Глава 961. Коварные условия!

Только жаль, что такой блестящий план обречён на поражение, так как семья Чжань встретила не настоящего обладателя непревзойдённой сущности, а проходимца и мошенника Цзюня Мосе, обладающего неисчерпаемой энергией.

Семья Чжань усердно разрабатывала свой превосходный план, но столкнулась с ужасным препятствием…

Они обречены на трагедию…

Сюда замечательно подойдут слова: «Человек предполагает, а Бог располагает». Цзюнь Мосе стал больше верить в старинные поговорки, они чертовски правы! События в этом мире так удивительны и забавны!

— Обычное состязание и всё? Так просто? — спросил Цзюнь Мосе с преспокойным видом.

— Конечно, не всё так просто! — Чжань Юшу расплылся в радостной улыбке и засмеялся: — На самом деле ничего сложного, просто… Раз уж это состязание, то должна быть и ставка, а ставкой будет то, чего мы так жаждем получить!

— Ставка? Вы ещё хотите выставить мне свои условия? — спросил Мосе.

— Разумеется, у нас есть свои условия! Если не будет никакой пользы для нас, разве это не просто бесполезная трата времени и сил? Если не будет соответствующей ставки, разве это не обижает твой статус «легенды», многоуважаемый гений Мо? — Чжань Юшу с серьёзным лицом произнёс: — Условия тоже довольно просты: если ты проиграешь в какой-то из соревновательных областей, значит, начиная с этого дня и до конца своей жизни тебе запрещается заниматься этой областью деятельности, будь то служебная должность или материалы и так далее. Например, ты проиграешь в художественном искусстве, значит, до конца своей жизни тебе нельзя держать в руках кисти и краски, вот и всё. В других областях точно также.

Чжань Юшу рассмеялся и продолжил:

— Кроме того, ты должен поклясться, что, вне зависимости от требований и вне зависимости от ситуации ты не откажешься от наших условий, независимо на какие дела они распространяются! Если у тебя нет возражений, мы можем прямо сейчас заключить договор, в котором будет указана личная подпись каждого из участников, отпечаток пальца кровью, и клятва настоящим именем своих предков, которую нельзя будет нарушить до конца жизни!

Лицо Чжаня Юшу помрачнело:

— Разумеется, если у многоуважаемого гения Мо не хватит храбрости для этого, ты можешь уйти, и состязание будет прекращено. Однако я должен торжественно заявить: если состязание пройдёт и будет успешно завершено, вне зависимости от итогового результата, мы не станем создавать тебе беспокойств. Но, если ты с позором обратишься в бегство, я, Чжань Юшу, могу поклясться светлым именем моей семьи, что с этого момента тебе не будет жизни в призрачном Дворце. И пусть ты даже обладатель непревзойдённой сущности, итог будет такой же, ха-ха-ха-ха!

Просмеявшись, он продолжил:

— Тогда у тебя останется только два варианта. Первый: ни с того ни с сего ты вдруг станешь инвалидом или вообще погибнешь, превратившись в пепел; второй: ты вернёшься во внешний мир и продолжишь нищенствовать, то есть вернёшься к своему изначальному занятию. Ты, должно быть, не дурак, пусть ты ещё не видел, на что способна наша семья Чжань, но наверняка должен был слышать, выбор за тобой. Подумай хорошенько над этим.

— Чжань Юшу, ты действительно такой подлец! — Мяо Сяо Мяо была очень возмущена этими условиями, они практически уничтожали Мо Цзюня! Эти условия связывали Мо Цзюня по рукам и ногам на веки вечные. Если он согласится на них и проиграет, он попросту станет настоящим рабом семьи Чжань!

«Ты ни за что не должен принимать эти условия! Братья Чжань очень коварны!»

Однако Цзюнь Мосе мысленно усмехнулся: «Мне не страшны ваши условия. Если бы вы не выдвинули эти условия, вы бы не показали своё истинное лицо! План семьи Чжань в самом деле очень тщательно проработан: они не только используют семью Мяо… Мяо Сяо Мяо, сад чудодейственных растений, должность Повелителя призрачного Дворца; они используют и всех молодых господ, собравшихся здесь сегодня, и всех учеников, которые будут участвовать в этом состязании… Они даже используют Мо Цзюня, будущего первого мастера всего призрачного Дворца… Просто потрясающе!»

Что же касается условий, которые они продиктовали Мосе — это просто трюк для отвода глаз и не более. Так как самым главным фактором для обладателя непревзойдённой сущности будет уровень совершенствования Суань, а вовсе не какие-то живопись, шахматы, поэзия и тому подобное… Для него это ровным счётом не имеет никакого смысла. Если бы можно было участвовать в этом по желанию, у него всё равно не было бы никакого интереса.

Эти приёмы нацелены на то, чтобы захватить внимание зрителей, всё же лучше, чем ничего. Настоящие условия заключаются в том, что вне зависимости от времени, ситуации и обстоятельств Мо Цзюнь не может отклонить их требования, это и есть кульминация их плана.

К тому же семья Чжань не собирается пользоваться сейчас этими тремя условиями, это лишь инвестиции на будущее. Они будут ждать, когда обладатель непревзойдённой сущности достигнет соответствующего уровня, покажет свой силовой потенциал, характерный для уровня мастеров, не имеющих себе равных, но ещё не поднимется на самую вершину, и именно в это время они воспользуются этими условиями.

