Глава 337. После Радости к Го Жэню Идет Печаль

Группа учеников Секты Багрового Солнца была собрана в резиденции Го Жэня.

«Чэн Лань, ты уверен, что этих двоих не было в комнатах?» Спросил Го Жэнь, злобно рассмеявшись.

Чэн Лань жарко ненавидел Цзян Чэня после того, как последний избил его брата, поэтому он одобрительно кивнул: «Старший Брат Го, я дважды рискнул быть пойманным, чтобы заглянуть в их комнаты. Там никого не было. Я осмотрел всю резиденцию, и никого не нашел!»

Го Жэнь нахмурился: «Странно, куда они могли подеваться?»

Чэн Лань рассмеялся: «Может быть, они не смогли сдержать свой голод и страсть и побежали прочь в закрытые зоны мистического квадранта, где были, в конце концов, уничтожены?»

В квадрате не было много свободных зон: только резиденции и, собственно, Арена Сотни Битв. Все остальные области были закрытыми, в которые даже эксперты не осмеливались соваться. Если бы кандидаты вступили в эти зоны, их неминуемо ожидала бы только смерть!

Сяо Юй совсем не испытывал волнения. Он сказал с беззаботным выражением: «Старший Брат Го, не стоит тратить время на подобные беспокойства. Даже Боги не способны противостоять яду Улыбки Богини, не говоря уже о земном культиваторе. На мой взгляд, эти двое, скорее всего, уже давно мертвы.»

Го Жэнь был осторожен. Он хотел лично увидеть их, если они были живы, или их трупы, если мертвы. До тех пор, пока он не сделал ни того, ни другого, что-то под его сердцем сосало, не давая ему покоя.

«Действительно, старший Брат Го, этот афродизиак невероятно мощный. Раз они не смогли найти женщин, они определенно уже мертвы. Я думаю, что нам лучше не собираться здесь вновь. Что, если эксперт заметит, что они пропали, и начнут расследование?»

Го Жэнь, совершенно не беспокоясь об этом, холодно улыбнулся: «И х*ли они там найдут, бл*ть? Мертвые не рассказывают истории – с чего они начнут свое

расследование?»

Другой ученик сказал: «Уже время, так что нам лучше отправиться на Арену. Нам не поздоровится, если мы опоздаем.»

Все кандидаты кивнули и направились к Арене Сотни Битв.

Когда они достигли окраин Арены, Го Жэнь, весь путь прошедший впереди, внезапно остановился.

Рядом с дорогой ступала фигура, величественная и сдержанная. Одно ее присутствие излучало какое-то господство.

«Это он?» Ученики Секты Багрового Солнца, стоящие за Го Жэнем, были ошеломлены. Как это возможно? Разве он не был поражен Улыбкой Богини? Разве его кровяные сосуды не должны были лопнуть?

Неужели этот парень нашел женщину прошлой ночью, чтобы выпустить свою энергию, и спасся?

Но и этого не могло быть! Ни одна ученица Секты Текущего Ветра той ночью не покидала своей комнаты.

Они разослали повсюду наблюдателей, которые должны были следить за подобными вещами. Этот парень был бы обнаружен, если бы осмелился приблизиться к какой-нибудь из учениц.

Если все и вправду так, то как ему удалось остаться в живых после такой мощной Улыбки Богини?

Го Жэнь сохранил свое хладнокровие. Он махнул рукой, призывая своих товарищей пойти за ним, оставаясь спокойными, чтобы тот не увидел в них слабого места. Не признаваться ни в чем, даже оказавшись под плетью!

«Го Жэнь.» Тон Цзян Чэня показался пустым, но в то же время каждый смог услышать неограниченное намерение убивать, воплощенное в этом голосе.

«Даже не старайся объясняться или отрицать это. Просто признайся, если ты вправду мужчина.»

«Признать что?» Го Жэнь холодно улыбнулся. Он не был дураком.

«Я понимаю, почему ты это отрицаешь. Однако для меня ваш «клуб по интересам» в любом случае останется ответственным за это, независимо от чего-либо. С этого момента вам остается только молиться, молиться каждую секунду всем Богам, чтобы вы не попались мне на ринге. В противном случае, я обойдусь с вами много хуже, чем с Чэн Чжэнем.»

Цзян Чэнь холодно хмыкнул, откинув ногу, и исчез, как ветер, из поля зрения собравшихся.

