Глава 349. Недовольство Мастера Шуйюй

Закончился первый день Ста Испытаний. По крайней мере десять человек достигли успешных побед, но лучшим из них был тот, кто победил три раза подряд. Остальные, как и Цзян Чэнь победили по два раза.

Цзян Чэнь остановился по собственной воле, что сделала его баллы немного не впечатляющими на данный момент, но все же крепко поместило его в десятку лучших.

Он разработал свою стратегию и намеренно перенес свою силу на послеобеденное состязание, оставив позади арену гравитации.

Но даже так, он не смог избежать внимания Мастера Шуйюй.

Обычно Мастер Шуйюй не связывалась с мирскими учениками, но у нее появились некоторые предубеждения против чемпиона мистического сектора после случая с Го Жэнем.

Враждебность этого парня о отношению к Секте Багрового Солнца стала сегодня очевидной на арене огня. Хотя Оян Цзянь не был одним из ее учеников, она не хотела наблюдать, как кто-то убивает учеников Секты Багрового Солнца на арене, поэтому она и вмешалась, несмотря на то, что была хранителем этого сектора.

У Мастера Шуйюй всегда был доминирующий характер, и она была знаменита среди четырех сект, как кто-то без малейшего намека на женские уловки.

Ее имя заставляло всех, кто находился на земном секторе, дрожать, но характер ее был еще более яростным, чем у обычного человека. Ее высокомерие укрепилось теперь, когда она приняла гениального ученика с внутренним стержнем.

Цзян Чэнь был рожден в обычном мире, но посмел прилюдно интересоваться ее правами на арене. Хотя его тон и не был открыто враждебным, в ее глазах это было большое нарушение.

Вернувшись в зону экзаменаторов, она снова вспомнила происходящее на сегодняшних состязаниях.

Мастер Шуйюй чувствовала, что между Цзян Чэнем и Оян Цзянем было что-то неладно. Она наблюдала со стороны, но не принимала участия, поэтому не имела и малейшего представления о том, что произошло на арене.

Однако просматривая повтор на дорогих записывающих жемчужинах, Мастер Шуйюй все же осталась с пустыми руками.

«Оян Цзянь не просто талант среднего уровня. Его первый уровень и номером двадцать три среди всех кандидатов абсолютно заслужены, благодаря его таланту и культивации. На что он рассчитывает? Он проявил свои таланты к огню в Огненных Волнах Прилива, Порывах Пламенного Питона и Яростном Питоне Пламени. Но эти два его козыря оказались бесполезными против этого мирского ученика?».

Мастер Шуйюй изучала изображения. Она хотела узнать, что же произошло?

Почему Огненные Волны Прилива остановились в трех метрах от мирского ученика? Почему все эти яростные языки пламени внезапно пропали, когда этот парень махнул рукавом?

Не то что бы Мастер Шуйюй не могла сама выполнить подобное.

У нее было природное родство с водой и она могла заковать во льды несколько тысяч литров одним движением. Она могла с легкостью уничтожить Огненные Волны прилива Оян Цзяня.

Но что у нее был за уровень? Она была боссом в небесной духовной сфере, только в одном шаге от пика небесной духовной сферы, одна из девяти тяжеловесов Секты Багрового Солнца.

С ее силой можно было с легкостью уничтожить Оян Цзяня.

Но как можно было упоминать рядом с ней мирского ученика?

Мастер Шуйюй просмотрела записи еще несколько раз, и на ее прекрасном лице появились сомнения: «Эта мирская свинья высокомерна и непокорна, и обладает огромной враждой к моей Секте Багрового Солнца. Если мы не можем подавить его, то и не должны позволять другим сектам завладеть им. Иначе в будущем он принесет нашей секте большие проблемы».

Мастер Шуйюй была решительной Многие пути решения ситуации уже сформировались в ее голове, пока она изучала проблему.

Но для начала она решила поинтересоваться мыслями праотца Ловца Солнца.

