Глава 958. Я для вас — легенда!

Только что он в чрезвычайно самодовольной манере речи, с очевидным самомнением рассказал о своём имени и происхождении. Вместе с могущественной силой и влиянием, у него была одна цель — заставить этого обладателя непревзойдённой сущности уважать его, внушить ему страх! Эта тактика называлась «Воин, который, не вступая в битву, покорил врага»!

Нужно только, чтобы его противник показал испуганный вид, тогда бы Чжань Цифэн с новой силой кинулся досаждать ему.

Он ни за что бы не подумал, что противник никогда не слышал о его имени, да ещё и считал, что ему живётся несладко, а потом и вовсе бросился распыляться в утешениях! Он ведь относился к нему с презрением и сочувствием!

Это недоразумение заставило Чжань Цифэна испытать странное чувство отвращения. Неужто он, выдающийся наследник семьи Чжань, нуждается в чьём-то сочувствии и утешении? Чжань Цифэн мечтал о том, чтобы в клочья разорвать ни в чём неповинное лицо этого подонка!

Однако для Чжань Цифэна, человека высокомерного и вечно гоняющегося за славой, такое нападение было очень несвойственно и могло бы поставить под сомнение его адекватность, как наследника, поэтому придётся терпеть!

Мяо Сяо Мяо уже хотела рассмеяться, но вовремя остановилась.

Она считала, что, если сегодня Мо Цзюнь не получит мощный удар от каждого из присутствующих здесь, он не цсможет покинуть это место.

— Ты что, вообще страх потерял? Как ты посмел так разговаривать с братом Чжань? — молодой человек в зелёных одеждах сделал шаг вперёд, и, тыча пальцем в воздух, начал ругаться.

— Э? А что я такого сказал? По-моему, братишка Чжань совсем не против! Или он не согласен на мою поддержку? Э, молодой господин, кстати, а вы кем будете? — Цзюнь Мосе с интересом посмотрел на него, а потом, с каким-то странным акцентом восхищённо воскликнул: — Вай, дарагой! Ваша одежда так прекрасна! Прямо-таки зелень зеленью! Правда, очень красиво смотрится! Как только вы встали, я словно очутился где-то в горах среди бамбукового леса, мне кажется, я даже чувствую свежий воздух… — Цзюнь Мосе сделал глубокий вздох, а потом с сожалением произнёс: — Единственное только, знаете… хотя вы весь с головы до ног облечены в изумрудно-зелёный, тем не менее, чего-то вам не хватает… — он растерянно осмотрел его справа, потом слева.

— Чего ещё не хватает? — молодой человек в зелёной одежде в крайнем раздражении спросил.

— Знаете, не хватает… просто волосы на вашей головы тёмного цвета… Ага, вот если бы на вашей голове был головной убор такого же зелёного цвета, было бы просто чудесно! Это бы завершило ваш образ! За одну ночь вы бы стали настоящей сенсацией всего призрачного Дворца, стали бы бессмертной легендой, подумайте только об этом, попробуйте!

Юноша в зелёной одежде вмиг понял скрытый смысл слов Цзюня Мосе. Его всего затрясло, он уже хотел броситься и задушить собственными руками подонка: «Надеть головной убор такого же цвета? То есть зелёного цвета???! Думаешь, я не понял, что ты имел в виду?!»

(Изначально в Древнем Китае закон требовал от проституток, их мужей и мужчин, состоящих с ними в родстве, носить зелёные головные уборы)

— Уверен, все знают, что я — обладатель непревзойдённой сущности, — однако следующие слова господина Мо заставили всех людей почти взорваться от гнева: — Наверняка, для вас я — легенда, я тоже это понимаю!

Он напустил на себя важный вид, самодовольно махнул рукавом, помотал головой, покрутил шеей, и уверенно сказал:

— Хотя я не в Цзянху, моя популярность достигла меня даже за его пределами! На самом деле, я очень простой, правда, очень простой человек! Видите, я же спокойно разговариваю с вами, не считаю себя выше вас!

У всех, не сговариваясь, возник рвотный позыв.

Глядя на этого с головы до пят воздушного и самодовольного засранца, нагло и цинично восхваляющего свои достоинства, всем становилось дурно…

Все вмиг пришли в бешенство, они были готовы броситься в любой момент и просто избить этого бесстыжего поганца…

Он действительно, был бесстыжим до крайности…

— Господин Мо говорит всё верно, сейчас он и в самом деле считается одной из легендарных личностей призрачного Дворца! — Чжань Цифэн сделал глубокий вздох: — Однако, у всех нас есть одна схожая черта — мы прагматики, и не верим в легенды. Если есть какие-то люди, считающие себя легендами, не имеющими заслуг и достижений, но при этом каким-то странным образом считающими себя выше нас… Тогда, вне зависимости от того, имеет ли этот человек какое-либо необыкновенное дарование, мы обязательно должны услышать его наставление! Если мы останемся довольными и признаем его, только тогда он поистине сможет называть легендарной личностью, бессмертной легендой! Тогда он может стать самым популярным и влиятельным молодым человеком призрачного Дворца, — Чжань Цифэн говорил медленно, постепенно угнетая собеседника: — Господин Мо, я уверен, вы понимаете, о чём я. И, разумеется, согласитесь со мной?

