Глава 471. Восьмизвездная миссия

Миссии в Королевском Дворце Пилюль были ранжированы от одной до десяти звезд, от самой простой до самой сложной. Основные ученики могли без проблем справиться с любой миссией до пятизвездной, но награды для них были ничтожны.

Цзян Чэнь изучил пятизвездные миссии, и ему показалось, что, хотя награды были приемлемы, ему, испытывавшему острую нехватку ресурсов, от них было мало толку. Он изучил шестизвездные миссии, но они тоже не произвели на него впечатление.

Они требовали от Цзян Чэня слишком много времени, а награды были недостаточно хороши. Если бы он собирался провести в секте много времени, такие миссии могли бы подойти ему. Но Цзян Чэнь обещал Му Гаоци отправиться в экспедицию к духовному роднику через три месяца, так что он не мог тратить время на миссии, которые отнимали так много времени.

— А нет ли других, столь же сложных миссий, не отнимающих так много времени? — бормотал себе под нос Цзян Чэнь, уже перейдя к изучению семизвездных миссий.

Этим разделом заведовал мужчина средних лет. Он улыбнулся, услышав эти слова:

— Само собой, такие миссии есть, но, боюсь, такому молодому человеку они не подойдут.

Цзян Чэнь тут же переспросил:

— Такие миссии есть?

Организатор был удивлен:

— Ты это всерьез?

— Именно. Если такие миссии существуют, пожалуйста, дайте мне к ним доступ, Господин Организатор.

Организатор оглядел Цзян Чэня с ног до головы и рассмеялся:

— К некоторым из них я не смогу предоставить тебе доступ , но есть несколько миссий, которые все никак никто не выполнит. Многие молодые гении попробовали выполнить их, но пока ни одному это не удалось.

— Мм, отлично! Такие-то миссии мне и нужны.

Цзян Чэнь был рад, то, что у других не получилось, еще ничего не говорило. Я, Цзян Чэнь, отлично умею справляться с трудными задачами.

Организатор рассмеялся:

— Мне известна восьмизвездная миссия от одного высокопоставленного старейшины. Старейшина занял свою должность еще до нынешнего Главы Дворца. Теперь, когда Дань Чи стал главой секты, сей старейшина стал почтенным старейшиной, заняв место в пятерке главных культиваторов совета старейшин.

С таким высоким положением и статусом этот старейшина явно обладал невероятным богатством и влиянием в секте. За выполнение его миссии явно полагалась большая награда.

Цзян Чэнь сразу заинтересовался, услышав о восьмизвездной миссии. Он заключил, что, если он выполнит ее, то на два года обеспечит ресурсами и себя, и своих последователей. Не было никаких причин отказываться от такой миссии, и он быстро ответил:

— Что это за миссия? Я хочу получить эту восьмизвездную миссию.

— По правде говоря, я не знаю подробностей, мне известно одно: примерно дюжина культиваторов бралась за эту миссию за последние два года, но никто так и не смог ее выполнить.

— Тогда ее-то мне и надо.

Цзян Чэнь сделал выбор.

— Ты уверен? Не вини меня потом в том, что я не предупреждал тебя: тем, кто провалил миссию, несладко пришлось от этого старейшины.

Цзян Чэнь усмехнулся:

— Я вполне уверен. Давайте мне миссию как можно скорее.

Его не пугали чужие провалы. Если миссия касалась пилюль, Цзян Чэню было нечего бояться. Если миссия не требовала слишком много времени, что такого могло случиться?

Организатор передал Цзян Чэню медальон миссии.

— На ней запечатлена ментальная отметка старейшины. Нужно лишь соединить ее со своим сознанием, чтобы ознакомиться с миссией. Здесь вся информация о миссии: место выполнения, задача и награды.

Цзян Чэнь медленно покинул Зал Весны и Осени; получив медальон, он соединил его со своим сознанием. Едва его сознание коснулось отметки старейшины, он тут же стал куда серьезнее.

Миссия: Драконовая Пилюля Шести Рун

Место выполнения миссии: Королевский Дворец Пилюль, Пик Сотни Старейшин, Обитель Юнь Не

Задача миссии: Улучшить качество созданных пилюль

Награды за миссию: Тысяча Пилюль Изначального Развития, одно оружие средней сферы мудрости и огромное количество духовных лекарств.

Цзян Чэнь не переживал о самой миссии, он думал лишь о награде. Список наград безраздельно завладел его вниманием.

Тысяча Пилюль Изначального Развития!

Одно оружие средней сферы мудрости и огромное количество духовных лекарств!

«Вот уж действительно почтенный старейшина, вот это поистине щедрая награда!» Сердце в груди Цзян Чэня забилось быстрее, когда он увидел список наград.

Должно быть, старейшина занимал такое высокое положение и жил так долго, что для него эта тысяча пилюль была не дороже жареных бобов. Пожалуй, он и с тремя тысячами расстался бы безо всяких сожалений, что уж говорить о тысяче.

А оружие средней сферы мудрости было еще более впечатляющим предметом. Если не считать безымянный клинок, чей уровень был неизвестен, даже оружие, созданное из кости Красночешуйчатого Огненного Ящера было всего лишь оружием изначального уровня.

Огненный Ящер был существом святого уровня, который был равен человеческой изначальной сфере. Лишь достигнув истинного святого уровня, духовные существа могли сравняться с культиватором сферы мудрости. У духовных существ не было зарожденных душ, поэтому они назывались не существами изначального уровня, а существами святого уровня.