По правилам четырем праотцам не было позволено появляться в четырех секторах. Поэтому Ловец Солнца и остальные не располагались на Горе Вечного Духа.

Где-то Ловец Солнца внезапно вытянул руку. В его ладонь опустился значок сообщения.

Мгновение от него исходили искорки словно светлячки, а на его ладони появились очертания Мастера Шуйюй.

«Праотец, в земном секторе появился мирской гений. Он – чемпион первого отбора. У этого человека плохие отношения с Сектой Багрового Солнца. Пожалуйста, посоветуй, что же делать».

Знак был и в самом деле невероятным. Он исчез, когда Ловец Солнца сжал ладонь.

«Снова этот уродский гений с каменным сердцем?», пробормотал про себя Ловец Солнца. «Хотя остальные три урода говорят, что пропажа магнетической золотой горы никак н связана с ним, почему интуиция говорит мне, что все как раз-таки наоборот?».

«Я был взволнован в тот день и задал ему несколько вопросов, хотя на поверхности он был спокоен, внутри он все же таит зло. Иначе, с чего бы ему враждовать с учениками Секты Багрового Солнца?».

Честно говоря, Ловец Солнца ожидал чего-то от чемпиона первого отбора.

Все же его результаты ошеломляли. Хотя он был лучшим среди четырех участвующих сект, они не смогли достичь тех же результатов.

Однако, восхищение – это одно, это совсем не значит, что Ловец Солнца будет просто так потворствовать какому-то мирскому ученику.

«Соперничать с моей сектой? Интересно», яростная вспышка промелькнула по лицу Ловца Солнца. «Мирскому ученику не хватает догадливости, в конце концов не сможет скрывать свои мысли. Насколько легко вырваться из масс на состязании? После того, как он обидит учеников Секты Багрового Солнца, прогресс будет трудным. Мм. Усложним для него усилия. Если он и правда ценный талант, то я заманю его в нашу Секту Багрового Солнца своими методами. Если же в нем нет ничего, кроме ошеломляюще высокомерный характер, который поможет ему выйти из земного сектора, тогда множество гениев в небесном секторе убьют его».

Когда мысли Ловца Солнца дошли до этого момента, он выполнил пальцами жест, и по воздуху поплыло сообщение в направлении к мистическому сектору.

Сгусток света приземлился в руки Мастера Шуйюй.

«Оставь его пока. Не стоит его подозревать. Найми его, если его можно приручить. Если нет, то в небесном секторе будет множество гениев, которые позаботятся о нем. Ты – экзаменатор, не нужно сильных вмешательств».

У сообщения Ловца Солнца был предупреждающий оттенок. Очевидно, что он знал характер Шуйюй, поэтому она часто действовала на эмоциях и рушила планы. Если она покажет свой гнев на публике и будет порицать его на глазах других трех сект, то может потерять лицо, если она будет вести себя бесцеремонно.

В глазах Мастера Шуйюй начал плясать огонек, когда она получила сообщение Ловца Солнца. Наконец-то, она сделала глубокий вздох.

«Наказ праотца нельзя игнорировать. Смогу ли я наблюдать за тем, как этот ребенок будет выделываться передо мной целых три месяца?».

Мастер Шуйюй не смела ослушаться совета праотца Ловца Солнца, но в глубине души, она не хотела принимать, что этот мирской ученик будет хорохориться перед ней.

Хотя поведение Цзян Чэня было далеко от надменного, предосудительная Мастер Шуйюй все же считала его поглощенным высокомерием и злилась от одного его вида.

«Когда такой ненормальный фактор мог вырасти среди мирских учеников шестнадцати королевств? От этого ребенка у мня инстинктивное чувство отторжения и отвращения. С моим уровнем культивации, я не буду случайно высказывать эти мысли. Может быть его личность правда подозрительной?».

В голове Мастера Шуйюй пролетела тяжелая мысль.

