Глава 365. Новая встреча с Лун Цзяйсюэ

Тщательно ознакомившись с правилами, Цзян Чэнь составил план действий.

«Мне нужно набрать все сто основных баллов. Еще я могу бросить несколько вызовов другим кандидатам. Пока лучше всего будет браться за обычные миссии. Миссия первого уровня дает 10 баллов, и такие миссии можно брать каждый день. Что же до специальных миссий, хотя они и дают множество баллов без риска потерять уже имеющиеся баллы, они появляются лишь раз в месяц. Тут остается лишь рассчитывать на удачу».

«Пока что я в самом начале пути; мне следует быть осторожным и не лезть на рожон».

Цзян Чэнь решил придерживаться такого плана. Он начинал с нуля, а потому следовало двигаться вперед медленно, но верно.

«Пройдя два цикла, кандидаты из небесного сектора наверняка успели набрать впечатляющее количество баллов. Я очень сильно отстаю от них. Хорошо, что из трех лет прошло только полгода. У меня все еще есть два с половиной года, чтобы наверстать прогресс. Разумеется, для этого нужно не вылететь из сектора. Если мне не хватит баллов и через три месяца я окажусь в последней десятке, я вернусь в земной сектор не солоно хлебавши».

Цзян Чэнь был готов приложить все усилия, чтобы этого не произошло.

«Интересно, сколько баллов набрали лучшие, первые кандидаты?» Цзян Чэнь еще не участвовал в испытаниях небесного сектора, а потому не мог вычислить точное количество баллов.

«Хотя точных цифр у меня пока нет, наверняка у лучших кандидатов не менее1,000 баллов».

В конце концов у них было 6 месяцев, 180 дней. Даже если такой кандидат выполнял по миссии в день, у него накопилась бы 1,800 баллов.

И это не считая 200 основных баллов, выдававшихся каждый месяц.

Разумеется, баллы можно было потерять. Стоило кандидату провалить миссию, и его баллы убавлялись, а следующая миссия становилась доступной только через пять дней. Такое положение дел тоже влияло на количество баллов.

Цзян Чэнь понимал, что правила небесного сектора были специально созданы для культивации кандидатов, позволяя им полностью раскрыть свой потенциал за три года.

Поэтому схватки между кандидатами случались здесь реже, чем в других секторах. Такая система позволяла избегать лишних схваток, ведущих к ранней потере гениальных культиваторов.

Сражения гениальных культиваторов зачастую имели летальный исход.

Поэтому в небесном секторе было намного меньше испытаний, включающих в себя сражения.

Само собой, это не значило, что в небесном секторе совсем не было сражений. Успех в схватке давал 20 баллов. Этот способ предпочитали выдающиеся бойцы.

Порой матчи требовались для проверки уровня, которого достигли кандидаты.

Обычно в таких испытаниях бои велись не насмерть, но ожесточенностью такие бои не уступали схваткам в других секторах.

Цзян Чэнь знал, что такое положение дел было выгодно четырем сектам.

В конце концов, в финальном отборе останутся 64 сильнейших культиватора. Тогда у кандидатов будет полно возможностей продемонстрировать свои техники и выяснить, кто же из них самый сильный.

Последние испытания в конце трехлетнего срока позволяли лучшим гением полностью проявить свои таланты. Три года давались кандидатам для того, чтобы они становились сильнее как культиваторы и росли над собой.

Небесный сектор предоставлял кандидатам все необходимые условия.

К тому же здесь были собраны гении из всех сект. Всех окружала атмосфера некоторой нервозной конкуренции. Лучшей мотивации для развития нельзя было и пожелать. В конце концов, жесткая конкуренция принуждала к постоянному саморазвитию.

Сильные противники – лучший повод самому стать сильнее.

Запомнив правила, Цзян Чэнь собирался первым делом набрать 100 основных баллов.

Они станут залогом его будущих побед.

К тому же пока он был новичком и мог тренироваться только в области для новичков. Даже когда он заработает 100 баллов, он не сможет сразу же взяться за миссии пятого уровня.

«Ладно. Сначала нужно прогуляться и как следует оглядеться в незнакомой местности. Нужно понять, с кем я буду соперничать». В мистическом и земном секторах Цзян Чэнь даже не стал интересоваться своими будущими соперниками.

Благодаря его очевидным преимуществам он мог одерживать победу за победой, не задумываясь об особенностях своих противников.

Но здесь все было по-другому. Его соперниками будут самые лучшие культиваторы!

Здесь никого нельзя было недооценивать. Самым важным моментом было то, что его противники уже прошли два цикла, а потому их понимание местной среды и правил будет куда глубже, чем у любого новичка.

Чем небесный сектор напоминал другие секторы, так это количеством запретных зон.

Если кандидат проникал в запретную зону, на их головы обрушивались самые разные ограничения и наказания.

Кроме своих жилищ кандидаты могли попасть только на главную площадь. Здесь можно было найти основные миссии, зоны оглашения миссий и арены для проведения боев.

Что до жилищ, то они, если не считать ведущих к ним дорог, были частной собственностью кандидата. Цзян Чэнь не смог бы попасть в чужое жилище без разрешения владельца.

Он немного прогулялся вокруг, но заметил, что он гуляет здесь совсем один.

«Кажется, я был слишком наивен. Время – деньги. Никто не станет тратить ценное время на прогулки вместо занятий культивацией».

