Глава 356. Убийство!

Бой!

На сердце у Цзян Чэня сейчас была только одна мысль.

Какое бы дерьмо не было между Хай Тянем, Шуйюй и всем остальным, все это было ненамного важнее проплывающего мимо облака.

Если они посмеют применить к нему силу и попробуют наступить на голову, ему придется драться! Он станет использовать абсолютную сиу чтобы растереть их в порошок и сам выкует миролюбивое окружение, купающееся в сияющих солнечных лучах.

Цзян Чэнь, казалось был отрезан от всего мира, стоя на арене поглощения духа. Он мог видеть внешний мир, но средства коммуникации были заморожены.

«Ясно, значит, арена поглощения духа содержит элемент металла». Это был его первый раз на этой арене.

Арена поглощения духа направляла огромную формацию с эссенцией металла внутри, наполняя воздух убийственным намерением. Цзян Чэнь мог чувствовать сгустки этого намерения перед собой, ступив на арену. Желтый песок наполнял небеса, а на него навалилось невероятно огромное давящее чувство.

Мила эссенции металла была опасно острой, смертельно соединяя в себе огромную колющую и иногда даже пожирающую способности.

Среди пяти элементов металл обладал самым острым краем, и его колющая сила была самой большой.

Так называемый аспект поглощения духа был просто огромной убийственной силой, создающейся формацией эссенции металла. Поглощающая мощь впитывала энергетический океан кандидата и высушивала его энергию.

Эта арена была тяжелым испытанием для кандидатов из-за своей особенной жестокости.

Если стоять на ней без движения, хотя напряжение воздуха было сильным, его разрушительная способность была ограниченной.

Но как только ты начинаешь двигаться, и двигаешься еще быстрее, тем больше будет проколов напряжения воздуха. Если же твоя скорость превысит порыв напряжения воздуха, оно может напрямую нанести удар твоему телу.

Поэтому поддерживать постоянство перед лицом изменяющейся ситуации было лучшей стратегией арены поглощения духа.

Хай Тянь был в самом деле гораздо более спокойным, чем Хи Янь. Все его существо было такое же острое как клинок, когда он медленно двигался по арене. Он выглядел словно золотая статуя, от которой исходит бесстрастное надменное чувство.

Цзян Чэнь холодно улыбнулся. Хай Тянь и в самом деле был на другом уровне от Хи Яня. По крайней мере он не начал неряшливо атаковать, как только ступил на арену, показав все свои козырные карты.

«Мирской парень, делай шаг. Я дам тебе сделать три движения первым», мягко заговорил Хай Тянь.

Каждому культиватору нравилось создавать собственную атмосферу боя, и Хай Тянь тоже делал так, как было удобно ему самому.

Он был хорошо знаком с ареной поглощения духа и знал, что оставаться неподвижным словно гора было лучшим решением.

Тихо стоят было лучше, чем двигаться.

Когда кто-то делает движение, ответный удар силы арены пропорционально увеличится. Чем быстрее движение, тем сильнее ответный удар.

Поэтому Хай Тянь хотел, чтобы противник сделал первый удар, и это истощило его.

Учитывая опыт тех, кто вкусил поражение от руки Цзян Чэня, Хай Тянь решил последовать советам мастера и установить осторожную защиту, для начала изучив Цзян Чэня.

Поэтому его так называемая уступка Цзян Чэнь сделать три первых удара была фальшивой.

Цзян Чэнь только слабо улыбнулся и со странным выражением лица спросил: «Ты уверен?».

«Уверен», звонко рассмеялся Хай Тянь. «Это правильно, когда гений секты разрешает мирскому культиватору сделать три движения».

Цзян Чэнь кивнул: «В таком случае, я должен принять обиду».

Цзян Чэнь поднял руки и отправил два луча золотого света вперед. Один, словно великий орел, витал над землей, а второй, как яростный тигр, нападал на свою еду.

Внезапные вспышки двух световых лучей были похожи на взрывы звезд, придавая ощущение нереальности.

«Что?».

