Глава 389. Хитрости Лун Цзяйсюэ

Впечатляющей демонстрацией своей силы Лун Цязйсюэ хотела произвести впечатление королевы, почтившей своим присутствием небесный сектор.

И, надо сказать, она добилась своей цели. Ее мощный прорыв посеял среди прочих кандидатов пораженческие настроения; им казалось невозможным соревноваться с таким соперником, лучшим среди первых гениев четырех великих сект.

Не то чтобы прочие кандидаты сомневались в себе, просто все знали, что стоит врожденной конституции достигнуть небесного духовного уровня, как сила всех остальных культиваторов померкнет в сравнении с такой мощью.

Даже такому сильному культиватору как Лэй Ганъян было не под силу совладать с Лун Цзяйсюэ.

И сколь бы сильны ни были прочие кандидаты, у них было еще меньше шансов одолеть Лун Цзяйсюэ.

Только у Цзян Чэня действия Лун Цзяйсюэ не вызывали ничего кроме презрения.

Чем больше она пыталась окружить себя ореолом загадочности и могущества, тем больше Цзян Чэню казалось, что она просто боится, что кто-то обнаружит ее истинную сущность.

Весь небесный сектор словно погрузился в уныние; единственным исключением был Цзян Чэнь. Спектакль Лун Цзяйсюэ никак не затронул его сердце дао, и он продолжал культивировать в своем темпе.

На нынешнем этапе он не мог позволить себе ни единой ошибки при очищении ядра Короля Воронов.

Жаль, что у него оставалось так мало времени. Цзян Чэнь быстро подсчитал, что, если он продолжит тренироваться в нынешнем темпе, еще один месяц практики увеличит его шансы на прорыв в небесную духовную сферу на 60, а то и 70%.

Но цикл приближался к концу, и времени оставалось все меньше. Пока его шансы на прорыв равнялись 20-30%.

Однако ядро Короля Воронов не только увеличил уровень культивации Цзян Чэня, но и сделал его сильнее.

Теперь он мог контролировать восемнадцать лотосов Чарующего Лотоса Огня и Льда.

Особенно это касалось огненного лотоса; теперь Цзян Чэнь чувствовал себя в огненной стихии как рыба в воде.

Ядро Короля Воронов сильно повлияло на духовную жилу Цзян Чэня, отвечающую за элемент огня.

И вот уже оставался всего месяц до конца цикла. Каждый день был на счету.

«Таким темпом мне будет трудновато достичь небесной духовной сферы к концу срока. Сейчас время важно как никогда, если я продолжу пытаться прорваться на следующий уровень, мои шансы на успех составят процентов тридцать, не больше. Было бы недальновидно тратить на это остаток времени, поскольку 30% — это маловато».

А Лун Цзяйсюэ уже точно достигла небесного духовного уровня.

«Если бы я смог достичь этого уровня, я бы точно одолел Лун Цзяйсюэ. Но с нынешним темпом лучше будет посвятить последний месяц работе над моими техниками. На арене моего шестого уровня духовной сферы должно хватить, чтобы справиться с культиватором седьмого уровня. Если на моей стороне будет преимущество во владении боевыми техниками, я наверняка смогу победить Лун Цзяйсюэ!».

Так решил Цзян Чэнь.

Если он не уделит должного внимания работе над своими техниками и потратит последний месяц на попытки прорваться на небесный духовный уровень, эффективность его боевых техник существенно снизится.

Но если Цзян Чэнь потратит последний месяц на отработку своих техник и способов их успешного комбинирования, он лучше подготовится к финальной битве.

Цзян Чэнь отлично владел Рассекающим Потоком Безбрежного Океана и Божественным Кулаком Бесконечности, так что на эти техники можно было не тратить время.

Но вот Лунные Летающие Кинжалы требовали практики, поскольку Цзян Чэнь овладел только двумя боевыми техниками метания кинжалов. Оставалось овладеть еще двумя техниками: Сверкающей Формой и Грозовой Формой.

Сначала он решил овладеть этими двумя техниками.

Само собой, теперь его оперенные метательные кинжалы были слабоваты. В малых духовных сферах они еще могли сработать, но на сей раз его противниками были гении небесной духовной сферы!

Поэтому на сей раз ему нужно было что-нибудь посильнее.

