Глава 462. Полубог дерева

Цзян Чэнь не был удивлен попыткой Янь Хунту указать ему на его место. Даже если бы Дань Чи не предупредил его об этом заранее, он бы все равно ожидал чего-то подобного.

Все-таки он был здесь чужаком, и вдруг он занял место на территории основных учеников. Глупо было бы ждать, что все сразу же примут его с распростертыми объятиями, особенно учитывая его репутацию. Мудрец лично решил вступить в союз с Сектой Дивного Древа из-за Цзян Чэня!

Одного этого было достаточно, чтобы навлечь на Цзян Чэня общественное осуждение.

Все здесь были гениями, а какой гений захочет подчиниться другому?

Цзян Чэнь был гением из незначительного местечка, и вдруг Дань Чи начал уделять ему так много внимания. Кого бы это не задело, кто бы не затаил обиду в такой ситуации? Многие ли смогли бы подавить в себе даже малейший намек на зависть? И Янь Хунту не был исключением. Само собой, Цзян Чэнь тоже знал, что некоторых вещей избежать невозможно: чтобы выжить в секте, с некоторыми трудностями нужно встретиться лицом к лицу.

— Молодой господин, похоже, и в Розовой Долине нам не видать покоя. Здесь полным-полно подлецов, — сердито пропыхтела Гоуюй.

Цзян Чэнь оставался невозмутим.

— Где люди, там и цзянху. А где цзянху, там и конфликты. Давайте же расслабимся и отдохнем с дороги.

(Прим. переводчика: Под «цзянху» понимается сообщество мастеров боевых искусств или культиваторов)

Он собирался вернуться во двор, когда до него донесся другой голос: — Даос Цзян Чэнь, пожалуйста, подождите.

Повернув голову, Цзян Чэнь увидел молодого человека, стоявшего в нескольких шагах от него. В нем было какое-то естественное изящество, его брови были тонки, а одеяние напоминало рясу священника. Из-за всего этого в нем чувствовалась удивительная одухотворенность, столь нетипичная в таком юном возрасте.

— Меня зовут Му Гаоци, я недавно стал основным учеником; я был последним, пришедшим в Розовую Долину, до вашего появления. Я слышал о вас и решил нанести вам визит. Я вам не помешал?

Му Гаоци выглядел на год или два младше Цзян Чэня.

Что ж, как говорится, добрый гость всегда в пору. Цзян Чэнь был весьма благоразумен, да и не пристало отвечать отказом на такое дружелюбие. Этот Му Гаоци был необычайно вежлив и казался настроенным весьма благожелательно.

— Пожалуйста, проходите, — кивнул Цзян Чэнь, жестом приглашая гостя пройти. Девушки-последовательницы удалились, увидев, что к их мастеру пришел гость. Привыкнув к уединенному образу жизни, Хуан-эр не хотела показываться незнакомцам.

Сюэ Тун также собирался удалиться, принеся гостю чаю. Было очевидно, что после насмешек, которыми последователей встретили обитатели Розовой Долины, все они в той или иной степени чувствовали себя неловко. Они боялись, что нанесут еще больший урон репутации Цзян Чэня, если останутся.

— Сюэ Тун, ты ведь здесь не чужой. Останься и послушай гения из Королевского Дворца Пилюль. Это будет весьма познавательно. Цзян Чэнь не хотел, чтобы в сердца дао его последователей проникли сомнения. Он пытался подтолкнуть Сюэ Туна и остальных к преодолению заниженной самооценки.

Му Гаоци поспешил поклониться в пояс и с улыбкой произнес:

— Вы слишком высокого мнения обо мне.

Цзян Чэнь слегка улыбнулся:

— Я едва прибыл сюда и еще не знаю правил Розовой Долины. Позвольте поднять за Брата Му эту чашку простого чая.

Будучи человеком скромным, Му Гаоци был застигнут врасплох и польщен тостом Цзян Чэня, сразу настраивающим на доверительный лад. По манерам и речи молодого человека Цзян Чэнь понял, что тот пришел с благими намерениями. Каждое его движение было четко выверено, он был подчеркнуто учтив и обходителен. Он сильно отличался от остальных гениев секты и не смотрел на окружающих свысока.

— Брат Цзян Чэнь, сей младший брат, должно быть, на год или два младше тебя. Можешь звать меня Сяо Му или Гаоци. Последние несколько дней в Королевском Дворце Пилюль только и разговоров, что о Брате Цзян Чэне. Я специально принес немного пилюль в качестве скромного дара, надеюсь, Брат Цзян Чэнь останется ими доволен, — произнес Му Гаоци, доставая и ставя на стол несколько склянок с пилюлями.

(Прим. переводчика: По-китайски «сяо» означает «младший», «маленький»).