Мысли Хай Тяня резко застыли, когда он почувствовал себя очень плохо. Он думал, что его противник нанесет физический удар, будет использовать оружие, или же отправит в его сторону летающий кулак.

Он не думал, что его оппонент только поднимет руку и отправит в его сторону два скрытых оружия, выглядящих как вспышки света.

Если бы это было обычное оружие, оно ничего бы не значило для Хай Тяня.

Но это скрытое оружие имело очень странный способ перемещения, когда один луч направился налево, а второй – направо. Позади них были две огромные разные загадки. Одно оружие – инь, другое – янь, оба чудесно дополняют друг друга.

Кидание кинжалов!

Зрачки Хай Тяня резко дернулись, когда он взглянул на них. Он торопливо создал что-то перед собой, похожее на открытую ракушку моллюска.

Бам!

Похожий на ракушку предмет издал желтый свет, и огромная переродившаяся сила тут же отразила «Летающие Кинжалы Разрушители Луны».

Два брошенных кинжала упали на землю, разбрасывая в разные стороны искры.

«Мм? Что это?», Цзян Чэнь был немного удивлен. Он был довольно уверен в атакующих способностях своих кинжалов.

Он выбрал Летающие Кинжалы Разрушители Луны своим первым движением, и даже наполнил их мистикой Вызывающего Кулака Аеона.

Он уже использовал это движение однажды в борьбе против кандидата четвертого уровня духовной реальности Серебряной Луны Монстра, когда сам был на первом уровне.

Теперь с четвертым уровнем культивации, сила, которую он мог вызволить, была ошеломляющей. Даже культиваторы пятого уровня духовной реальности могли оказаться неспособными уклониться от этого движения.

Однако, хотя Хай Тянь очень волновался, он все же смог заблокировать удары кинжалов!

Цзян Чэнь знал, это было не потому, что тот обладал невероятной силой или скоростью.

Он смог сделать это из-за похожего на раковину объекта у него в руках.

Хай Тянь потряс руками и две половинки раковины тут же превратились в два резных похожих на лезвия листа с пугающим мерцанием.

«Осталось еще два движения», холодно рассмеялся Хай Тянь. «Только не говори, что у тебя закончились фокусы помимо нападения скрытым оружием».

Мастер Шуйюй слегка убедилась в своем решении, наблюдая за происходящим у арены. Хай Тянь и есть Хай Тянь, все хорошо. Он был гораздо надежнее Хи Яня.

Когда она увидела, что Хай Тянь укрепил ситуацию и выдержал по крайней мере один удар противника, в ее сердце начала расти уверенность.

В ее глазах этот уродский гений просто хорошо научился строить ужасные схемы и внезапные нападения. Использование летающих кинжалов во внезапной атаке было самым очевидным примером.

Теперь, когда летающие кинжалы не имели успех, что будет делать Хай Тянь в ближнем бою?

Особенно на арене поглощения духа. На сокровище в руках Хай Тяня арена поглощения духа никак не влияла, и он мог даже позаимствовать силу принадлежности металла для своих собственных боевых способностей.

«Хай Тянь не разочаровал меня», выражение лица Мастера Шуйюй немного посветлело, после успешных ударов, от которых она пострадала.

Промах с «Летающими Кинжалами Разрушителями Луны» слегка удивил Цзян Чэня но только на мгновение.

Его сознание тут же успокоилось.

«Неудивительно, что он выбрал эту арену. Его защищает сокровище. Это сокровище естественным образом отражает силу металла и так отражает его удары».

Загадочные «Летающие Кинжалы Разрушители Луны» были в самом деле непобедимы, но все же они были сделаны из металла.

Когда Цзян Чэнь понял это, у уголках его губ образовалась холодая улыбка, Думаешь я ничего тебе не сделаю, если не смогу использовать оружие?

Он сделал хватающее движение обеими руками и извлек два пера из хвоста Короля Огненного Ворона.

Он потряс руками и сделал пальцами замки.

«Вперед!», Цзян Чэнь еще раз повторил те же движения, что и при появлении загадочных «Летающих Кинжалов Разрушителей Луны». Однако в этот раз он не использовал металлическое оружие.