Цзян Чэнь достал семь перьев из хвоста Короля Воронов и решил сделать из них набор метательных кинжалов Огненных Воронов, используя оригинал в качестве образца.

Создание метательных кинжалов Огненных Воронов требовало использования мощи металлической эссенции. Ему нужно было соединить металлическую и огненную эссенции, чтобы получить новые кинжалы, которые были бы как минимум в десять раз лучше, чем старые.

Используя оперенные кинжалы в качестве прототипа, Цзян Чэнь с легкостью смастерил новый набор кинжалов.

Он быстро выковал семь новых метательных кинжалов. В их лезвиях была заключена смертоносная энергия Короля Воронов; эти кинжалы источали ауру смертельной опасности, даже когда Цзян Чэнь просто держал их в руках.

Цзян Чэнь довел четыре соответствующие техники Лунных Летающих Кинжалов до необходимого уровня, поэтому у него не было проблем с отработкой Сверкающей и Грозовой Форм.

Поэкспериментировав с этими двумя техниками 7-8 дней, он овладел их основными таинствами.

В основе Сверкающей Формы лежала скорость.

В основе Грозовой Формы лежала таинственность.

Хотя на первый взгляд эти две формы казались схожими, в их основе лежали совершенно разные таинства, а потому их эффекты были совершенно разными.

«Лунные Летающие Кинжалы весьма полезны, но они могут оказать недостаточно эффективными против культиватора небесного духовного уровня. В борьбе с такими культиваторами моими козырями остаются магнитная золотая гора и Чарующий Лотос Огня и Льда».

Цзян Чэнь рассматривал Лотос как одно из своих важнейших оружий. Всякий раз, когда он достигал прорыва на новый уровень, он оттачивал мастерство владения Лотосом.

Однако, что касается горы, этого бесценного сокровища, то пока Цзян Чэнь воспользовался лишь малой толикой даруемых им возможностей. Фактически он использовал только ее мощь металлической эссенции, чтобы улучшить Девять Трансформаций Демонов и Богов.

Порой он использовал ее магнитную силу, но лишь в некоторых пределах. Горе еще предстояло стать настоящим козырем в его рукаве.

«Все-таки у меня осталось совсем немного времени. Еще и года не прошло с тех пор, как я прибыл на Гору Вечного Духа для отбора. Мне пришлось быстро набирать баллы, справляться с постоянной травлей и без устали тренироваться. У меня просто не хватало времени как следует изучить свойства магнитной золотой горы».

Цзян Чэнь был немного расстроен. В его распоряжении было немало невероятных сокровищ, но ему не хватало времени, чтобы изучить их как следует.

Особенно это касалось магнитной золотой горы. Цзян Чэнь решил как следует изучить ее за оставшееся время.

Высшей целью для него был вызов Владыки Золотой Печати. Что же до золотых монстров в форме оружия, толк от них был бы только в том случае, если бы он мог одновременно призывать огромное количество монстров.

Злой Золотой Глаз был необычайно полезен, но практиковаться в его использовании он сможет лишь тогда, когда достигнет небесной духовной сферы.

Пока Цзян Чэнь мог воспользоваться только магнитной силой.

После долгого изучения и освоения, Цзян Чэнь научился сносно контролировать эту силу.

Но все-таки ему не хватало практики.

«М-м, последние 20-30 дней я должен посвятить тщательной отработке магнитной силы. Пока мое владение магнитной силой находиться на первом уровне. У меня едва получилось создать силовые поля. На таком уровне трудновато будет сдерживать гениев небесного духовного уровня. Другое дело, если мое владение магнитной силой увеличится на несколько уровней; тогда я без труда смогу сдерживать культиваторов небесного духовного уровня. По крайней мере, я смогу без проблем замедлять их».

Цзян Чэнь и думать не смел о призыве магнитного урагана за тот короткий срок, что у него оставался. Это было просто смехотворно, что-то вроде недостижимой мечты.

Если бы он мог вызывать магнитный ураган, на нынешнем уровне он смог бы без труда победить в любом матче. Он бы с уверенностью вступил в схватку с культиватором на пике небесной духовной сферы.

«М-м, я посвящу оставшееся время магнитной силе», — решил Цзян Чэнь.

Ему требовалось время на достижение небесной духовной сферы, но он решил сконцентрироваться на чем-нибудь другом, поскольку не было никаких гарантий, что он успеет выйти на новый уровень.

