Глава 468. Битва культиваторов изначальной сферы

Если быть совсем точным, то правильнее будет называть культиватора изначальной сферы культиватором зарожденной души. Очищение духовной энергии позволяет культиватору обработать духовную эссенцию, заключенную в его теле. Духовная энергия — это зарожденная душа, обладающая формой, сознанием и способностью материализоваться вне тела. Так что культиватор изначальной сферы был на порядок сильнее культиватора духовной сферы.

Благодаря прорыву в изначальную сферу, Цзян Чэнь двигался вперед семимильными шагами. Теперь он развивался куда быстрее, чем в духовной сфере. Тогда он мог бросить вызов культиваторам на уровень или два выше его, но с более сильными культиваторами все было далеко не так просто.

Если бы он сражался с культиватором земной духовной сферы, будучи культиватором малой духовной сферы, Цзян Чэню оставалось бы только молиться о спасении. Победа была бы фактически невозможна. Но теперь он был в малой изначальной сфере, и в борьбе с культиватором земной изначальной сфера его шансы на победу составляли примерно девяносто процентов.

Дело было не в том, что культиватор земной изначальной сферы был слаб, просто его потенциал достиг невероятных высот после прорыва в изначальную сферу. Теперь он мог улучшать свои техники в три-пять раз быстрее. Некоторые техники попросту вышли на новый уровень, став в десять раз мощнее!

Янь Хунту собирался сокрушить противника, жажда крови переполняла его. Вокруг него бушевала аура изначальной сферы, его переполняло желание освежевать и съесть Цзян Чэня.

В Розовой Долине уже давно не проходило таких сражений. Из-за скучной рутинности жизни в секты такие сражения вызывали живой интерес у всех обитателей Розовой Долины. Основные ученики со всех уголков долины собрались вокруг арены.

Никто не хотел пропустить дуэль двух основных учеников. Особенно много было последователей, выстроившихся вокруг арены в несколько плотных колец зрителей. Хотя некоторые основные ученики посильнее были слишком высокого мнения о себе, чтобы появляться на публике, тайком они все равно следили за происходящим.

Если отмести в сторону великую славу Цзян Чэня и его связь с Дань Чи, он был просто основным учеником, который едва-едва достиг изначальной сферы. Каким бы могучим он ни казался по слухам, все видели, сколь велика пропасть между ним и Янь Хунту.

Как ни посмотри, а разница в четыре уровня между культиватором пятого уровня и культиватором первого была слишком велика, к тому де, Янь Хунту всю жизнь тренировался в Королевском Дворце Пилюль.

Каким бы гениальным ни был Цзян Чэнь, все-таки он тренировался в таком незначительном месте, как союз шестнадцати королевств. С точки зрения наблюдавших, пропасть между двумя культиваторами была непреодолима.

Королевского Дворца Пилюль был одной из лучших сект Области Мириады, а Секта Дивного Древа была в лучшем случае сектой третьего, а то и четвертого сорта. Как ни посмотри, а силы были слишком неравны.

— Странно, очень странно! Я слышал, что Янь Хунту уже проиграл Цзян Чэню в области пилюль. Неужели у этого гения из шестнадцати королевств такой огромный потенциал в дао пилюль?

— Либо он слишком силен, либо Янь Хунту слишком никчемен. Янь Хунту не желает развиваться, он просто забился в район Парящих Облаков и изображает из себя короля. Ему достаточно быть лягушкой на дне колодца, он совсем запустил себя!

— Ты прав. Старший брат Хэ, кто, по-твоему, победит в этой схватке?

— Боевое дао отличается от дао пилюль. В дао пилюль можно как-то схитрить, но боевое дао — вот истинное испытание способностей. Победителем всегда оказывается культиватор с наиболее развитыми навыками, хитростью здесь не обойдешься. По-моему, если Янь Хунту даже с культиватором первого уровня изначальной сферы справиться не сможет, пусть смело с разбегу убьет себя об огромный кусок тофу.

— Именно, он станет посмешищем, если не сможет одолеть культиватора первого уровня изначальной сферы. Такого унизительного поражения Королевский Дворец Пилюль не видывал с самого основания, верно?

