Глава 391. Две главные темные лошадки в финальных матчах

Лун Цзяйсюэ стояла на самом видном месте, словно гордый павлин, всем видом показывая, что она – гений номер один.

Хотя Лэй Ганъян предпочитал сдерживать свои эмоции, демонстративная заносчивость Лун Цзяйсюэ очень сильно разозлила его; но он не мог позволить себе сорваться на глазах у старейшин.

Он был непохож на Цэн Ши и не собирался мириться со своей судьбой.

С младых лет он носил гордое звание первого гения младшего поколения Секты Багрового Солнца. Около двадцати лет он пользовался полагающимся почетом и уважением. Он не собирался спокойно отдавать свою корону Лун Цзяйсюэ.

Чтобы почитаемые старейшины и тяжеловесы сект смогли по достоинству оценить кандидатов, финальные матчи должны были проходить без лишней спешки.

Было установлено четкое правило: в день могло проводиться лишь 4 матча.

Два матча утром и два матча днем.

Каждый матч должен был длиться максимум 4 часа. Таким образом, на 4 матча отводилось 16 часов.

Восемь дней отводилось на первый раунд, а на второй раунд — всего четыре дня, в течение которых должны были пройти 16 матчей.

Когда будут отобраны 16 финалистов, матчей станет еще меньше. Чтобы провести все матчи, понадобится не больше месяца.

Хотя основание могло продержаться еще 2-3 месяца, никто из старейшин не хотел напрасно рисковать и тянуть до последнего.

В первый день Цзян Чэнь и два его товарища не были вызваны для участия в матчах.

Однако по правилам все кандидаты должны были присутствовать на матчах и наблюдать за боем.

Кандидаты, сражавшиеся в первый день, были относительно слабы, поэтому поединки были не слишком-то захватывающими.

И на второй день ни один из трех снова не был вызван. Лю Вэньцай вышел на арену лишь на третий день.

Он быстро вышел на арену; его противником стал кандидат под номером 43.

Номер 43 тоже был на пике пятого уровня духовной сферы. Технически, пожалуй, его уровень духовной сферы был чуть выше уровня Лю Вэньцая.

Поэтому номер 43 втайне радовался, что ему достался такой соперник. Узнав, что Лю Вэньцай – новичок, едва пришедший из земного сектора, он злорадно улыбнулся. «Паренек, ты едва заявился сюда из земного сектора и потратил столько усилий, чтобы набрать баллы. Ты выше меня в турнирной таблице, но я все равно раздавлю тебя как жука!»

Этот кандидат был невероятно рад тому, что против него выставили новичка из земного сектора.

Однако стоило начаться матчу, как он тут же пожалел о своей самонадеянности.

Лю Вэньцаю хватило 15 минут, чтобы безжалостно разделать противника под орех.

Причем он дрался не в полную силу. Он орудовал лишь кулаками и ногами и одолел противника с помощью грубой физической силы, разбив ему лицо в кровь.

Его обескураживающая скорость потрясла экзаменаторов. Лю Вэньцай показался им знакомым, и они начали искать информацию о нем.

Тяжеловесы из Секты Мириады Духов не знали, что сказать старейшине Нинелиону.

Такому таланту пришлось пробиваться вверх, начиная с самого мистического сектора!

«Куда, черт возьми, ваши глаза глядели? Вы отправили такого талантливого юношу в мистический сектор? Интересно узнать, по какому принципу вы распределяли учеников! Вы там что, сговорились с кем-то?» — кричал Нинелион на старших руководителей Секты Мириады Духов.

Ученики распределялись по секторам в зависимости от их потенциала и силы. Конечно, многие отправляли учеников в тот или иной сектор из личных соображений, например, из-за близких отношений с учеником или его популярности в секте.

Тяжеловесы секты и вправду ничего не знали о Лю Вэньцае.

В конце концов, раньше он был обычным, незаметным членом секты. Хотя его изначальный потенциал был несколько выше уровня мистического сектора, все же в таком распределении не было ничего из ряда вон выходящего.

Тогда его потенциал еще не раскрылся по-настоящему.

Это случилось позднее, когда он встретил Цзян Чэня и стал сильнее в ходе долгих тренировок.

Так что старейшина был несколько несправедлив к старшим руководителям.

Разумеется, у Нинелиона были причины злиться. Такой талант так долго пропадал в безвестности в мистическом и земном секторах.

Если бы его с самого начала отправили в небесный сектор, Нинелион бы его заметил, и секта уделила бы юноше необходимое внимание; тогда перед ним предстал бы еще более выдающийся культиватор.

«Я уделить этому гению должное внимание», — решил Нинелион и крепко запомнил имя Лю Вэньцаня.

Он решил, что даже если юноша не попадет в список 16-ти, в дальнейшем его развитию все равно стоит уделить пристальное внимание.

Нинелион был старым монстром изначальной сферы, и от его внимательных глаз ничто не ускользало. Выдающийся потенциал и боевой задор Лю Вэньцаня сразу заинтересовали его.

Нинелион даже подумал, что в его годы он сам не отличался такой силой и выдающимся потенциалом.

«Ха-ха, кто бы мог подумать, что в моей Секте Мириады Духов появится еще один юный гений вроде Ло Си. Похоже, небеса благоволят моей секте». Нинелион гордился триумфальной победой могучего ученика своей секты.

Прошел четвертый, а потом и пятый день, а очередь Цзян Чэня или Тан Хуна так и не подошла.