— Соглашусь, конечно соглашусь, вы всё говорите верно, — Мосе с улыбкой во всё лицо несколько раз кивнул, потом почесал голову, и сказал: — Однако, господин Чжань, вы сейчас что-то говорили про легендарную личность… что-то про легенду… В конце концов, что это значит? Каков конкретный смысл этих слов? Э, я извиняюсь, я не очень грамотный… Хотя я уверен, что тоже отличаюсь выдающимися способностями и эрудицией, но всё же… Господин Чжань, вы сейчас говорили скороговорки? Или, может, народные частушки читали? На слух звучит очень хорошо, однако очень уклончиво и неточно, я ничего толком не понял, не могли бы вы ещё раз повторить… Хи-хи-хи…

Мяо Сяо Мяо больше была не в силах сдерживаться, и в конце концов рассмеялась. Он издевается над ними, а у самого такое искреннее и честное лицо….

Настоящий талантище…

Король экрана… если бы этом мире было телевидение…

— Не в состоянии понять услышанное? Да ты, в самом деле, настоящий эрудит! Ничего, я тебе всё объясню: мой старший брат говорит, что сейчас в призрачном Дворце есть один отброс, который выглядит как форменный тупица, в душе настоящий долбоёб, только Небеса какого-то хрена отдарили его прекрасным телом, и он хочет использовать своё неожиданное везение, чтобы поставить себя выше всех нас. Он ведёт себя очень нагло и высокомерно, поэтому мы должны хорошенько проучить его, — сказал Чжань Юшу угрожающим тоном.

— Ай-яй-яй… И кто этот человек? Какой-то отброс и ведёт себя так нагло и дерзко? — Цзюнь Мосе, «пылая благородным гневом», сплюнул прямо на дорогущий ковёр и сурово закричал: — Надо немедленно убить этого… долбоёба! Как он посмел смотреть свысока на моего братишку Чжань! Это просто не в какие рамки!

Говоря это, он прошёл на два шага вперёд, и стал прямо перед Чжань Цифэном. С бесконечным сочувствием он хлопнул его по плечу, и горестно произнёс:

— Братишка Чжань, я понял! Наконец я полностью осознал твоё положение! Мне дико печально, что даже какие-то долбоёбы и то смотрят на тебя свысока… Значит, у тебя ситуация уже настолько осложнилась… Слушай, а они тебя за своего не принимают пока?

Говоря это, господин Мо несколько раз ударил себя по груди:

— Ну да ничего, теперь это всё в прошлом! Уверен такого больше не повторится, ха-ха-ха! Потому что теперь я здесь, Мо Цзюнь, легендарный монарх прибыл! С этого дня ты под моим крылом! Обещаю тебе, ты будешь наслаждаться жизнью, жить в роскоши и достатке! — он притопнул ногой, и полным решимости голосом заявил: — Если этот долбоёб снова осмелится обижать тебя, не стесняйся — старший брат с тобой! Он быстро проучит этого мерзавца, только так!

Договорив до этого момента, лицо Чжань Цифэна почти позеленело, однако Цзюнь Мосе всё ещё не наигрался. От «переизбытка чувств» он снова хлопнул его по плечу, и, всхлипывая, произнёс: — Сегодня ты подлизывался ко мне, устроил этот шикарный приём в мою честь… Хотя я был уверен, что ты только разыгрываешь из себя важную персону, тем не менее, всё же был растроган таким отношением. Если я не похлопочу за тебя, разве это не будет значить, что я совсем бессовестный?

«Что? Этот кретин не рехнулся ли?», — первый юный господин призрачного Дворца и его братья просто не могли найти слов.

Взгляд Чжань Цифэна стал безжизненным и подавленным, на лбу всплыли три черных полоски. Он всегда придавал много внимания тому, как он выглядит, однако сейчас ему было так плевать, что он забыл про это. Он был так оскорблён и унижен впервые в жизни!

«Мне дико печально, что даже какие-то долбоёбы и то смотрят на тебя свысока… Значит, у тебя ситуация уже настолько осложнилась…»

Не взирая то, что если даже все присутствующие будут оскорблять его разными способами, этому обладателю непревзойдённой сущности всё будет совершенно побоку… Всё равно всё будет сводиться к Чжань Цифэну…

Этот человек не знает ни стыда, ни совести, и это его главный талант…

Неизвестно сколько времени прошло, как они всё-таки пришли к выводу, что языком этого негодника не победить. Не стоит смотреть на то, что он выглядит как дурачок, однако на самом деле он только лишь прикидывается недалёким. Он с самого начала играет роль простофили, и сейчас это стало более очевидным.

«Ты хочешь мне что-то сказать? Я отвечу тебе. Ты оскорбляешь меня? Я тоже буду оскорблять тебя? Ты ругаешь меня не в открытую? Я не буду говорить непристойности тебе в лицо. Хочешь битвы? Я устрою беспредел…»

Оставаясь неизменным себе, Цзюнь Мосе веселился в своё удовольствие!

— Мо Цзюнь, прекрати этот цирк! У меня нет ни интереса, ни времени нести эту чушь, — Чжань Юшу тяжело дышал и опустился на стул. Вдохнув свежий воздух, он посмотрел на выражение лица своего старшего брата и немного успокоился: — Ты — легендарный обладатель непревзойдённой сущности, с самого начала твоего появления в призрачном Дворце, ты сразу же получил обожание со стороны всех старейшин. Они были крайне благосклонны к тебе, потому что у тебя есть преимущество, а у нас нет, и мы признаём это. Мы не завидуем твоим врождённым талантам, мы предпочитаем говорить, что тебе просто повезло! Своим неожиданным появлениям ты, несомненно, многое отнял у нас. Мы боролись и отвоёвывали себе это на протяжении всей жизни, успех был почти у нас в руках, и вдруг появился ты и всё испортил!