— Хе-хе, по меркам Королевского Дворца Пилюль мой потенциал в боевом дао весьма посредственен, но благодаря моей врожденной древесной конституции, я обладаю неплохим потенциалом в области пилюль. Преимущество, которое мне дают мои навыки приготовления пилюль, позволило мне попасть в Розовую Долину. В этих трех склянках содержатся следующие пилюли: Пилюля Изначального Развития , позволяющая добиться больших результатов культиватору изначальной сферы, Пилюля Укрепления Духа, быстро увеличивающая уровень культиватора духовной сферы, и Пилюля Слияния Семи Звезд, которая позволит вам мгновенно восполнить половину изначальной энергии после затянувшейся битвы. Различные обстоятельства помешали мне, а потому, из-за слишком высоких требований, я не смог приготовить много Пилюль Изначального Развития. Что же до Пилюли Укрепления Духа, то по действию она напоминает Божественный Плод Дивного Древа из вашей секты. Хе-хе, именно благодаря этой пилюле я смог достичь изначальной сферы!

Му Гаоци подробно рассказал об этих удивительно ценных пилюлях.

— Даос Гаоци, не слишком ли это щедрый подарок для первой встречи? — слегка улыбнулся Цзян Чэнь.

Му Гаоци поспешно ответил:

— Возможно, для иных культиваторов это довольно ценные пилюли, но я могу запросто приготовить их еще раз благодаря своему дао пилюль. К тому же…

— К тому же что? — рассмеялся Цзян Чэнь.

— Хорошо, — промолвил Му Гаоци, и его красивое лицо залилось краской. — По правде говоря, я пришел к тебе по личному делу. Я хотел кое-о-чем попросить тебя, поскольку я слышал, что Брат Цзян Чэнь обладает естественной предрасположенностью к элементам огня и воды.

— Почему же ты решил обратиться ко мне?

Цзян Чэнь не удержался и рассмеялся, увидев, как Му Гаоци краснеет. Какой же он застенчивый; едва ли такой робкий юноша мог замышлять что-то недоброе.

— Просто некоторое время назад я тренировался во внешнем мире и вместе с несколькими другими учениками секты обнаружил чистый родник. Похоже, этот родник питал подземный источник. Когда я взял образец воды, я обнаружил, что в ней содержится удивительно чистая древесная духовная энергия. Я от природы весьма чувствителен к древесной духовной энергии, поскольку я родился с естественной древесной конституцией. Поэтому мы решили определить источник родника, но обнаружили, что родник протекает через глубокую пещеру. Пройдя лишь десятую часть пещеры, мы вынуждены были прекратить поиски, поскольку там было слишком опасно. В пещере происходят постоянные перепады температуры; там то слишком жарко, то слишком холодно. Когда наступает жара, из-под земли бьют столбы огня, а когда наступают холода, все вокруг замерзает, словно на вершинах самых высоких гор; кажется, становится так холодно, что кровь чуть ли не замерзает в жилах.

(Прим. переводчика: Видимо, конституции тоже делятся на уровни, и врожденная конституция сильнее естественной).

Пока Му Гаоци говорил, он неотрывно смотрел на Цзян Чэня.

Цзян Чэнь понял, чего хочет Му Гаоци.

— Брат Цзян Чэнь, нам достанется невероятное сокровище, если мы сможем найти этот родник, — несколько возбужденно произнес Му Гаоци. — Моя естественная конституция находится всего в одном шаге от уровня врожденной конституции. С помощью родника я смог бы обрести врожденную древесную конституцию. И не только я смогу извлечь пользу из этого родника; любой культиватор, который воспользуется водой из родника, сможет улучшить свою кровную линию и свой потенциал. Это редкая удача!

— И тебе нужна моя помощь? Поэтому ты принес мне пилюли?

— Нет, нет… — тут же замотал головой Му Гаоци. — Неужели я посмел бы даже подумать, что всего нескольких пилюль будет достаточно, чтобы заручиться твоей поддержкой? Я лишь хотел преподнести тебе дар и пригласить присоединиться к нам.

— Присоединиться к вам? Предложение звучало заманчиво. Когда же вы собираетесь выдвигаться?

— Полагаю, примерно через три месяца. У нас еще полно времени, чтобы подготовиться. Само собой, лишь узкий круг людей знает о готовящемся походе. Все ученики, обнаружившие тот родник, будут держать язык за зубами. Если более сильные ученики узнают о нем, мы не сможем рассчитывать на это удивительное сокровище.

Му Гаоци был скорее интровертом по характеру, а потому он не завел в Королевском Дворце Пилюль полезных знакомств. Большинство интровертов медленно привыкают к другим людям и неохотно доверяются окружающим. Поэтому он не рискнул пригласить более сильных учеников.

