Ю думал:

«Раз уже оскорблял, обругать ещё раз, что в этом такого? Главное, разозлить этого мелкого говнюка, а там и сдохнет этот кусок говна!»

Оскорбления лились как проливной дождь, и все с настоящей обидой.

«Ты оскорбил моих предков, тогда я оскорблю твоего учителя! Или ты думаешь, я и этого не умею?»

Только Мяо Сяомяо потрясённо смотрела на Гу Фэй Ю и на Цзюнь Мосе, со странным выражением, наполненным любопытством, смехом и беспомощностью.

Цзюнь Мосе раскраснелся и, с трудом подбирая слова, гневно выкрикнул:

— Молодой господин Гу, зачем же вы так? Вы можете оскорблять меня — мне совершенно плевать, но зачем же вы оскорбляете Шенхуана Цао? Да ещё так неприлично… Неужто эти семеро славных братьев чем-то вас обидели? Вы ещё всего лишь представитель молодого поколения, откуда в вас столько злости и гнева? Ваши родители разве так вас воспитывали?

«Ещё одна наводка! Ругай, оскорбляй, унижай, ещё про остальных Шенхуанов не забудь, а то Цао Гофэн, не дай Будда, не слишком разозлится…»

Гу Фэй Ю, естественно, не обманул ожидания Цзюнь Мосе, и снова принялся ругаться:

— Да срать я хотел на всех семерых братьев-Шенхуанов! Я хочу и буду оскорблять, что ты мне сделаешь! Сволочи! Сучьи отребья! Они семеро братьев, и что? Хочешь надавить на меня тем, что их много? Вот что я тебе скажу: несмотря на то, что они все семеро — Шенхуаны! В глазах нашей семьи Гу, они и ломанного гроша не стоят! Чёртовы ублюдки, куски говна!

Мяо Сяомяо прикрыла рукой свой рот! За спиной гневно ругающегося Гу Фэй Ю появились две фигуры, с очень разозлёнными выражениями на лицах. Неизвестно, когда именно они прибыли. Должно быть, они уже стояли здесь какое-то время.

Неукротимое совершенствование скрывало их ауру. Хотя они стояли там, никто, за исключением Цзюнь Мосе, не мог почувствовать их присутствие, даже если бы повернул голову, а Гу Фэй Ю со своей Суань Духа третьей ступени точно не мог.

У одного из них было белое квадратное лицо, длинная борода до груди, прямой нос, рот прямоугольником, и выглядел он довольно грозно и внушительно!

Если это не Шенхуан третьей ступени, Цао Гофэн, то кто же!

Другой стоял с красным пылающим лицом, его борода тянулась аж до пупка. Это был дедушка Гу Фэй Ю, Гу Юнь Ян!

В эту минуту оба человека были разгневаны почти до посинения! Сяомяо увидела их, Цзюнь Мосе тоже увидел, и даже Сяо Доу Я уже заметила. Один только бедняга Гу Фэй Ю стоял к ним спиной и не замечал их присутствия.

Увидев двух прибывших человек, Мяо Сяомяо почувствовала, как её мозг забурлил! Она была смышлёной девушкой, и потому сразу же догадалась, почему Мо Цзюнь так резко сменил модель своего поведения.

«Оказывается, он всё спланировал! Он заранее знал, что, учитывая его совершенствование, Гу Фэй Ю ему совсем не соперник! Поэтому он решил использовать свою сущность, чтобы оказать на него давление… Однако Гу Фэй Ю — всего лишь мастер с Суань Духа третьей ступени, если бы он не повиновался ему и попытался прийти в себя, так или иначе он потерпел бы неудачу! Поэтому-то Мо Цзюнь даже не побрезговал рискнуть своей жизнью, принял вид отчаянного злодея, и непрерывно оказывал давление на своего соперника! Не дав Гу Фэй Ю времени на обдумывание ответных действий… С приставленным к горлу мечом он заставил отступить Гу Фэй Ю на семнадцать шагов! Какая смелость и какой расчёт нужны для этого? Оказывается, он вовсе не бездумный головорез или самоубийца, всё это было лишь частью его плана, но… Подождите, что-то не сходится! Предположим, что всё было именно так, но, если бы эти два человека так и не появились, разве бы тогда он не погиб?»

Мяо Сяомяо нахмурила брови и погрузилась в раздумья. Через некоторое время она едва не вскрикнула:

«А! Я поняла! Вот оно что! Кто бы мог подумать, что он всё так умно продумал! Ведь, так как он — обладатель непревзойдённой сущности, Призрачный Дворец будет обращаться с ним, как с драгоценностью! Он двинулся в путь в одиночку, а это не так безопасно, поэтому обязательно должен быть человек, который будет держать его под наблюдением… Если с ним случится что-то серьёзное — он немедленно вмешается и устранит все проблемы! А он на протяжении всего времени ждал именно этого человека!»