— Хе-хе, сложно сказать. Когда Глава Дворца Дань Чи был молод, он тоже бросил вызов старшему члену секты, культиватору земной изначальной сферы. Но тот культиватор едва достиг земной изначальной сферы и не успел освоиться с новым уровнем культивирования.

— Да как вообще можно сравнивать Цзян Чэня и Мудреца Дань Чи? Мудрец Дань Чи может похвастаться самым выдающимся потенциалом в области боевого дао за последние триста лет истории нашей секты!

— Именно, в будущем Мудрец дань Чи непременно заслужит право именоваться королем или императором. Под его предводительством Королевский Дворец Пилюль ждет эпоха процветания, и наша секта создаст империю!

Дань Чи был весьма популярен среди молодой гвардии. Они все искренне любили и почитали его, считая Дань Чи своим кумиром. Но вот к Цзян Чэню они относились весьма скептично. Хотя Мудрец Дань Чи лично выбрал его, предрассудки мешали им признать гениальность культиватора из незначительного места вроде союза шестнадцати королевств.

Цзян Чэнь уже давно полностью абстрагировался от всего, что отвлекало его от происходящего на арене. То, насколько Цзян Чэнь сконцентрировался, было свидетельством того, что он достиг своего пикового состояния. Хотя он видел Янь Хунту насквозь, все-таки тот был культиватором пятого уровня изначальной сферы. Малейшая неосторожность приведет к поражению. На сей раз Цзян Чэню придется выложиться на все сто процентов. Победить этого противника будет куда сложнее, чем старого монстра Санчейзера.

— Цзян Чэнь, хватит красоваться! — громко прорычал Янь Хунту, злобно глядя на Цзян Чэня своими ледяными глазами. — На арене ценится лишь сила. Здесь твои уловки тебе не помогут!

Рявкнув на Цзян Чэня, он издал протяжный свист.

Тотем в форме огромного орла неожиданно появился за спиной Янь Хунту. Цзян Чэнь знал, что это наверняка была его материализовавшаяся зарожденная душа.

— Сейчас я уничтожу тебя, Цзян Чэнь!

Дикий вопль Янь Хунту превратился в мощную, высокую звуковую волну, понесшуюся в сторону Цзян Чэня. В этой звуковой волне были заключены весьма впечатляющие таинства. Она представляла собой одновременно и физическую, и психологическую атаку.

Цзян Чэнь не терял бдительность; он резко взмахнул рукой, создавая из магнитной энергии воздушный поток, который обволакивал эту огромную звуковую волну. Магнитная энергия лучше всего подходила для уничтожения силовых полей и контроля силы и скорости противника.

Защитный поток воздуха из магнитной энергии не дал звуковой волне шанса полностью реализовать свою силу, он попросту разбил ее на мелкие фрагменты с глухим треском.

— Что?!

Янь Хунту был изумлен. Хоть звуковая волна и не была его главным козырем, все же это была устрашающая атака.

И культиватор первого уровня изначальной сферы смог уничтожить ее с помощью обычного силового поля? Этого Янь Хунту никак не ожидал.

— Пфф!

Но это не сломило его боевой дух. Янь Хунту молнией взмыл в небо, и его руки словно превратились в два орлиных крыла.

— Атака Орлиных Лучей!

Этот прием позволял Янь Хунту сочетать свои техники с орлиной мощью для особенно эффективных атак.

Он занял выгодную позицию сверху, а затем спикировал вниз с огромной скоростью, с каждой секундой становясь все быстрее и быстрее. Цзян Чэнь продолжал выпускать магнитную энергию, превращая ее в защитное силовое поле.

Бам!

Янь Хунту словно и не заметил столкновение, продолжая набирать скорость. Он становился все быстрее, пока не превратился в луч света, непрестанно атакующий защиту Цзян Чэня. Бесконечная череда силуэтов пролетала перед глазами, нанося быстрые, сильные атаки, Янь Хунту был неутомим. Главным таинством этой техники была «скорость».

Несравненная скорость могла помочь культиватору справиться с десятком тысяч разных техник.

