Глава 376. Молниеносный взлет мирского гения

«Он вышел!» — крикнул какой-то зоркий парень.

Все взгляды устремились в сторону аудитории.

Прошло всего 10 часов, а он уже закончил?

Расталкивая людей и громко топая своими огромными ступнями, Тан Хун прошел вперед. Присмотревшись, он убедился, что из аудитории вышел Цзян Чэнь.

«Босс!» Глаза Тан Хуна округлились, а сердце сжалось. Раннее возвращение Цзян Чэня явно было плохим знаком.

Что же могло означать столь быстрое завершение миссии пятого уровня?

Цзян Чэнь моргнул, увидев собравшуюся в вестибюле толпу примерно в 60 человек. Взглянув на Тан Хуна, он указал на толпу и спросил его: «Что здесь творится?»

Тан Хун усмехнулся: «Они все собрались насладиться представлением; все слышали, что ты взял миссию пятого уровня».

«Ну что, босс? Справился?»Тан Хун был чертовски возбужден, его кулаки были сжаты, а глаза горели любопытством.

Цзян Чэнь кивнул: «Миссия пятого уровня была довольно занятной».

«Э? То есть – занятной? Ты прошел миссию или нет?» — напрямую спросил Тан Хун, почесав копну своих рыжих волос.

Услышав слова Цзян Чэня, остальные тоже не поняли, прошел он миссию или нет. На него устремились взгляды, в которых читался широкий спектр эмоций.

Некоторые смотрели на него с нетерпением, некоторые – откровенно насмешливо. Некоторые смотрели на него с нескрываемым презрением. Целый микрокосм человеческих эмоций предстал глазам Цзян Чэня в эту минуту.

«Мм, я прошел», — с отрешенным видом кивнул Цзян Чэнь.

«Великолепно, ха-ха-ха!» Тан Хун запрокинул голову назад и расхохотался. «Миссия пятого уровня, ха-ха-ха! Видели такое, а? Перед вами гений, настоящий гений!»

Цзян Чэнь прошел вперед, и кандидаты расступались перед ним. Целая гамма эмоций отразилась на их лицах.

«Господин экзаменатор, вот значок миссии, пожалуйста, проверьте его». Цзян Чэнь не зазнался, выполнив миссию пятого уровня.

Также ему было плевать на реакцию окружающих. Неважно, завидовали ли они ему или нет: он, Цзян Чэнь, просто шел своим путем.

Когда экзаменатор принял значок, его рука задрожала; он пробормотал: «Я и подумать… я и подумать не мог, что первым культиватором, прошедшим миссию пятого уровня в не небесном секторе, станет мирской кандидат. Четырем великим сектам есть о чем задуматься. Сколько талантов из обычного мира мы упустили из виду в течение всех этих лет?»

Экзаменатор вздохнул и принял значок миссии, присудив Цзян Чэню 160 баллов.

Теперь у Цзян Чэня было 400 баллов.

Этого хватало, чтобы не вылететь из небесного сектора.

«Брат, давай познакомимся. Я – Железный Дачжи из Секты Дивного Дерева. Я и подумать не мог, что в обычном мире появится гений вроде тебя. Твой успех раскрыл мне глаза. Я пришел, чтобы лицезреть триумф мирского гения. Ты не хотел бы посетить мое жилище? Что до дао пилюль, то моей Секте Дивного Дерева нет равных».

Дачжи первым с энтузиазмом поприветствовал Цзян Чэня.

Цзян Чэнь безмолвно смотрел на него. Такого он не ожидал от Дачжи. Он хорошо помнил, как он сам и Тан Хун столкнулись с Дачжи в тот раз. Кажется, эти двое совсем не ладили.

Этот парень как будто и думать забыл о том случае и теперь искренне поздравлял его.

Тан Хун моргнул. Он подошел к нему поближе и отпихнул Дачжи. «Отвали и не загораживай дорогу».

Дачжи был возмущен, но сдержался и лишь холодно сказал: «Тан Хун, ты и я – из одной секты. На твоем месте я бы не стал провоцировать конфликт. Я пытаюсь привлечь в нашу секту гения, так чего же ты мне мешаешь?»

Тан Хун сильно недолюбливал Железного Дачжи. «А ты-то кто такой, черт тебя побери? Думаешь, ты представляешь секту? Ты представляешь разве что Железную семью, не более того. Понял меня?»

Дачжи холодно фыркнул: «Мне недосуг спорит с идиотами вроде тебя».

Он виновато улыбнулся Цзян Чэню: «Брат, Тан Хун –просто дурак. Не воспринимай его всерьез. У меня припасено отличное вино, мне было бы жаль, если бы мне было не с кем поделиться им. Хорошее вино и гении созданы друг для друга, не правда ли? Ты не хотел бы выпить?»

Глядя, как Дачжи расшаркивается перед ним, Цзян Чэнь нахмурил брови. «Нет. Не загораживай проход».

После этих слов он тут же прошел мимо Дачжи, словно тот был пустым местом, и направился к двери.

Тан Хун усмехнулся: «Дачжи, нечего считать себя гением лишь потому, что у тебя хорошая родословная. Самому тебя похвастать нечем».

От пережитого унижения Дачжи преисполнился ярости; его глаза так и горели убийственной злобой.

Окружающие тоже начали громко смеяться над ним. Насмешливые взгляды устремились на Дачжи. Очевидно, унижение Дачжи доставляло радость окружающим.

Дело было не в том, то все они были врагами Дачжи. Просто все здесь соревновались друг с другом, поэтому чужая неудача и унижение вызывали у них радость. Дачжи не хватало последнего удара, чтобы полностью растоптать его эго.

У двери стоял Чу Синхань; он обменялся с Цзян Чэнем как бы случайным взглядом.