Что же до наград старейшины, оружие средней сферы мудрости было еще лучше орудия изначального уровня. Оно было небесным оружием для культиватора изначальной сферы.

А количество духовных лекарств даже не было указано, было просто сказано «огромное количество». Что это означало? Только одно: можно было взять столько, сколько захочешь. По наградам можно было сразу понять, как много значит для старейшины Драконовая Пилюля Шести Рун.

«Драконовая Пилюля Шести Рун?» Цзян Чэнь обратился к своим воспоминаниям из прошлой жизни, но не нашел никаких упоминаний этой пилюли.

«Ничего страшного, методы изготовления пилюль разнятся, но принципы остаются теми же. Я точно смогу установить, в чем заключается проблема, ознакомившись с рецептом Драконовой Пилюли Шести Рун». В прошлой жизни Цзян Чэнь проводил большую часть времени за изучением божественных и небесных таинств. Драконовая Пилюля Шести Рун явно была не слишком известной пилюлей. Ничего удивительного, что он не знал о ней.

Однако у каждой выдающейся пилюли была улучшенная версия. «Возможно, я изучал улучшенную версию в своей прошлой жизни. Все это останется загадкой до того, как я не увижу рецепт. Ладно, пора уже отправиться в место выполнения миссии».

Цзян Чэнь обладал выдающимися способностями, а храбрости ему было не занимать. Он решил рискнуть ради столь щедрой награды. Если он провалит миссию, самое страшное, что может случиться — строгий выговор или трепка. Все-таки он был учеником Королевского Дворца Пилюль, не забьют же его до смерти за невыполненное задание, верно?

Размышляя таким образом, Цзян Чэнь окончательно успокоился. Старейшина Юнь Не не пытался его завербовать, как прочие старейшины, так что между ними не было конфликта.

Никто не мешал ему пройти в Пик Сотни Старейшин с его медальоном миссии. Однако, когда стражи увидели, что медальон выдал Старейшина Юнь Не, они взглянули на Цзян Чэня со смесью удивления и жалости.

Было очевидно, что Старейшина Юнь Не был хорошо известен в секте. Многие молодые ученики пытались выполнить эту миссию, но всех усилия оказывались тщетны.

Старейшина Юнь Не задал каждому из них хорошую трепку, и все они потом щеголяли фингалами и синяками. Хотя никаких проблем со здоровьем у них и не было, это было весьма унизительно.

Со временем все поняли, что лучше не испытывать судьбу и не браться за эту миссию. В случае провала незадачливому ученику светила славная трепка. Так что, увидев Цзян Чэня, уверенно шагавшего вперед, стражи с сочувствием посмотрели на него.

— Еще один смельчак, не боящийся избиения. Хе-хе, Старик Ли, как думаешь, как сильно Старейшина отлупит этого паренька? Где будет больше синяков: на лице или голове?

Другой страж вздохнул.

— Старик Юй, твои глаза тебя подводят. Это же Цзян Чэнь, чье имя недавно прогремело на всю секту, гений, выбранный самим Главой Дворца. Я слышал, что он проявил выдающиеся способности в соревновании по дао пилюль, сражаясь с Янь Хунту. Возможно, он не так просто, как другие ученики.

Старик Юй рассмеялся:

— И что с того? Младшему поколению культиваторов не по силам справиться с миссией Старейшины Юнь Не. Как по мне, его все равно ждет трепка.

Цзян Чэнь не обращал на эти разговоры внимания. Но по перешептыванию стражей он понял, каков характер этого старейшины. «Похоже, это — весьма эксцентричный старик, скорый на расправу». Таково было его первое впечатление. «Но я могу произвести хорошее впечатление и на стариков, и на молодежь, и у меня отлично получается усмирять вспыльчивых людей. Старик хочет задать мне трепку? Этому не бывать!» Когда дело доходило до пилюль, Цзян Чэнь ни капли не сомневался в своих силах.

Цзян Чэнь быстро прибыл ко входу в обитель Юнь Не, и последователи старейшины тут же перегородили ему путь, пропустив его лишь тогда, когда узнали, что он пришел выполнять миссию. Но все они про себя вздохнули, увидев, как молод Цзян Чэнь. На их лицах было написано: «Еще одного ждет трепка».

Цзян Чэнь проигнорировал их взгляды и спокойно прошел вперед. Едва вступив на территорию обители, он был заворожен увиденным. Нужно признать: жилища Розовой Долины были просто помойкой по сравнению с обителью старейшины.

Дорогой дом, источавший ауру счастья, был усеян духовными лекарствами. Всюду наблюдался идеальный порядок, обстановка была роскошной, даже величественной.

— Еще один пришел за миссией? Старейшина Юнь Не вышел к нему, услышав про его намерение.

Оба были слегка удивлены, увидев друг друга. Цзян Чэнь представлял себе Старейшину Юнь Не хитрым, злобным и уродливым стариком. Он не ожидал, что старейшина будет похож на слабого ученого средних лет, выглядевшего весьма одиноким в своих синих одеждах. Он совсем не походил на дряхлого старика, каким его представлял Цзян Чэнь, и совсем не производил впечатления жестокого старейшины, любившего избивать других людей.

А старейшина Юнь Не был удивлен тем, насколько молод был Цзян Чэнь. Стоило ему завести привычку избивать прибывших, как поток надоедливых молодых людей, желающих испытать свою удачу и полюбоваться его обителью. Он и не думал, что сегодня придет настолько смехотворно юный кандидат!