К тому же, он разумно предполагал, что культиватору, имеющему предрасположенность к элементам огня и воды, будет куда проще пробраться через ту пещеру. Не следует забывать и то, насколько сильно Му Гаоци восхищался Мудрецом Дань Чи; он был уверен, что тот, кого так высоко ценил его кумир, заслуживает всяческого доверия, поэтому после долгих размышлений он осмелился пригласить Цзян Чэня.

Заметив, что Цзян Чэнь не торопится с ответом, Му Гаоци спешно добавил:

— Брат Цзян Чэнь, если ты думаешь, что я недостаточно искренен, смею тебя уверить, что в будущем я обеспечу твоих последователей всеми Пилюлями Укрепления Духа, какие только могут им понадобиться. Тебе даже не придется готовить ингредиенты. Каков твой ответ?

Само собой, будучи жителем Розовой Долины, Му Гаоци знал, что люди Цзян Чэня стали посмешищем среди местных культиваторов.

Хваленный основной ученик с культиваторами малой духовной сферы в качестве последователей? Это было удивительным зрелищем по меркам Розовой Долины, немудрено, что они стали посмешищем.

— Даос Гаоци, пока я отвечу согласием, раз ты такого высокого мнения обо мне. Однако я оставляю за собой право в любой момент отказаться от участия, если я узнаю, что твой рассказ не был правдив, или что ты пытался что-то скрыть от меня, — напрямик сказал Цзян Чэнь.

Му Гаоци был в восторге и радостно воскликнул:

— Пусть небеса покарают меня, если я что-то скрыл от тебя! Вот только все те культиваторы, с которыми я обнаружил духовный родник, выше меня по уровню культивирования. Боюсь, позднее у нас могут возникнуть с ними проблемы.

— Не беспокойся об этом.

Цзян Чэня волновала не столько сила остальных культиваторов, сколько вероятность сговора или западни. По крайней мере, пока он мог не беспокоиться, поскольку Му Гаоци дал честное слово.

После того, как они обсудили детали, Му Гаоци начал чувствовать себя куда более комфортно в компании Цзян Чэня. Он пустился в подробный рассказ о Долине.

— В Розовой Долине проживает примерно тысяча человек. Культиваторы вроде меня, лишь недавно достигшие изначальной сферы, находятся в самом низу местной иерархии. Хорошо, что остальные ученики особо не задирают меня, поскольку я отлично умею готовить пилюли. Они называют меня «Полубог дерева» из-за моих способностей в области дао пилюль.

(Прим. переводчика: Его фамилия, Му, по-китайски означает «дерево»).

— Ха-ха, в тебе и вправду есть что-то неземное, присущее бессмертным! — рассмеялся Цзян Чэнь.

— Возможно, это как-то связано с моей естественной древесной конституцией. Ах да, Брат Цзян Чэнь, я слышал, что Янь Хунту вызывал тебя к себе? Это правда? — спросил Му Гаоци.

— Да, кстати, кто он такой? — спросил Цзян Чэнь.

Му Гаоци криво усмехнулся:

— В районе Парящих Облаков лучше не злить этого человека. Брат Цзян Чэнь, я советую тебе при случае дать Янь Хунту знать, что ты готов подчиниться ему. Му Гаоци был осторожен и старался не говорить дурно об окружающих.

По его тону и реакции можно было понять, каким властным и грозным был этот Янь Хунту.

Цзян Чэнь слегка улыбнулся и ничего на это не ответил. Он перевел тему:

— Розовая Долина разделена на несколько частей?

— Именно так. Есть четыре части: район Парящих Облаков, Несравненный район, район Небесного Столпа и Верховный район. Среди основных учеников район Парящих Облаков считается самым слабым. Те, кто живет в Несравненном районе, немного сильнее, но самые могущественные основные ученики живут в районе Небесного Столпа и в Верховном районе. Те, кто имеют право войти в Верховный район — настоящие истинные ученики Королевского Дворца Пилюль, лучшие гении. Их совсем немного. У них есть право совершить прорыв в сферу мудрости; пропасть между нами и ними слишком велика.

Когда Му Гаоци говорил о Верховном районе, в его голосе были ясно слышны страх и восхищение.

— Янь Хунту — тиран района Парящих Облаков, не так ли?

— Можно и так сказать. Старший брат Янь достаточно силен, чтобы перейти в район Небесного Столпа, но контроль над районом Парящих Облаков дает ему слишком много преимуществ. Здесь он — король; неудивительно, что он не хочет уходить отсюда.

В своем нынешнем положении Янь Хунту пользовался самыми разными привилегиями; он мог даже собирать с прочих культиваторов плату за защиту. Ну конечно же он не собирался уходить!