Глава 386. Неожиданные новости

Чувствуя, как толчки постепенно ослабевают, Цзян Чэнь был озадачен, но не напуган.

Цзян Чэнь уже несколько раз находился на краю гибели и развил свою силу духа настолько, что внешние угрозы не могли вывести его из состояния душевного равновесия.

Вскоре вернулся Король Крыс.

«Молодой господин, под землей все спокойно. Это непохоже на обычное землетрясение. Возможно, причиной толчков стали энергетические волны, прокатившиеся от барьеров в основании горы?»

Король Крыс был хорошо осведомлен о чудесных свойствах горы и знал, что Гора Вечного Духа была наполнена древними, могущественными барьерами. Он не смел добираться до самых глубин, где начинались барьеры.

Немного подумав, Цзян Чэнь пришел к выводу, что, если толчки были связаны с барьерами, он ничего не мог поделать.

«Мне не стоит забивать себе голову такими мыслями. Я должен сконцентрироваться на культивации. Даже если сама небесная твердь обрушится, четыре великие секты непременно что-нибудь сделают».

Цзян Чэнь вернулся в жилище, сел, скрестив ноги, и продолжил заниматься культивацией.

С тех пор, как он прорвался на пятый уровень духовной сферы, перед ним словно раскрылись двери в мир бесконечного вдохновения. Его понимание боевого дао становилось все глубже и глубже.

Дополнительной мотивацией стала постоянная травля как со стороны экзаменаторов, так и со стороны других кандидатов.

Прошло два месяца с того момента, как он прибыл в небесный сектор, и теперь у него было целых 3,300 баллов.

Этих баллов хватало, чтобы попасть в первую десятку. От ЛэйГанъяна, занимавшего первое место в турнирной таблице, его отделяло три-четыре сотни баллов.

Цзян Чэнь был абсолютно уверен, что таким темпом за остававшиеся 20-30 дней нынешнего цикла он обойдет ЛэйГанъяна и станет лидером турнирной таблицы!

«Идти путем боевого дао – все равно, что плыть против течения. Если ты не можешь продвинуться вперед, ты тут же оказываешься далеко позади. Учитывая мою скорость, ЛэйГанъян и прочие не станут спокойно ждать, пока я обойду их. Они обязательно постараются отомстить мне, причем в первую очередь – на арене!»

Заявившись на встречу лучших гениев, Цзян Чэнь успел оценить силу Лэй Ганъяна.

Надо сказать, что ЛэйГанъян явно заслужил свою репутацию сильного культиватора седьмого уровня духовной сферы. Цзян Чэню казалось, что победить его будет практически невозможно.

Но, если они сойдутся на арене, Цзян Чэнь сможет воспользоваться своими козырями, припрятанными в рукаве, и тогда у него будут отличные шансы на ничью.

«Лэй Ганъян подобен голове дракона, а прочие гении – его телу; он принимает все решения. Хотя Лун Цзяйсюэ и обладает врожденной конституцией, пока она не превзошла его. Пока ее уровень культивации разве что сравнялся с уровнем Лэй Ганъяна, не более того. Так или иначе, мне нужно продолжать упорно тренироваться».

Хотя Цзян Чэнь отдавал должное силе Лэй Ганъяна, все-таки тот не был его суженым врагом.

Другое дело – Лун Цзяйсюэ.

Благодаря ее врожденной конституции все богатства и ресурсы Секты Багрового Солнца вливались в нее. Именно она была настоящей головной болью для Цзян Чэня.

Если он не сможет убить ее на арене, другого шанса ему не представится до той поры, пока он не войдет в изначальную сферу.

Не то чтобы он недооценивал себя, просто он хорошо представлял себе, как сильно ее секта печется о благополучии Лун Цзяйсюэ.

Старый монстр Санчейзер был невероятно властным человеком, патологически одержимым желанием держать все под своим контролем. Судя по его характеру, он бы безжалостно расправился с любым, кто встанет на пути Лун Цзяйсюэ.

Следовательно, Цзян Чэню оставалось рассчитывать только на схватку на арене.

Но убить ее на арене будет не так-то просто.

Ее преимущества были очевидны. Врожденная конституция и неограниченные ресурсы – в этом плане Цзян Чэню было не сравниться с Лун Цзяйсюэ.

Если бы не воспоминания из прошлой жизни и сокровища, добытые в ходе славных приключений, он бы точно не смог тягаться с ней.

«Культивация, я должен упорно заниматься культивацией!»

Цзян Чэнь понимал, что убить Лун Цзяйсюэ на арене он сможет лишь в том случае, если станет сильнее.

Сейчас в первую очередь нужно было не оттачивать боевые техники, а повышать уровень культивации.

Хотя сейчас он был на пятом уровне духовной сферы, по меркам небесного сектора это был весьма посредственный уровень.

В небесном секторе было еще четверо-пятеро культиваторов, которые подобно Лэй Ганъяну, находились на седьмом уровне духовной сферы, а со временем число кандидатов шестого уровня будет только увеличиваться.

Хотя Цзян Чэнь не боялся бросить вызов кандидату, находившемуся на более высоком уровне, все же отставание в два уровня оставалось серьезным недостатком.

К тому же чем выше был уровень лучших гениев, тем больше была вероятность того, что у них в рукаве окажутся какие-нибудь козыри. Они были лучшими учениками секты, поэтому в их арсенале наверняка было что-нибудь особенное, что-нибудь такое, что они берегли на самый крайний случай.

Так что недостатка мотивации у Цзян Чэня точно не было.

Любого кандидата своего уровня Цзян Чэнь безо всякого труда просто смел бы с пути, даже будь у него самый широкий арсенал.