«Так не пойдет, такая пассивная защита не поможет мне справиться с его скоростью!» Цзян Чэнь понимал, каковы недостатки его нынешней защитной стойки. Атаки Янь Хунту были так быстры, что он наверняка смог бы найти недостатки даже в великолепной защите Лотоса. К тому же, он мог воспользоваться сложившейся ситуацией. Он явно отдавал предпочтение нападению, молниеносно обрушивая на противника всю мощь истинного культиватора пятого уровня изначальной сферы!

Соображая на ходу, Цзян Чэнь придумал стратегию противодействия. Он сложил руками печать и окружил себя безграничной магнитной энергией. В следующий момент из-под земли вырвались двенадцать огненных и ледяных стебля лотоса, а затем произошло нечто странное, и магнитная энергия начала излучать сияние.

Все двенадцать стеблей превратились в копии Цзян Чэня и разбежались по четырем углам арены.

— Что происходит? Янь Хунту наслаждался эффектом своих атак, и вдруг он заметил, что на арене появилось множество Цзян Чэней.

— Пфф, иллюзии? Пытаешься напугать меня такой примитивной уловкой?

Янь Хунту был само презрение. Быстро взмахнув рукой, он вызвал дюжину метательных кинжалов.

— Орлиные Крылья, Временной Поток!

Кинжалы полетели в двенадцать фигур со скоростью метеора.

И…

Все метательные кинжалы достигли своей цели. Сотрясаясь от смеха, Янь Хунту прорычал:

— Цзян Чэнь, ну и что с того, что ты призовешь хоть тысячу, хоть десять тысяч копий? Кто бы из вас ни был настоящим, каждый из моих орлиных кинжалов бьет точно в цель!

Какой ученик Королевского Дворца Пилюль не был экспертом в области пилюль? Поскольку они владели искусством пилюль, они отлично умели обращаться с ядами.

Янь Хунту был невероятно коварен, казалось, нет такой черты, которую он не захотел бы пересечь. Само собой, кинжалы были обработаны ядом. Этот страшный яд проникал в само сознание, в само сердце. Он мог мгновенно парализовать нервную систему, заблокировать кровяные сосуды и затуманить сознание.

Так что, когда его кинжалы попали в каждого из двенадцати Цзян Чэней, Янь Хунту был уверен, что одержал победу. Он не сомневался в своих знаниях о различных ядах. Му оставалось лишь наблюдать за тем, как Цзян Чэнь будет отчаянно бороться за свою жизнь. Янь Хунту уже принял решение убить Цзян Чэня на арене. «Каким бы гением он ни был, любой, кто посмеет оскорбить меня, Янь Хунту, подписывает себе смертный приговор!»

Как мог он укреплять свою власть в районе Парящих Облаков, не убив Цзян Чэня и не преподав на его примере урок всем остальным?

Свет, источаемый двенадцатью фигурами, постепенно погас, являя окружающим истинную форму двенадцати стеблей лотоса.

Лотос Огня и Льда был духовной сущностью, у него не было человеческой плоти и крови. Яд на него никак не действовал. Человеческий яд никак не повлиял бы на него, даже если бы им полили его корни.

Янь Хунту вдруг занервничал. Все двенадцать фигур были копиями! «Где же тогда Цзян Чэнь?!» Раз все это было копии, где был настоящий Цзян Чэнь? Самым страшным на арене было резкое исчезновение противника. Бойцу начинало казаться, что рядом находиться невидимый призрак, готовый нанести удар в самое горло; страшнее всего была неизвестность.

— Играешь с метательными кинжалами, Янь Хунту? Как по мне, ты не сильнее жалкого молокососа!

Насмешливый голос Цзян Чэня раздался со всех уголков арены. В его Лунных Летающих Кинжалах тоже была заключена форма Парящего Орла. Между его техникой метательных кинжалов и техникой Янь Хунту было немало сходств, но приему последнего было далеко до совершенства формы Парящего Орла Лунных Летающих Кинжалов.

К тому же, настоящий Цзян Чэнь был вне досягаемости атак Янь Хунту. А если бы Цзян Чэнь и стоял слишком близко, он вполне смог бы контратаковать.

Янь Хунту резко переменился в лице; он понял, что ему никак не определить, откуда доносится голос Цзян Чэня!