Глава 289. Искупите своё старое «Я»

– Вы лучше всех знаете это духовное настроение. И поскольку вы уже прошли через это раньше, не должны ли вы быть более объединёнными и окружить её большей заботой? Помочь ей?

Видя, что все были озадачены и полны сложных мыслей, Е Цин Ло смягчила свой тон. Но пугающая сила всё ещё присутствовала в каждом слове её фразы. Е Цин Ло понимала менталитет людей, прошедших через это.

Все они считали Ни Жо Пань своим прежним «я».

Чем больше они страдали в молчании и подчинялись унижению, тем больше они ненавидели своё прошлое, следовательно, становились более жесткими, когда имели дело с Ни Жо Пань.

– У вас есть много способов позволить ей закончить обучение, которое она не может завершить, – Е Цин Ло продолжила: – Если она завершит своё обучение с вашей помощью, это искупление не только для Ни Жо Пань, но и для вашего прежнего «я» тоже.

– Хорошо сказано!

Ясный голос донёсся с другого конца тренировочной площадки. Все обернулись, только чтобы увидеть, как Лун Юнь Чжань прогуливается, заложив руки за спину.

Синяя мантия, которую он носил, была точно такого же цвета, как и его глаза.

На красивом лице ничего не отразилось, оно казалось спокойным и безмятежным.

Все на тренировочной площадке держали свои рты закрытыми, увидев Лун Юнь Чжань. Даже их дыхание стало осторожным.

Лун Юнь Чжань подошёл к краю тренировочного поля и встал рядом с Цяо Цзинем, его глубокие синие глаза смотрели на Е Цин Ло не мигая.

– Классный наставник, – ученики немедленно выстроились и приветствовали Лун Юнь Чжаня с почтительным поклоном.

Даже Ни Жо Пань, сидевшая на земле, поспешно поднялась. Из-за длительного стояния на коленях, её ноги не выдержали, и девушка внезапно дёрнулась, начиная снова заваливаться на землю.

Е Цин Ло удалось вовремя подхватить её и уверенно поддержать.

– Спасибо… – Ни Жо Пань прикусила губу и опустила веки.

– Если ты чувствуешь стыд, это означает, что у тебя ещё есть надежда, – Е Цин Ло поддерживала её и говорила спокойно: – Эти люди также являются низшими учениками, на которых люди смотрят сверху вниз, они могут бросить своё прошлое и развиваться, чтобы быть сильнее, почему же ты не можешь?

Губы Ни Жо Пань задрожали, и внезапно в её слабых глазах появилось решительное выражение:

– Прости, теперь я понимаю.

Она глубоко вздохнула и напряглась, постепенно ослабляя хватку на руке Е Цин Ло.

Даже если это было так больно, и Ни Жо Пань с трудом удерживала равновесие, она стиснула зубы и продолжила идти в конец очереди.

Это был первый шаг, который она решила сделать.

Е Цин Ло оглянулась назад и была готов присоединиться к команде только для того, чтобы понять… пара глаз каждого ученика смотрела жёстко и настороженно.

– … В чём дело?

Почему все так на неё смотрят?

Е Цин Ло слегка нахмурилась, прежде чем поняла причину, по которой все смотрели на неё…

Орлиные глаза Лун Юнь Чжаня никогда не отрывались от Е Цин Ло. Это было до тех пор, пока он не заметил, что Е Цин Ло была готов впасть в ярость. Только тогда парень отвернулся.

Лун Юнь Чжань перестал смотреть на Е Цин Ло, и остальные ученики, естественно, тоже отвернулись.

Глядя на Лун Юнь Чжань, можно было заметить очарование, которое нельзя было скрыть.

– Речь ученицы Е была очень хороша, – Лун Юнь Чжань оставался спокойным, но его пара лазурно-голубых глаз, казалось, была покрыта рябью. – Это также та же самая идея, которую я пытаюсь внушить всем вам. Среди нас нет бесполезных ничтожеств, даже если вас назначат в класс Дьявола, пока вы сотрудничаете со мной и усердно работаете и тренируетесь, Вы определённо не будете хуже, чем сейчас, – сказал Лун Юнь Чжань. Его слабый взгляд упал на Ни Жо Пань: – Я узнал о ситуации ученицы Ни; поэтому мои требования не слишком высоки, ведь я прошу её лишь бегать по тренировочному полю каждое утро и каждый вечер ежедневно. Как и упоминала ученица Е, когда ученица Ни не может закончить свою тренировку, вам следует найти альтернативы, чтобы помочь ей. Когда она закончит, вы будете чувствовать себя значительно счастливее ученицы Ни, ведь именно вы поможете ей преодолеть слабость.

Ученики посмотрели друг на друга, это был первый раз, когда они услышали, что классный наставник говорил так, на одном дыхании.