Глава 288. Разве вы все не были признаны ничтожествами?

– Я никогда не считала себя ничтожеством, вот почему я стою здесь прямо сейчас, рассматриваясь, как одна из сильнейших.

Когда она упомянула слово «сильнейший», интонация Е Цин Ло добавила некоторые оттенки насмешки.

После этого её тон несколько смягчился, и девушка спокойно продолжила:

– Эти люди когда-то были ничтожествами, над которыми смеялись другие, и проливали слёзы, умоляя так называемых сильных людей отпустить их. Ты чувствуешь это, ты плачешь, ты умоляешь, ты выражаешь свою слабость, своё смирение в надежде, что они отпустят тебя?

Ни Жо Пань вздрогнула, так как её расширенные зрачки, казалось, отражали какое-то странное чувство, медленно растущее в душе девушки.

Она приподняла половину своего тела, стоя на коленях на Земле, её мозг постоянно вспоминал слова, которые сказала Е Цин Ло.

– А они будут?

Нет.

Эти люди не имели никакого сочувствия к другим, даже если она была на последнем издыхании, эти люди будут продолжать насмехаться над Ни Жо Пань, унижать её.

С тех пор как она попала в класс Дьявола, Ни Жо Пань всегда была одна.

Из-за этого, когда она увидела первокурсницу Е Цин Ло, представшую перед классом, и увидела, что Е Цин Ло была отругана Тун Цзы Цин, Ни Жо Пань подсознательно не хотела, чтобы первокурсница страдала от того же обращения, что и она.

Такие дни были просто слишком тяжёлыми, слишком утомительными.

Она почти не могла больше держаться.

Е Цин Ло спокойно посмотрела на Ни Жо Пань, которая обнимала себя руками, не говоря ни слова, поскольку её взгляд медленно перемещался к окружающей обстановке, на учеников, которые ждали хорошего шоу.

Её очаровательные глаза были как острый клинок, куда бы ни скользнул её взгляд, встретившиеся с ним ученики чувствовали, как их плоть была пронзена острым лезвием.

Под этой парой глаз те ученики, которые первоначально несли шутливый смех, все приобрели торжественное выражение.

– И все вы тоже, – Е Цин Ло прищурила глаза. – До того, как вы пришли в класс Дьявола, разве вы все не были такими же ничтожествами?

Выражение лиц учеников внезапно изменилось.

Это было что-то, что они хотели похоронить в грязи, и для Е Цин Ло, осмелиться выкопать это и положить прямо перед ними, было уже чересчур. Глаза учеников уставились на неё злыми взглядами, подобными острым кинжалам.

– Предыдущие вы, также были обработаны таким же образом, а теперь вы также относитесь к Ни Жо Пань сейчас.

Е Цин Ло прямо решила проигнорировать их пристальные взгляды, поскольку её губы изогнулись вверх в ухмыляющейся дуге.

– Вы, ребята, лучше всех понимаете, каково это – быть осмеянным, чувствую презрение окружающих, не так ли?

Ученики крепко сжали кулаки, и их лица стали чёрными, как уголь.

В толпе один ученик сердито возразил:

– Пусть прошлое останется в прошлом! Теперь нам не хуже, чем всем остальным! Никто из нас не является ничтожеством! Никто не может насмехаться над нами!

– Вот именно! Всё это было в прошлом, и теперь никто не смеётся над нами! Нам не нужно понимать такого рода чувства!

Когда один начал, остальные последовали за ним.

Они наконец-то получили помощь классного наставника и избавились от своего титула ничтожеств, избавившись от той горькой жизни в прошлом. Никто не хотел, чтобы кто-то упомянул об их ужасном положении в прошлом.

Когда ученики вокруг начали шуметь, Е Цин Ло всё ещё сохраняла свою ледяную холодную улыбку.

Это было до тех пор, пока эти недовольная критика этих учеников начала сходить на нет, и в тот момент Е Цин Ло рассмеялась. Её очаровательные глаза насмешливо нахмурились:

– Ваши насмешки над Ни Жо Пань заставляют вас чувствовать себя лучше? Вы видите в них для себя утешение? Тогда есть ли какая-то разница между вами и теми, кто когда-то смеялся над вами раньше? Какое право вы имеете ненавидеть тех людей, которые когда-то смеялись над вами?

Ученики были ошеломлены, поскольку их выражения лиц, которые первоначально были наполнены гневом, начали сменяться удивлением.

И это правильно…

Какая разница между ними сейчас и теми, кто когда-то унижал их в прошлом?

Видя беспомощный взгляд Ни Жо Пань, они хотели унизить и отругать её.

Неужели они действительно нашли в этом утешение?

Нет, они этого не сделали!

Видя, как Ни Жо Пань смиряется перед невзгодами, покорно подчиняясь их оскорблениям, они не чувствовали волнения в своих сердцах. Вместо этого они приходили в ещё большую ярость.

Потому что, Ни Жо Пань теперь… всё было точно так же, как и в прошлом.