Глава 987. Зачем ты появилась?

Будучи в благоприятных условиях, такой тип людей ни за что не потерпит поражения, однако стоит им только оказаться в тяжёлом положении, они сразу же теряют всякую волю и решимость, у них не остаётся ни единой способности оказать сопротивление!

Основываясь на этом факте, Цзюнь Мосе непрерывно продолжал закалять своих бойцов из отряда Цаньтянь Шихунь. Они тренировали свой характер и волю, непрерывно продолжая сталкиваться со смертью, проходя через трудности, глотая кровавые слёзы, они раз за разом одерживали победу над своими соперниками!

Человек в чёрной маске в данный момент отступил уже на двадцать семь шагов! Целых двадцать семь шагов, после чего этот таинственный меч, наконец, слегка отошёл на некоторое расстояние от его глазного яблока. На место как раз прямо перед Цзюнем Мосе и Мяо Сяо Мяо.

Удивительные явления, случившиеся на глазах у Сяо Мяо, заставили её содрогнуться от страха! Что здесь вообще происходит? Что за это меч? Какого же хозяина должен иметь этот удивительный дьявольский меч?

Она повернулась, и обнаружила, что на лице обладателя непревзойдённой сущности застыло выражение настоящего потрясения и замешательства! Очевидно, что ему тоже не было ничего известно о причинах происходящего здесь безумия.

Взяв себя в руки, Мяо Сяо Мяо склонилась в почтительном поклоне и с уважением обратилась к дьявольскому мечу:

— Мне неизвестно кто тот старший, что спас нас двоих, представителей младшего поколения. Не откажите в любезности и покажитесь разок, Сяо Мяо будет очень признательна вам за это!

Ночь была безмолвна, никто так и не ответил Сяо Мяо.

Меч только снова сверкнул, и с пронзительным визгом бросился в уцелевшего человека в маске, пронзив ему область среднего и нижнего Дань, после чего вырвался из его спины, окрашенный в кроваво-красный цвет. С острия меча свисала крохотная капля крови, которая постепенно чернела… Человек в маске громко вскрикнул, его сердце разрывалось от боли! Это место служилой точкой сосредоточения всех его сил, которых ему удалось добиться за всю его жизнь! Оказывается, этим ударом таинственный меч поглотил их все без остатка, после чего полностью разрушив его Даньтянь! В эту минуту он уже стал стопроцентным инвалидом!

Этот внезапный поворот событий принес ему больше страданий, чем если бы его попросту сразу убили и всё! Ранение было очень тяжёлым, он успел лишь вскрикнуть от боли, а потом потерял сознание. Последней его мыслью было: «Всё кончено!»

Необыкновенный дьявольский меч крутанулся несколько раз в воздухе, внезапно вспыхнул ярким светом, после чего дьявольски злая Ци быстро распространилась вокруг. Вмиг она скользнула, словно ураган, по всей равнине, после чего вся трава в радиусе тридцати трёх метров в одно мгновение завяла и засохла.

Потом меч вернулся в свое прежнее состояние величия, и отстранённо завис в воздухе, переливаясь мягким светом. На чистом и спокойном небе висела полная луна. Казалось, весь мир озарился ярким возвышенным светом.

Мяо Сяо Мяо не могла не залюбоваться этим видом! Такой удивительный меч просто не мог не завораживать своим величием.

Мяо Сяо Мяо ждала, когда мастер-владелец этого меча, наконец, появится, однако меч внезапно с низким звоном взлетел высоко вверх. Казалось, что своим остриём он пронзит небосвод!

Достигнув высоты более тридцати метров, он снова издал звон! Небо тотчас же потемнело, и силуэт меча был больше не виден. Жужжание насекомых, движение травы — все звуки снова вернулись с норму, пространство между небом и землей снова наполнилось жизнью!

Будто бы здесь вообще ничего и не происходило. За всё время было убито семь мастеров, однако на поле боя полностью отсутствовал какой-либо запах крови!

— Мы спасены! Какой-то загадочный могущественный человек спас нас! — Мяо Сяо Мяо, с лицом полным уважения, пробормотала: — Когда вернусь домой, следует обязательно рассказать об этом отцу, он, наверняка, знает этого уважаемого человека! Я, во что бы ни стало, должна выразить благодарность этому великому старейшине!

По мнению Мяо Сяо Мяо, такое поведение может принадлежать только почтенному и выдающемуся человеку, или, возможно, какому-то старейшине, который ведёт уединённый образ жизни и слегка подозрителен.

На лице Цзюня Мосе было очень сложное выражение, после чего вернулось прежнее выражение растерянности и потрясения, и он кивком согласился с ней.

— Я хочу спросить тебя, испугался ли ты сейчас? Я подавала тебе знак до этого, неужто ты не слышал? Ты прекрасно понимал, что здесь очень опасно, но всё равно пошёл по этому пути! — Мяо Сяо Мяо с возмущением посмотрела на Цзюня Мосе, и продолжила упрекать его: — Разве ты не понимал, насколько опасна сложившаяся ситуация? Ещё взялся пререкаться с этими людьми в масках… Если бы этот загадочный человек появился немного позднее, трудно представить, что бы с нами было…

Договорив до этого места, она невольно вспомнила о трагической участи, которая ожидала её, и всё её тело пронзила холодная дрожь. Она резко вздрогнула, порядком побледнев.