Цзян Чэнь укоризненно покачал головой. У него ведь даже не было друзей в небесном секторе. Если бы он и встретил здесь кого-то знакомого, то не факт, что он был бы рад такой встрече.

Он мог встретить здесь Лун Цзюйсюэ, Чу Синханя и Ло Хуана из Секты Багрового Солнца, который в тот раз напали на принцессу Гоуюй и Тянь Шао на окраине Королевства Небесного Дерева. Также он мог встретить Железного Дачжи и Чжоу И из Секты Дивного Дерева.

И все они были его врагами.

Вспомнив о них, Цзян Чэнь невольно грустно улыбнулся. Он едва попал в небесный сектор, а у него уже были пять сильных врагов.

Вскоре он заскучал и вернулся в свое жилище.

Почувствовав, что остальные кандидаты заняты культивацией, он ощутил некоторое беспокойство.

«Вполне может быть, что я – единственный кандидат четвертого духовного уровня в небесном секторе!» Цзян Чэнь усмехнулся и его охватило чувство жесткой нехватки времени.

В первом отборе Цзян Чэнь смог достичь четвертого уровня. Он провел полгода в мистическом и земном секторах, и все это время он упорно трудился, но его приоритетом была отработка Девяти Трансформаций Демонов и Богов. Эта работа отняла у него уйму времени.

Но все это время его духовный океан не прекращал впитывать духовную энергию, и он каждый день немало времени посвящал улучшению своей культивации. Также он набрался опыта в ходе матчей в обоих секторах и в ходе тренировок с Лю Вэньцаем.

Истинное знание рождалось из боевого опыта, а потому уровень культивации Цзян Чэня стремительно рос.

Хотя ему лишь предстояло достичь пятого уровня духовной сферы, ему оставался лишь маленький шаг. Он в любой момент мог прорваться на пятый уровень.

«В такой благоприятной обстановке небесного сектора я могу попытаться совершить прорыв. Возможно я найду вдохновение в течение этих трех дней и выйду на пятый уровень».

Если быть точнее, то пятый уровень был серединой духовной сферы земли.

Для перехода с четвертого на пятый уровень требовалось время.

И, хотя эти два уровня разделяла небольшая черта, разница между уровнями была значительна.

В земном секторе было мало кандидатов пятого уровня, большинство находились на четвертом уровне.

Но в небесном секторе Цзян Чэнь мог оказаться единственным кандидатом четвертого уровня.

«Прорыв на пятый уровень произойдет тогда, когда возникнут подходящие условия. Пока я не могу совершить этот последний шаг, необходимый для прорыва. Возможно, на меня снизойдет просветление, а может быть, я смогу набраться вдохновения во время матча. А может быть, вдохновение снизойдет на меня ни с того ни с сего без всяких предпосылок».

Цзян Чэнь невероятно глубоко понимал природу культивации. Он знал, что на такую возможность не стоит рассчитывать; на ее можно лишь надеяться. Бессмысленно было пытаться форсировать это событие. Чем больше он будет пытаться, тем больше он будет отдаляться от цели.

Чем спокойнее он был, чем крепче был его дух, тем больше у него было шансов пробиться на пятый уровень, когда придет время.

Вот так Цзян Чэнь провел первый день и первую ночь в новом месте. На следующий день он заранее появился на главной площади до начала собрания.

Даже когда на площадь пришли сто кандидатов, там все равно было довольно просторно. На фоне огромного сектора казалось, что кандидатов было совсем мало.

Хотя их было немного, Цзян Чэнь сразу почувствовал напряженную атмосферу, воцарившуюся на площади. Все так и дышало духом конкуренции.

Цзян Чэнь особенно выделялся из-за своей маски и необычной униформы.

Каждый кандидат понял, кто он такой, едва завидев его наряд.

Дважды чемпион мистического и земного секторов. Он смог без труда расправиться с несколькими гениями из Секты Багрового Солнца, да еще и стал причиной низложения Мастера Шуйюэ.

Гений, просто поразивший весь земной сектор, не вызвал бы интереса ни у одного кандидата небесного сектора.

Но вот гений, для победы над которым сам экзаменатор прибег к жульничеству, не мог не поразить кандидатов небесного сектора.

Мастер Шуйюэ была невероятно горда, но, чтобы одолеть этого кандидата, она посмела воспользоваться откровенно предосудительными методами. Что же из этого следовало? Только одно: она опасалась этого кандидата.

Цзян Чэнь чувствовал, как многие с настороженным любопытством смотрели на него.

Но он просто игнорировал из взгляды.

Неожиданно он почувствовал, как слева от него кто-то прямо-таки вонзил в него свой ледяной взгляд.

У него было такое ощущение, словно за ним наблюдает опасный зверь.

«Лун Цзюйсюэ?» На секунду сердце Цзян Чэня забилось быстрее. Хотя он и не стал поворачиваться в ее сторону, он сразу узнал этот взгляд; этот взгляд он ни за что бы не забыл.

Так она смотрела на него в тот день на Втором Перекрестке.

«Так, с чего бы этой женщине смотреть на меня с такой ненавистью? Рассуждая логически, я ничем не должен был привлечь ее внимания, будучи мирским культиватором, хоть и попавшим в небесный сектор. С чего такая ненависть? Неужели… она знает, кто я такой на самом деле?»

Размышляя таким образом, Цзян Чэнь обратил к ней взор, в котором не было ни робости, ни надменности!