Его предупреждение прогремели уже после его исчезновения: «Если кто-нибудь из вас придет ко мне сегодня, чтобы извиниться, я вас прощу. В противном случае, на ринге со мной вам ничто не поможет.»

Это уже не предупреждение, а прямая угроза.

«Черт возьми, а он чертовски дерзкий!» Ученик Секты Багрового Солнца не смог промолчать.

«Как это возможно? Он… кажется, в полном порядке?» Сяо Юй пробормотал, скорчив нелепую мину.

Он был тем, кто придумал весь план, и предоставил афродизиак. Он сам имел опыт с Улыбкой Богини – это была ужасающая вещь.

Он достал свое драгоценное сокровище, чтобы стать ближе к Го Жэню. Если бы не возможность поцеловать задницу старшему Брату, он бы не пожертвовал что-то столь ценное.

Но, увидев человека, наполненного энергией, Сяо Юй понял, что его план потерпел неудачу.

Вопросительно посмотрев на своих товарищей, Сяо Юй повернулся к ним и сердито ответил: «А что это вы на меня смотрите? Думаете, мое лекарство было

поддельным? Любой, кто не верит мне, может попробовать сам!»

«Заткнись!» Го Жэнь вспылил. Разве разговор об этом в публичном месте не считался за прямое признание?!

Хотя Цзян Чень уже скрылся и был надежно и далеко завешан тенями, казалось, он все равно мог услышать слова Сяо Юйя.

Последний также, казалось, осознал, что он потерял самообладание, и в добавок пробормотал: «В любом случае, мой препарат тут ни при чем. Здесь точно должно быть что-то еще.»

Го Жэнь не винил афродизиак. Он был уверен в том, что Цзян Чень успел найти девушку той ночью.

Может быть, его осведомителей не было достаточно, чтобы следить за тем, чтобы этот парень не посетил Секту Текущего Ветра?

Го Жэнь становился параноиком.

«Дело закрыто. Никто впредь не говорит даже слова об этом.» Го Жэнь строжайше приказал.

Все остальные ученики согласились. Они действительно очень рисковали, обсуждая это так открыто. Хотя большой проблемой это все не было, но, если бы начали расследование, кто-то один мог бы попасть под горячую руку.

Чэн Лань робко спросил: «Старший Брат Го, этот парень нам угрожает. Хотя шансы наших встретить его на ринге невелики, они все же есть. Если мы все-таки встретимся с ним там, он будет беспощаден…»

Го Жэнь брезгливо фыркнул: «Ну и что же ты? Станешь предателем и продашь своих братьев?»

Чэн Лань поспешил сказать: «Да как же это? Между мной и ним горит неумолимая вражда. Старший Брат Го, я всего-то беспокоюсь, что надуться другие, кто захочет выйти из воды сухим.»

Взгляд Го Жэня потемнел, когда он провел глазами по кругу. «Запомните: те, кто встанет рядом с ним за моей спиной, будет объявлен врагом всей Секты Багрового Солнца. Так что следите за собой!»

Оказавшись между молотом и наковальней, ученики Багрового Солнца заметно огорчились.

Если бы они остались преданы Го Жэню, то, при встрече с Цзян Чэнем на ринге, они рисковали не выйти с него. Он сам сказал, что в таком случае им придется еще хуже, чем Чэн Чжэню.

Половина тела Чэн Чжэня была парализована. Разве «еще хуже» не означало быть избытым до смерти?

Однако, если бы они все рассказали ему, то, получается, они пошли бы против своих братьев. А те, в свою очередь, узнав об их деяниях, определенно также избили бы их до смерти.

Через некоторое время, все, кто оказался замешан в этом деле, остались наедине с мыслью о том, чьи кулаки были мягче. Никто не думал, что простой светский ученик сможет навлечь на них такие муки.

По возвращении на Арену Сотни Битв, поведение Цзян Чэня и его цепкий взор стали заметно холоднее.

После произошедшего прошлой ночью он уже успел успокоиться. Он всегда относился к таким вещам с осторожностью, но никогда не думал, что он может случайно стать жертвой такого заговора.

Сердца в сектах были злобными и безнравственными.

Казалось, он недооценил, насколько вероломны могли быть на самом деле секты и ученики сект.