— Эм, в этом не надо винить только меня. Услышав твой голос в таком захолустье, я подумал, что мне это причудилось… — объяснил Мосе. Добавив про себя: «Да если бы здесь было хоть шесть Шенхуанов, для меня это не сыграло бы совершенно никакой роли! Какая ещё опасность?! Если бы даже здесь была опасность, с которой молодой мастер Цзюнь был бы не в состоянии справится, твой приход всё равно вряд ли бы что-то исправил! Однако всё-таки так нельзя сказать! Если и говорить об опасности — она угрожала только тебе, мелочь пузатая. Сколько сил мне пришлось потратить, чтобы с тобой ничего не случилось… Ты хоть знаешь? Разумеется, и этого нельзя говорить…»

— Причудилось? Как бы не так! — Мяо Сяо Мяо была возмущена и смущена. Надув свои губки, он притопнула ногами: «Неужто на обратном пути… он думал обо мне? Иначе, как бы услышав мой голос, ему показалось, что это сон?»

Немного подумав, и вспомнив, насколько сильный испуг она испытала, Сяо Мяо чувствовала себя неспокойно, тем более при виде преспокойного Мо Цзюня:

— Ты говорил, что у тебя всё равно не хватило бы сил справиться с ними, тогда почему ты продолжал их раздражать своими колкими фразами, материл и оскорблял их? Если бы наш спаситель так и не появился, что бы тогда ты делал? Если бы старейшина прибыл немного позднее, ты хоть понимаешь, что мог лишиться жизни?

Цзюнь Мосе удивлённо выпучил глаза:

— А почему мне нельзя было их ругать? Именно потому, что я им не соперник, я и решил как следует отругать их, выпустить гнев… Неужто ты считаешь, что если бы я их не обругал, они бы преспокойно отпустили меня? В конце меня ждал один исход — смерть, отчего же мне нельзя было разок хорошенько обругать их? Всё равно умирать, так какая разница… Тогда уж умирать весело, нет?!

Мяо Сяо Мяо тотчас же умолкла.

С этим Мо Цзюнем просто невозможно спорить, он всегда найдёт уместные аргументы. Хотя нет полной уверенности в их достоверности, но, тем не менее, их очень трудно опровергнуть! С ними трудно согласиться, но при этом и звучит всё так складно и правильно — комар носа не подточит!

— И не говори, этот загадочный старейшина, который спас нас, просто невероятен! Он нереально крут! — Мяо Сяо Мяо тотчас же поспешила сменить тему разговора. Она была так впечатлена: — Бог ты мой, а это фехтовальное искусство… Я только слышала об этом, но никогда не видела собственными глазами такого… а сегодня, наконец, увидела… это просто… просто…

Мяо Сяо Мяо так и не смогла подобрать подходящее прилагательное, однако это нисколько не смутило ее, она продолжала восторгаться:

— Ты знаешь, что в нашем Призрачном Дворце есть всего десять человек, которые способны владеть подобным мастерством? К тому же все они старейшины, которые уже долгое время живут, как отшельники… Ах, этот удивительный меч так красив… такой возвышенный и элегантный… если бы у меня был такой меч… ах…

В её тусклых глазах сверкали бесконечные грёзы.

Ты никогда не сможешь предугадать то, о чём в следующую минуту подумает женщина. Сейчас — одно, ещё минута — и совершенно другое, не имеющее никакого отношения к предыдущему, угнаться невозможно…

Глядя на человека в маске, находящегося в обморочном состоянии, Цзюнь Мосе решил кое-что предложить.

— Барышня Мяо, я хотел сказать… Похоже, этот человек ещё жив. Наверное, нам следует разбудить его и допросить? Он — единственный свидетель!

Смысл был такой: «Хватит восхищаться и вздыхать, сейчас есть дела поважнее…»

— А… это… для нас будет не совсем удобно заниматься этим… Я заберу его домой, а там специальные люди займутся этим.

Очевидно, Сяо Мяо уже заранее всё решила относительно этого вопроса, она наконец избавилась от своей воздыхающей манеры речи, и спокойно сказала:

— Вне зависимости от того, чьим подчинённым был этот человек и к какой семье он относился. То, что случилось здесь, абсолютно непростительно. Всё-таки сейчас мы — всего лишь подрастающее поколение, можем не знать многих вещей. Если мы будем действовать самостоятельно, мы можем допустить ошибки, которые будет очень трудно потом исправить. Лучше будет поручить это какому-то из старшего поколения.

Цзюнь Мосе не ожидал, что Сяо Мяо окажется такой смышлёной, и без его напоминания заранее обдумает этот шаг.

Так как Сяо Мяо выдвинула очень дельное предложение, Цзюню Мосе было неловко что-то говорить в дополнение.

Немного подумав, тем не менее, он вспомнил о другом деле:

— Барышня Мяо, то, что я следовал по этому пути — ещё нормально, но почему вы оказались в этом месте?

Услышав этот вопрос, она тотчас же сконфузилась.

— То, что ты оказалась здесь, ещё простительно, но почему ты появилась именно в самый опасный момент? Если бы спаситель не появился, наверняка, я был бы обречён… Однако ты появилась в этот момент совершенно одна, тебе было бы трудно оказать хоть какое-то влияние на ситуацию!