Ты можешь отражать металлическое оружие, но почему б не попытаться с перьями хвоста Короля Ворона?

В вопросе качества перья из хвоста Короля Ворона гораздо сильнее превосходили летающие кинжалы.

Когда Хай Тянь увидел, что Цзян Чэнь повторил то же самое движение, то не смог сдержать смех. Этот мирской культиватор был так беден. У него еще остались какие-нибудь фокусы в рукаве?

Сокровище в его руках сейчас имело форму двух кривых клинков, соединенных в рукоятке, словно образующих окружность.

Он повернулся в направлении приближающейся атаки, источая спирали мощной духовной силы в направлении двух лучей света.

Для любого металлического оружия невозможно подобраться поближе к двустороннему клинку!

Отражающий клинок, как и его имя, отражал все металлические атаки.

Чем Хай Тянь гордился больше всего, так это своим уникальным преимуществом на арене поглощения духа. Вот почему он так сильно хотел сразиться именно на нем.

Почему у нее появилась такая уверенность, когда он увидел, что его удар полностью провалился? Этот отражающей клинок был самым большим источником уверенности.

Этот клинок мог отражать всю силу металла, что означало, что арена поглощения духа не могла нанести ему никакого вреда.

Двусторонний клинок мог даже впитывать силу металла и трансформировать ее в свою собственную.

Поэтому, когда Хай Тянь увидел, что Цзян Чэнь снова исполнил тот же удар, то почувствовал настоящее презрение.

«Ох, иди к черту!».

Двусторонний клинок ослепительно сиял во всех направлениях, нацеливаясь на два луча света, приближающиеся к Хай Тяню.

Однако сердце Хай Тяня внезапно пропустило один удар. Он понял, что эти два пучка света не отразились его клинком, а их скорость только усилилась, направляясь к нему странной аркой.

«Что происходит?», Хай Тянь был по-настоящему шокирован.

Его противник использовал в точности такую же атаку. Ее должно быть также просто отразить, как и в прошлый раз, почему сейчас все не так?

Насмешка появилась на лице Цзян Чэня, а его руки продолжили двигаться. Он достал еще семь перьев из хвоста Короля Огненного Ворона и кинул их в Хай Тяня словно девять звезд.

Даже на арене поглощения духа у Цзян Чэня было много методов против Хай Тяня.

Однако он просто выбрал мене утомительный и самый тайный способ избежать раскрытия своих козырей.

Девять перьев из хвоста стали девятью лучами света, полностью закрывая Хай Тяню пути к отступлению!

Пффт, пффт, пффт, пффт!

Огромная сила с легкостью пробила доспехи Хай Тяня.

Девять перьев направились в разные стороны его ключиц, ребер, рук и ног.

Последний попал ему в голову и пригвоздил его к стене арены.

По его подвешенному телу из ран стекала кровь.

Отражающий клинок выпал из его рук на землю. Глаза Хай Тяня были широко раскрыты как у коровы, удивление было таким сильным, что ему не хватило времени закрыть их.

В его глазах все еще отражалось неверие, перемешанное со страхом и отчаянием…

Даже Мастер Шуйюй не могла предвидеть такой необычный поворот. Когда она пришла в себя, Хай Тянь был уже полностью прибит к стене.

Небрежная улыбка пробежала по лицу Цзян Чэня, когда он раскрепил замки на руказ, отзывая перья обратно.

Бам!

Потеряв силу, поддерживающую тело, труп Хай Тяня тут же сполз вниз, его последние дыхание уже давно вылетело из тела.

«Еще один», Цзян Чэнь слегка рассмеялся, став в этот раз еще более решительным. Он даже не стал отвлекаться на спор с Мастером Шуйюй и ушел с арены, пока все еще находились в ошеломленном состоянии.

Внезапно все вокруг охватили громкие аплодисменты.

Они звучали так четко изо всех углов, словно были запланированы.

Кроме Секты Багрового Солнца, в основном все остальные секты хлопали Цзян Чэню!

Эта ироническая сцена почти заставила Мастера Шуйюй свалится с сидения.