Додумавшись до этого, Мяо Сяомяо поняла, что в высшей степени потрясена этим:

«Откуда у такого юнца, который младше меня, между прочим, на два года, такой талант к хитрым и коварным планам? И ещё, в конце с Гу Фэй Ю случился нервный срыв… Как это случилось? Хотя Мо Цзюнь продолжал непрерывно давить на него, всё же он не был настолько суров к нему. Наоборот, за исключением того, как в начале меч коснулся его горла, с каждым отступлением Гу Фэй Ю назад, меч становился всё дальше и дальше от него… Несмотря на то, что он шёл напролом, он держал ситуацию под контролем и не доводил до критической точки. По идее, Гу Фэй Ю не должен был так отреагировать… Но тем не менее он сильно психанул, в чём же дело?» — Сяо Мяо задумалась на мгновение, но тотчас же догадалась:

«Понятно, это всё из-за меня! Потому что в это время я посмотрела на Гу Фэй Ю. Он и так уже кипел от ярости из-за позора, а тут ещё я взглянула на него, как на собачью какашку… Ему всегда было важно моё мнение, и это довело его до ручки! Если бы меня не было здесь сегодня, Мо Цзюнь продолжал бы наседать на бедного Гу Фэй Ю до победного конца, и сломал бы его окончательно! Несмотря на то, что он ни разу не посмотрел на меня, всё же, он брал меня в расчёт. Поэтому после одного моего взгляда в сторону Гу Фэй Ю, Мо Цзюнь уже знал, что тот вот-вот психанёт. Именно поэтому после этого момента он отступил, в надежде избежать кризиса! Он словно видел характер Гу Фэй Ю насквозь, он больше не был для него загадкой! Где наступить, где отступить — всё четко, без малейшей погрешности… В самом деле, очень круто сработано! Своим вмешательством я нарушила его планы, однако в это самое время появились Шенхуан Цао и глава семьи Гу, и Мо Цзюнь тотчас же бросился к решительному отступлению, тем самым вызвав новый взрыв гнева со стороны Гу Фэй Ю! Он почти заставил его лишиться своего рассудка, и с помощью словесных наводок возбудил ещё больший конфликт, благодаря чему, в глазах прибывших он предстал как ни в чём не повинная и оскорбленная сторона! Кто мог знать, что на самом деле жертвой этого конфликта был не прекращающий ругаться бедняга Гу Фэй Ю? Так или иначе, Гу Фэй Ю уже потерял лицо. Уже не оставалось надежды на мирное разрешение этого конфликта, лучше бы уж просто оскорбил и всё! Сейчас главной жертвой этого конфликта был… обладатель непревзойдённой сущности… По всему видимому, у семьи Гу дела теперь будут очень плохи…»

Разобравшись со всем этим, Мяо Сяомяо немного успокоилась. На Цзюнь Мосе она теперь смотрела с неприкрытым ужасом в глазах:

«Этот человек — настоящий монстр! Его ни за что нельзя обижать! Иначе страшно представить, чем это только может закончиться… Попав в такую сложную ситуацию, он первым делом предпринял соответствующие ответные меры, чётко следовал им, и в конце добился явного перевеса в свою сторону…»

Сяомяо спрашивала у своей совести, как ей поступить. Она понимала, что просто не сможет принять сторону Мо Цзюня и промолчать! Всё было так просто, соперник выбрал самый лучший способ обезопасить себя. А она была очевидцем его хитросплетённого плана…

«Гу Фэй Ю страшно поплатится, раз уж посмел обидеть этого человека. Даже семью Гу ждут несчастья…»

Мяо Сяомяо приняла осмотрительный и осторожный вид. Глядя на Мо Цзюня, далеко превосходившего её по силам, в её прекрасных глазах читались благоговейный трепет и уважение! И ещё любопытство!

«В конце концов, что за он человек? Не каждый обладает такими способностями и умом! Он, действительно…очень страшный человек!»

Глядя на несчастного и потерянного Гу Фэй Ю, в душе она немного расслабилась: за эти года, что он не давал ей прохода, он успел так сильно ей надоесть… Если, благодаря этому Мо Цзюню, у неё получится избавиться от Гу Фэй Ю, она будет бесконечно счастлива…

Но Сяомяо не знала одного — несмотря на то, что её предположение было вполне рациональным, всё-таки было мало шансов осуществить это на самом деле.

Исход, всё же, был один — задев Цзюнь Мосе, Гу Фэй Ю ожидало только несчастье…

Сейчас бедняга Гу Фэй Ю всё также стоял лицом к Цзюнь Мосе, и не только не ощущал присутствия двух прибывших человек, но и полностью лишившись здравого рассудка, сильно ругался:

— …кто вообще такой этот ваш Цао Гофэн? Разве он способен надавить на меня? Блядь, да наша семья! Наша семья — Гу! Ты, идиот всратый, вообще знаешь нашу семью Гу? А я скажу тебе! Да старейшины нашей семьи одним пальцем раздавят этого Цао Гофэна и всех его шестерых дебильных братьев, и даже не поморщатся! Бедный твой учитель! А ты — неопытная деревенщина, и не более! Скажу по правде, если мой дедушка будет состязаться в военном искусстве с Цао Гофэном, старейшине Цао придется ещё о пощаде его молить! Жалобно умолять оставить его в живых, понятно тебе? Ха-ха-ха… Ты, олух! Твой учитель ничего не стоит, ты хоть знаешь?

Стоящие за его спиной Цао Гофэн и старик в чёрном были бледны, как смерть!