Если к концу цикла он не успеет совершить прорыв, он окажется в весьма непростом положении.

Путь боевого дао требовал выдержки, культиватору не стоило идти на лишний риск. Цзян Чэнь не хотел ставить все на карту, посвящая все свое время только небесной духовной сфере.

Время пролетало незаметно.

Полмесяца спустя Цзян Чэнь продолжал упражняться во владении магнитной силой. Упорные тренировки дали свои плоды, он научился контролировать магнитную силу куда лучше, чем раньше.

Его контроль над магнитной силой достиг как минимум третьего уровня.

Его магнитная сила позволяла ему призывать мощные магнитные силовые поля. Хотя ему было не на ком потренироваться, он был уверен, что, неожиданно использовав эту технику в битве, он сможет застать противника врасплох.

Оставалось еще 7-8 дней. Цзян Чэнь решил посвятить остаток времени закреплению своих боевых навыков.

Неожиданно из-за двери раздался надменный голос.

«Цзян Чэнь, не думай, что можешь скрыться за маской. Ничто не ускользнет от внимательного взгляда Лун Цзяйсюэ. Раз ты пренебрег простым путем на небеса и решил постучаться в двери преисподней, знай, что небесный сектор станет твоей могилой. Не беспокойся, твоя смерть не будет легкой. Ты послужишь наглядным примером для всех, кто захочет встать на пути новой повелительницы младшего поколения шестнадцати королевств. Помни, ты – всего лишь препятствие на моем пути, пути настоящего гения!»

Надменная, грубая и чрезвычайно тщеславная. Она словно пришла вынести Цзян Чэню свой финальный вердикт.

Она говорила тихо, чтобы никто, кроме Цзян Чэня не услышал ее, и экзаменаторы не наказали ее за то, что она досаждает другим кандидатам.

Цзян Чэнь и подумать не мог, что эта женщина поведет себя настолько бессовестно.

Взгляд Цзян Чэня ожесточился, он тихо вздохнул. Он жестко отрезал: «Еще не хватало беспокоится о поверженном противнике! Если бы твой мастер не защитил тебя, ты бы уже давно стала кормом для червей. Тебе стоило бы помнить, что раз я без труда убил твоих отца и брата, я смогу без проблем уничтожить и тебя в небесном секторе. Преступлениям семьи Лун нет оправдания; все вы воссоединитесь в преисподней. Почему бы мне не отправить тебя туда прямо сейчас, может, встретишься с почившими родными?»

Цзян Чэнь отвечал Лун Цзяйсюэ без всякого испуга.

Неужели она думала провести его? Она пыталась напугать его перед матчем, подавить своей мощной аурой, вызвать у него пораженческие настроения еще до начала битвы.

Надо сказать, что такая психологическая атака могла сработать на иного кандидата.

И если бы Цзян Чэнь боялся Лун Цзяйсюэ, эти нападки могли бы вызвать должный эффект.

Но она недооценила его силу духа. Вместо страха она вызвала у него только еще большую решимость перед предстоящей схваткой.

Лун Цзяйсюэ пыталась надавить на Цзян Чэня и уничтожить защиту его сердца дао. Однако в результате она не добилась ничего, кроме насмешек.

К тому же он открыто признался, кто он такой на самом деле!

Что это могло означать? Это означало, что Цзян Чэнь совсем не боялся Лун Цзяйсюэ даже после того, как она достигла небесного духовного уровня!

«Цзян Чэнь, это тебе не Восточное Королевство. Думаешь, ты сможешь легко отделаться за счет своего остроумия? Здесь проходит отбор гениев, и правят здесь истинные гении, такие как я! Ты – лишь жалкий червь под моей пятой. Думаешь, сможешь задеть меня, напоминая мне о событиях из обычного мира? По правде говоря, я даже благодарена тебе за то, что ты освободил меня от мирских привязанностей и позволил сконцентрироваться на боевом дао. В знак благодарности я отправлю тебя на тот свет, а затем убью каждого члена клана Цзян в Восточном Королевстве; я уничтожу всех: молодых, старых, мужчин, женщин. Все они умрут в жутких мучениях, они горько пожалеют о том, что носят ту же фамилию, что и ты!»

Голос Лун Цзяйсюэ был полон ненависти и запредельной жестокости.