«До великого отбора у Цзян Чэня была громкая репутация в шестнадцатом королевстве. Мог ли это быть настоящий Цзян Чэнь?».

У Мастера Шуйюй всегда были подозрения, которые нельзя было проверить.

«Если это правда Цзян Чэнь, тогда я смогу изменить праотца изменить его стратегию. Но улики будет сложно раздобыть. У праотца очевидно есть надежды приручить этого ребенка. Но если это правда Цзян Чэнь, у него правда есть шансы присоединиться к нашей секты. Мм, если я смогу найти улики, чтобы заставить праотца изменить свои мысли…».

Намек на холодную улыбку появился в уголках губ Мастера Шуйюй. «Цзян Чэнь! Уродский гений с каменным сердцем! Лучше бы тебе не оказаться тем самым человеком. Если это и правда ты, четыре места отбора станут местом твоего отдыха».

Мастер Шуйюй вспомнила новости, которые в секту принес Чу Синхань в тот день.

Второй ее ученик Чу Синхань вернул Лон Цзюсюй из Второго Прохода Восточного Королевства и доложил, что какой-то загадочный мужчина спас Цзян Чэня.

Загадочный мужчина также сказал, что если Секта Багрового Солнца отправит еще людей за Цзян Чэнем, он лично потребует у секты объяснений. Еще он сказал, что Цзян Чэнь и Лон Цзюсюй должны сами решать свои разногласия.

Эта проблема всегда беспокоила Мастера Шуйюй. Вот почему она не отправила своих учеников намеренно убить Цзян Чэня.

Она не боялась угроз, но чувстовала, что с талантами Лон Цзюсюй, она бы запросто могла убить Цзян Чэня как собаку при встрече с ним.

Поэтому она думала, что не было ничего плохого в том, чтобы позволить Лон Цзюсюй разобраться самой.

«Даже Чу Синхань почувствовал, что этот загадочный мужчина был непостижимым. А его уровень культивации не меньше моего. Цзян Чэнь отправился в Королевство Скайлайер и навел там шумиху. Поэтому Чу Синханю должно быть угрожал Е Чонлоу, король-защитник Королевства Скайлайер!».

На лице Мастера Шуйюй появились следы страха, когда она подумала о имени Е Чонлоу.

Какой бы высокомерной она не была, Мастер Шуйюй знала о разрыве между силой Е Чонлоу и ее собственной.

Она только вошла в девятую духовную сферу и прикоснулась к пику небесной духовной сферы. На этом уровне, многие могли ее победить.

Но хотя Е Чонлоу тоже был на пике небесной духовной сферы, его публично признали «духовным королем».

Просто говоря, в этой сфере не было никого, кто мог победить награжденного этим титулом, он был из тех, с кем нельзя было связываться. Духовный король был непобедимым существом, тем, кто едва ли мог чувствовать рамки изначальной сферы. Он был в полушаге к следующей сфере.

Хотя Мастер Шуйюй была нахальной, она чувствовала головную боль, думая о Е Чонлоу и не желая с ним связываться.

«Думаю, человеком, угрожавшем Чи Синхаю, был Е Чонлоу. Если это был он, у него на самом деле есть право говорить это. Фух. Великий отбор – событие, которое проводят четыре секты. Что он может сделать? Клинки без глаз, порывы без жалости во время отбора. Никто не сможет подкопаться, если мирской ученик расстанется с жизнью. Даже если он захочет устроить что-то после отбора, сможет ли он властвовать больше, чем праотец Ловец Солнца?».

Неважно, насколько силен духовный король, он все же находится в радиусе духовной сферы.

В глазах четырех изначальных праотцов сферы, духовный король был просто культиватором духовной сферы, абсолютно другого уровня по сравнению с ними.

Голова Мастера Шуйюй была полна случайных мыслей. Она интуитивно думала, что этот уродский гений с каменным сердцем скорее всего был Цзян Чэнем.

Но у нее не было способа убедить праотца без весомых доказательств.