Дань Фэй сидела рядом с Цзян Чэнем, скрестив ноги. Она чувствовала холод, исходящий от него. Она знала, что Цзян Чэнь был безвозвратно разозлен учениками секты.

Разъяренный Цзян Чэнь – по-настоящему безумный человек; даже сердце Дань Фэй трепетало от него. Она знала, что теперь ожидало учеников Секты Багрового Солнца на ринге.

Однако в следующие пару дней судьба обходила их стороной: имя Цзян Чэня появлялось только к концу дня.

Так что времени ему хватало на три-пять матчей.

Поэтому через пять дней Цзян Чэнь добился всего лишь 45 побед, в которые входили 30 побед первых двух дней.

Как бы ни был туг Цзян Чэнь, он не мог не обнаружить, что кто-то проводил какие-то сложные операции с его именем. Один день может быть случайностью, два дня могут быть совпадением.

Но в том факте, что он слышал свое имя только к самому концу дня на протяжении пяти-шести дней подряд, чувствовалась чья-то рука.

Кто-то не желал, чтобы его вызвали раньше и он завершил еще одну длинную серию пугающих побед.

В конце же дня ему оставалось совсем немного времени, чтобы сделать короткую серию. Он с трудом успевал закончить три матча до того, как кончался день.

На следующий день его имя опять будет перетасовано.

«Ха! Использовать такие методы, чтобы сократить мне время и уменьшить темп моих побед? Секта Багрового Солнца действительно всесильна!»

Цзян Чэнь не был тем, кто на его месте проглотил бы такое ярое оскорбление молча. Когда состязания на этот день закончились, он немедленно подошел к хранителю, Мастеру Фан.

«Мастер Фан.» Взгляд Цзян Чэня был бледным, когда он посмотрел на этого бесстрастного эксперта.

«Хе-хе, светский гений, настоящий гений каменного сердца. 45 побед и ни одного поражения. Неплохо, неплохо!» Мастер Фан был довольно вежлив. «Скажи, чем я могу тебе помочь?»

«Я просто хотел спросить, не манипулируете ли моим именем, из-за чего меня вызывают только в конце дня, что усложняет мои матчи, вы, Мастер Фан, или другие эксперты?» Цзян Чэнь прямо перешел к делу.

Мастер Фан был немного удивлен. Он посмотрел некоторое время на Цзян Чэня, прежде чем легко посмеялся: «Это только догадки? Или у тебя есть доказательства, подтверждающие твои претензии?»

Цзян Чэнь ответил неуклонно: «Найти доказательства не самое сложное.»

Мастер Фан не мог не улыбнуться. Он энергично кивнул: «Ну, раз ты все знаешь, я расскажу тебе. На самом деле, это моя работа.»

Цзян Чэнь был сильно удивлен, так как он думал, что такой человек, как Мастер Фан, никогда не признался бы в своих деяниях.

Он высоко поднял брови, услышав это признание: «Есть ли причина для этого?»

«Да, но она, безусловно, отличается от того, о чем ты думал.» Мастер Фан слабо улыбнулся. «Ты, должно быть, считаешь, что, раз я принадлежу секте, я намеренно сокращаю твое время, чтобы подавить твой взлет и косвенно помочь другим ученикам секты, я прав?»

«Разве это не так?» Бесцеремонно спросил Цзян Чэнь.

Мастер Фан слегка вздохнул: «Если ты в самом деле так думаешь, то забудь обо всем этом. Начиная с завтрашнего дня, я престану делать то, что делал, и продолжу относиться к тебе справедливо. Однако, молодой человек, ты должен был заметить, что, хотя твое время и импульс были ограничены, никто так и не смог превзойти твой результат и скорость твоих матчей.»

Цзян Чэнь тщательно задумался и почувствовал, что это действительно было так.

Его поразила мысль, делал ли это Мастер Фан не для того, чтобы подавить меня?

«Твои преимущества в мистическом квадранте слишком очевидны. Раз уж ты четко настроился на первенство, зачем тратить свои силы здесь? Зачем становиться объектом всеобщей ненависти? Отношения между четырьмя сектами и их учениками сложны, но тесно переплетены. Если твоя репутация здесь окажется слишком велика, и новости о ней дойдут до земного и небесного квадратов, разве ты не думаешь, что безграничная вражда захватит тебя еще до того, как ты ступишь в эти две области?»