На шестой день Тан Хун вышел на арену против номера 56.

Увидев, что его противник – скандально известный безумец Тан Хун, номер 56 мгновенно сник. Сначала он собирался всем видом показывать свое бесстрашие и боевую удаль, а затем, сбив соперника с толку своей безумной храбростью, одолеть соперника.

Однако обнаружив, что его соперником будет Тан Хун, он понял, что весь его план пошел насмарку.

Во всем небесном секторе не было никого безумнее Тан Хуна.

Его-то точно не напугать боевым задором и напором. Даже наоборот, чем яростнее противник, тем безумнее становился Тан Хун. Чем сильнее был противник, тем сильнее становился Тан Хун в состоянии берсерка.

Поэтому номер 56 почти упал духом. Что до боевого запала и безумного задора, то тут ему почти не было равных, но с Тан Хуном его подход точно не мог сработать. Своей безумной храбростью он лишь сильнее раззадорит противника.

Наконец, на седьмой день настал черед Цзян Чэня.

Ему достался противник под номером 59.

Когда противник вышел на арену, Цзян Чэнь с удивлением узнал в нем старого знакомого, Чжоу И из Секты Дивного Дерева.

А этот парень явно был неплох, раз ему удалось войти в список 64-ех.

Однако на Цзян Чэня он не произвел особого впечатления, поскольку мирской культиватор без труда одолел его и Железного Дачжи еще в столице Королевства Небесного Дерева.

Поэтому и на этот раз он без труда справился с противником.

Мастерское владение мечом, которым так гордился Чжоу И, было для Цзян Чэня не опаснее, чем размахивание деревянным игрушечным мечом.

Если бы Цзян Чэнь выложился на полную, а не приберегал силы на более поздние матчи, Чжоу И не продержался бы и 15 минут.

Но за эти пятнадцать минут Цзян Чэнь сумел сбросить Чжоу Ли с арены, орудуя лишь своими кулаками и ногами. В первом раунде Цзян Чэнь, Тан Хун и Лю Вэньцай без труда вышли победителями из всех поединков.

На восьмой день пришел черед четырех лучших кандидатов, лучших гениев четырех сект.

Лун Цзяйсюэ, Лэй Ганъян, Ло Си и Ши Юньюнь.

Они набрали больше баллов, чем какой-либо другой кандидат; в этом отборе они были сильнейшими гениями четырех сект.

Сначала Лэй Ганъян был безусловным лидером, но в последний момент Лун Цзяйсюэ обошла его и заняла место лучшего гения.

Их противниками стали кандидаты с 61-го по 64-е место, которые существенно уступали им в силе.

Четыре гения без труда победили в этих матчах даже не успев вспотеть.

Следующий раунд для 32-х кандидатов состоялся через 8 дней после первого раунда. Почти все кандидаты, занимавшие верхние места турнирной таблицы, победили в своих матчах.

По правилам после первого раунда всем кандидатам полагались два дня на отдых.

По правде говоря, они действительно нуждались в отдыхе. Перед финальным рывком им нужно было как следует восстановить силы.

А организаторам нужно было проанализировать список кандидатов, победивших в первом раунде.

Особых сюрпризов в этом списке не было.

В списке было четыре и пять имен кандидатов, от которых ничего особого не ожидали, или которые выделились из массы культиваторов. Само собой, особенно это касалось Лю Вэньцая и этого странного мирского гения с каменным сердцем.

Кто же этот странный гений? Если не считать Секту Багрового Солнца, все остальные секты просто умирали от любопытства.

У них были определенные догадки, но никаких точных сведений.

Кроме того три секты не могли не заметить враждебность, с которой члены Секты Багрового Солнца относились к мирскому гению. Поэтому они думали о том, как бы завлечь этого мирского гения к себе.

Вскоре должен был быть составлен список 16-ти финалистов. Едва мирской гений появится в этом списке, четыре великие секты тут же постараются завербовать его.

Поэтому все они внимательно следили за успехами мирского гения.

Что же до Секты Багрового Солнца, они внимательно следили за тем, каких кандидатов выставят друг против друга.

Они обнаружили, что следующим противником Цзян Чэня должен был стать Чу Синхань!

Чу Синхань находился на 27-ом месте и одержал победу в первый же день.

«Синхань, думаю, твоему мастеру не стоит напоминать тебе, кто твой следующий противник?» — вкрадчиво произнесла Мастер Шуйюэ. «Я слышала от Цзяйсюэ, что ты не горел желанием травить этого ублюдка Цзян Чэня в небесном секторе. Я не стану ворошить прошлое, но на этот раз ты обязан приложить все усилия, чтобы убить его. Даже если ты не сможешь победить, ты должен убить его любой ценой. Даже если он будет тяжело ранен, это будет серьезным достижением. Если ты не сделаешь этого, ты станешь предателем фракции Шуйюэ и подведешь мастера, которая упорно тренировала тебя в течение двадцати лет. Ты понимаешь, о чем я говорю?»

Чего же здесь было непонятного? Она говорила ему, что даже если ему придется взорвать свой духовный океан и потянуть своего врага вместе с собой на дно, он должен будет выполнить приказ мастера.

Она обращалась с ним как с пешкой, которой можно запросто пожертвовать!

Сердце Чу Синханя сжалось, его охватила глубокая печаль. Он и подумать не мог, что в итоге станет для своего мастера простой пешкой!