«Эта женщина, Лун Цзяйсюэ, уже находится на пике сферы земного духа, шестого уровня. Если она сможет прорваться на седьмой уровень, убить ее будет еще труднее!»

Пока он думал, в окно ворвался луч света. Это было послание.

«Все кандидаты должны собраться на главной площади небесного сектора!»

Это был приказ руководителей небесного сектора. Все кандидаты должны были без промедления собраться на площади.

В голове Цзян Чэня тут же промелькнула мысль: Неужели это из-за этих подземных толчков?

Он тут же поспешил на главную площадь.

Все кандидаты незамедлительно явились на главную площадь.

Выражения лиц экзаменаторов были крайне серьезными; видимо, случилось что-то из ряда вон выходящее.

Также здесь присутствовали тяжеловесы четырех сект. Вскоре прибыли даже четыре старейшины. По лицам собравшихся было трудно понять, какие эмоции они испытывают.

«Внимание, четверо уважаемых старейшин хотят обратиться к вам с важным посланием. Всем молчать».

Экзаменатор вышел вперед и демонстративно опустил руки вниз, призывая всех к тишине.

Четверо старейшин хотят обратиться к кандидатам? Да еще и с важным посланием? Все кандидаты мигом умолкли, заметив, насколько серьезными стали выражения лиц старейшин.

Первым заговорил Санчейзер: «Послушайте, недавно Гора Вечного Духа сотрясли энергетические волны. Уверен, что вы почувствовали толчки».

Все кандидаты закивали. Случилось что-то серьезное, верно? Иначе с чего бы им так волноваться?

«Мы не станем скрывать от вас серьезного положения дел. По нашим наблюдениям кто-то совершил нападение на основание Горы Вечного Духа. Духовные камни и духовная мощь, которую мы вложили в основание, должны были держать гору открытой еще три года, но после атаки этот срок сократился вдвое, а то и того больше. По нашим подсчетам гора будет оставаться открытой всего полгода».

«Что?» — зашумели изумленные кандидаты.

«На основание напали? Не значит ли это, что нам нужно прекращать занятия культивацией и уходить отсюда раньше положенного срока?»

«Не может быть! Здесь такая благоприятная среда для культивации, мне так не хочется отсюда уходить».

«Да, я собирался тренироваться все три года и попробовать попасть в сферу небесного духа! Неужели моим мечтам не суждено сбыться?»

Повсюду были слышны скорбные возгласы. Было очевидно, что эти новости задели кандидатов за живое.

Даже лучшие гении вроде Лэй Ганъяна и Лун Цзяйсюэ немного переменились в лице, услышав эту новость, которая обрушилась на них как снег на голову.

Даже Цзян Чэнь был удивлен, хоть и не подавал виду. «Основание подверглось атаке? Неужели здесь обитает настолько могущественно существо? В таком случае, кто может гарантировать нашу безопасность после этой атаки?»

Но озвучивать свои мысли вслух он не стал. Он понимал, что ему вряд ли удастся на кого-то повлиять, да и никто не давал ему права высказываться, так что Цзян Чэнь оставил свои мысли при себе.

Неважно, три года или полтора; четыре великие секты придут на помощь, даже если на них обрушатся небеса.

Санчейзер громко произнес: «После тщательного обсуждения старейшины решили, что трехлетний план подвергнется изменениям. Срок отбора сокращается до одного года».

«Что?! Один год?!»

«С трех лет до одного года, это слишком резкая перемена! Разве вы не сказали только что, что сможете держать гору открытой полтора года?»

«Да, год – это слишком мало. Уже прошло около восьми месяцев, неужели нам осталось всего три-четыре месяца?»

Кандидаты начали кричать и жаловаться.

«Молчать!» — вдруг проревел старейшина Санчейзер; его властная аура захлестнула собравшихся, подавляя возмущенный ропот.

Все кандидаты тут же притихли.

«Наше решение сократить срок отбора до одного года логически обоснованно. Основание работает в полсилы, а то и хуже. Поэтому мы даем кандидатам один год перед тем, как мы отберем 64 культиватора, которые будут бороться за место среди шестнадцати финалистов».

Финал тоже требовал времени. Заключительная часть отбора была невероятно важна и, разумеется, четыре великие секты подходили к ней со всей серьезностью.

Поэтому остаток времени посвящался финальному отбору.

В конце концов, смыслом отбора был поиск лучших кандидатов изначальной сферы.

«Теперь у вас остается всего три-четыре месяца. После этого цикла будет еще один. Мы отберем 64 сильнейших кандидатов, чтобы провести финальный отбор», — безапелляционно заявил старейшина Санчейзер.

«Отныне устанавливается такой порядок отбора. Можете с умом потратить каждую секунду на тренировки, если согласны с такими условиями, а если нет, то проваливайте отсюда к черту».

Никто не смел прерывать разъяренного культиватора изначальной сферы. Хотя многие были недовольны, им оставалось только смирится ради высшего блага. Если уж сами старейшины ничего не могли поделать, на что могли рассчитывать кандидаты?

Цзян Чэнь глубоко задумался после этих слов. «Подобные события просто преследуют меня. Раньше мне казалось, что у меня было мало времени, но теперь действительно каждая секунда на счету. Следующие три-четыре месяца все будут усиленно заниматься культивацией. Я должен ускориться». Узнав, что теперь у него был год вместо трех, он почувствовал, как на его плечи лег огромный груз.

Цзян Чэнь был уверен, что за три года он достигнет как минимум седьмого уровня духовной сферы.

Но теперь, когда у него оставалось совсем немного времени, а на горизонте уже маячил финал, он почувствовал, что ему придется выложиться на полную.