Если они поторопятся с этим, есть страх, что его совершенствование будет недостаточно высоким, и он вряд ли сможет обладать необходимыми способностями и умениями; если опоздают, то он уже достигнет вершины и станет небывалым мастером, и тогда ему будет совершенно плевать на существование семьи Чжань… В это время даже подписанное кровью соглашение окажется бесполезным, и семья Чжань просто будет истреблена дочиста.

Только этот решающий момент является самым подходящим временем для осуществления их плана: не слишком высоко и не слишком низко, к тому же легко взять под контроль…

Цзюнь Мосе решил поставить себя на место семьи Чжань и немного поразмыслить над этой ситуацией… От страха у него даже волосы стали дыбом: «Если бы моим первым условием было убить какого-нибудь важного деятеля призрачного Дворца, весь Дворец погрузился бы в смуту и панику. Вторым шагом — убить Повелителя призрачного Дворца, третьим — предположим, вступить в союз с семьей Чжань… Все эти три шага были бы последовательны, один был бы страшнее другого… Сначала убить одну важную шишку, с которым отношения были испорчены — обе стороны в выгодных условиях. Однако тем самым семья Чжань прочно ухватится за рычаг давления, так как нельзя не выполнить второе условие, а после него уже нет дороги назад. Кроме союза с семьёй Чжань в призрачном Дворце не останется места для отхода, если даже Мо Цзюнь и достигнет уровня небывалого мастера, он уже ни за что не восстанет против семьи Чжань… Таким образом семья Чжань не только заполучит себе несравненного и всемогущего мастера, но и приберёт к рукам весь призрачный Дворец, и будет править им во веки веков…»

— Подлый? Это не более, чем обычная ставка при пари, простые условия и не больше. Выбор всё равно за братом Мо, он может согласится, и, разумеется, может отказаться. Право решающего голоса всё равно не за мной, так в каком месте я подлый тогда? Возможно, многоуважаемый гений Мо Цзюнь выиграет пари… Разве ты не слышала, как он себя величал «легендой»? — Чжань Юшу радостно улыбнулся и сказал: — Сестра Сяо Мяо, делая дела, методы не так уж и важны, главное — это результат, а так называемые «гнусные и подлые приёмы» никогда не делаются в открытую; честные методы часто используются лишь для отвода глаз, и преследуют подлые цели… Что же касается секретов и тайн, о них знают только понимающие люди, у других даже нет возможности предугадать это… — когда он произнёс эти слова, Чжань Цифэн снова слегка кашлянул, словно намекая, что не надо говорить так много и так откровенно об этом с Сяо Мяо…

— Ты считаешь, что я не знаю, чего ты хочешь? Чжань Юшу, вы хотите использовать такие методы против обладателя непревзойдённой сущности, которого уважают и ценят все старейшины призрачного Дворца, разве вы не боитесь вызвать всеобщий гнев? Ваша семья Чжань справится с гневом старейшин? — Сяо Мяо смотрела на Чжаня Юшу, в ее спокойных глазах возникла невиданная ярость.

— Мы делаем это ради призрачного Дворца, а условия нашего пари не нарушают никаких законов. Этим я могу поклясться. К тому же, сестра Сяо Мяо, это состязание — лишь своего рода пари между нами, разве ты недавно не участвовала в таком же пари? Неужто ты считаешь, что ставка в вашем пари могла быть несколько меньше? — Чжань Юшу фыркнул и с натянутой улыбкой сказал.

Сяо Мяо задержала дыхание и вот-вот уже собиралась что-то сказать, как увидела, что Цзюнь Мосе с задумчивым лицом поднял голову, и недоуменно произнес:

— Младший господин Чжань, я всё понял, что ты говорил. Но, однако… эти условия… Не кажутся ли они тебе слишком несправедливыми? Везде говорится о том, что будет если я проиграю… Но почему ничего не сказано о том, что будет если я выиграю? Неужто установлены условия только в случае вашего выигрыша, а я должен вкалывать впустую?

— Нет, что ты! Справедливость на первом месте! Если брат Мо сможет одержать победу, разумеется можно выдвинуть свои условия, — Чжань Юшу сказал это с таким видом, словно это шутка, все присутствующие тут же рассмеялись.

«Этот Мо Цзюнь такой забавный! Одновременно столкнувшись с таким большим числом настоящих профессионалов, он ещё надеется одержать победу! Человек с высоким самомнением!»

Цзюнь Мосе с серьёзным видом сказал:

— Я уже подумал над своими условиями. Поскольку ваши условия довольно жестокие, мои тоже будут не сахар, вы же говорили о справедливости?

— А? Говори уже прямо о своих условиях! — Чжань Юшу сказал с улыбкой, но в душе был не весел. Этот деревенщина просто наглец!

— Брат Мо, вы должны быть осторожны; братья Чжань нарушают своё обещание уже не в первый раз, — Мяо Сяо Мяо поняла, что он хочет согласиться на пари, и испугалась. Она больше не могла сдерживаться и ей хотелось сильнее задеть братьев Чжань.

— Мяо Сяо Мяо! — долгое время молчавший Чжань Цифэн строго крикнул: — Что ты хочешь этим сказать?

— Что? Неужто ты в праве так поступать, а мне нельзя об этом говорить? — Мяо Сяо Мяо нисколько не показала слабости, и лишь ледяным взглядом смерила Чжань Цифэна.