«Это точно он!» Чу Синхань и так почти не сомневался в личности мирского гения. Уловив его многозначительный взгляд, Чу Синхань тут же вспомнил об их последней встрече.

Стоя у двери, Чу Синхань со вздохом взглянул вслед удаляющемуся Цзян Чэню. «Неужели мне суждено стать врагом такого культиватора?»

Чу Синхань покачал головой и снова предупредил самого себя: «Нет, нельзя мне лезть в этот безумный конфликт. Он – суженый враг Лун Цзяйсюэ, это – только между ними. Я, Чу Синхань, буду просто следовать пути боевого дао. Я уже один раз спас Лун Цзяйсюэ из чувства благодарности к достопочтенному мастеру. Ольше я не собираюсь совать нос в их дела. Он обладает мощью, от которой мое сердце прямо-таки сжимается. Сдается мне, что с ним будет не так-то просто справиться».

Успокаиваясь, Чу Синхань несколько раз повторил самому себе эти слова.

Он еще больше утвердился в своем решении после этой битвы взглядов. С этим мирским гением лучше было не связываться.

Хотя Лун Цзяйсюэ и обладала выдающимися способностями, если она недооценит своего противника, ей придется несладко.

Чу Синханю показалось, что в осанке и манерах мирского гения было что-то такое, чего не было даже у Лун Цзяйсюэ.

…..

«Босс, теперь ты знаменитость! Я убежден, что твое имя будет упоминаться в одном ряду с именами лучших гениев. В будущем тебя наверняка даже внесут в список их потенциальных соперников», — усмехнулся Тан Хун.

«Соперников?» — усмехнулся Цзян Чэнь. «А в этом есть необходимость? Я иду своим путем. Какое дело до меня лучшим гениям?»

«Точно, узнаю своего босса! Просто обалденно!» — вздохнул Тан Хун.

Прохождение миссии пятого уровня действительно вызвало в небесном секторе настоящий переполох. Почти все обсуждали мирского гения, взявшегося непонятно откуда. Всех переполняло любопытство, а на поверхность всплывали все новые подробности его прошлых успехов.

Чемпион первого отбора. Чемпион мистического сектора. Чемпион земного сектора.

Он с легкостью одолел практически всех своих противников на пути к небесному сектору. Трудно было подсчитать число людей, потерпевших поражение в схватке с Цзян Чэнем.

Го Жэнь был перепуган до смерти и начал кашлять кровью, хотя Цзян Чэнь и пальцем не пошевелил.

Хэ Янь, четвертый ученик Мастера Шуйюэ, был без проблем побежден Цзян Чэнем.

Хай Тянь, третий ученик Мастера Шуйюэ, несмотря на все свое тщеславие, был убит мирским культиватором.

Мастер Шуюэ, хранитель земного сектора, одного за другим потеряла двоих учеников, а затем была низложена и унижена на глазах старейшин четырех великих сект.

Все эти подвиги еще сильнее укрепили положение мирского гения в небесном секторе. Его даже прочили в список 64-ех лучших кандидатов.

Некоторые даже оптимистично полагали, что он сможет оказаться среди 16 лучших кандидатов и стать учеником одного из почтенных старейшин.

Всем было интересно: откуда же взялся этот мирской гений?

Если не считать некоторых членов Секты Багрового Солнца, прочим кандидатам оставалось только гадать. А лучшие гении Секты Багрового Солнца, само собой, не собирались распространяться на сей счет.

Хотя выполнение миссии пятого уровня не могло не привлечь их внимания, дао пилюль не вызывало у них особого интереса.

«Гений в области дао пилюль, полное ничтожество в вопросах боевого дао. На арене даже лучший мастер пилюль – никто по сравнению с мастером боевого дао». Многие члены секты, полные презрения, придерживались именно такого мнения.

«В мире дао ничто не может сравниться с боевым дао. Дао пилюль — всего лишь вспомогательный материал». Такого мнения придерживались более мирно настроенные члены секты.

«У этого мирского гения невероятный талант в области дао пилюль. Если он так же хорош в боевом дао, то он будет опасным противником». Такого мнения придерживалось меньшинство членов секты, старавшихся быть спокойными и рассудительными.

Но на этом сюрпризы от Цзян Чэн не закончились. Он начал ежедневно набирать баллы в секции дао пилюль; он раз за разом начинал с миссии первого уровня и заканчивал миссией пятого уровня.

За один цикл он смог набрать 310 баллов.

С его невероятной скоростью он смог набрать 1,640 очков всего за один месяц!

Его успехи стали причиной возникновения странной атмосферы в небесном секторе.

Такая скорость представляла угрозу для лучших гениев.

Если сначала они отзывались о мирском гении с пренебрежением, то через месяц они поняли, как быстро он догоняет их.

Хотя пока их положению ничто не угрожало, если мирской гений продолжит набирать баллы с той же скоростью, то вскоре он как минимум догонит, а то и перегонит их по количеству баллов.

Поэтому даже лучшие гении невольно забеспокоились.

Они и подумать не могли, что в обычном мире возникнет такой мастер дао пилюль. Он не провалил ни одной миссии!

Своими успехами Цзян Чэнь заработал титул «гений пилюль». Даже слов «выдающийся гений» не хватало, чтобы описать его.

Даже экзаменаторы были изумлены, что уж говорить о кандидатах. Они и подумать не могли, что в секции пилюль вдруг возникнет такая темная лошадка. Его молниеносный взлет заставлял выдающихся гениев понервничать.

Действительно, если он и дальше продолжит в этом же духе, лучшим гениям придется чаще идти на риск и брать миссии четвертого уровня.

Более того, им пришлось бы попробовать пройти миссию пятого уровня. В противном случае, учитывая скорость мирского гения, тот непременно обгонит их!