Глава 486. Все козыри пущены в ход, уничтожение Вэй Удао

Дракон тоже был разочарован уровнем культивирования Цзян Чэня.

— Юноша, даже сей мудрец сомневается в твоей благоразумности. Ты мог сбежать, почему же ты вышел на верную смерть? Ты слишком сильно уступаешь ему по уровню культивирования! — со вздохом произнес дракон на языке драконов.

Когда Цзян Чэня заговорил с ним на его языке, дракон подумал, что сейчас этот человек совершит нечто невероятное. Но от его надежды не осталось и следа, когда он увидел атаку Цзян Чэня. Хотя юноша явно был силен, его силы хватило бы максимум на борьбу с культиватором небесной изначальной сферы. Другое дело — схватка с культиватором сферы мудрости.

Хотя Вэй Удао с легкостью отбил стрелы Цзян Чэня, он тоже был несколько удивлен мощью атаки. Культиватор малой изначальной сферы обладал боевыми способностями культиватора небесной изначальной сферы? Вэй Удао был слегка обеспокоен. Если он не убьет такого противника, в будущем тот может создать ему немало проблем.

Он ухмыльнулся:

— Мальчишка, думаешь, сможешь скрыться от смерти, прячась за этим мелким угрем? Признаю, твоей уровень культивирования неплох, ты даже можешь считаться одним из лучших гениев Области Мириады. Но ты совершил величайшую глупость, бросив мне вызов и изображая из себя героя, хотя у тебя был шанс сбежать. Если бы я отпустил тебя, храбро бросившего мне вызов, как бы я справился со старшими руководителями Королевского Дворца Пилюль? У тебя даже есть Солнечный Пронзающий Лук; кем же тебе приходится старик Юнь Не?

Будучи старейшиной Секты Кочевников и знатоком ядов, Вэй Удао часто участвовал в тренировочных боях со Старейшиной Юнь Не из Королевского Дворца Пилюль. К тому же, он затаил на Юнь Не обиду. Он сразу узнал оружие, когда Цзян Чэнь достал Солнечный Пронзающий Лук. По нему он с легкостью догадался, что юноша был как-то связан с тем старейшиной Королевского Дворца Пилюль.

Цзян Чэнь использовал Солнечный Пронзающий Лук лишь для отвода глаз, чтобы скрыть истинную атаку. Вместо ответа он лишь рассмеялся, сложив ручную печать.

Раздался протяжный свист.

Из стен и земли вырвались многочисленные стебли. Их было примерно восемьдесят, и каждый был крепок как многолетнее дерево. Они взлетали вверх, образовывая возвышающуюся стену. Каждый поворот, каждый виток стеблей был смертельно опасен.

— Что это такое, черт побери?

Вэй Удао был поражен. Но все же он был культиватором сферы мудрости. Стены из стеблей было недостаточно, чтобы обескуражить его.

— Мальчишка, тебе действительно есть чем похвастаться. Способность одновременно управлять элементами воды и огня заслуживает уважения. Но… Что с того?! Думал, что уровня малой изначальной сферы хватит, чтобы огонь поглотил меня? Или ты надеялся запечатать меня за слоем льда?

Чарующий Лотос Огня и Льда был несравненным оружием, но только при сражениях с врагами, находящимися на уровне его хозяина или чуть выше его по уровню.

Разрыв между малой изначальный сферой и смертной сферой мудрости был слишком велик, так что Вэй Удао не придал значения попыткам Цзян Чэня.

Цзян Чэнь нахмурился:

— Вэй Удао, если бы ты не был ранен, я бы не бросил тебе вызов. Но ты ранен, тебе хватит и одного удара. Риск оправдан.

Вэй Удао отреагировал так, словно Цзян Чэнь рассказал ему смешную шутку, и рассмеялся.

— Похоже, ты уверен, что у тебя есть шанс! Так позволь же преподать тебе урок и показать, чего стоит жалкий культиватор малой изначальной сферы перед лицом культиватора сферы мудрости.

Он убрал флейту и достал кроваво-красный меч.

Взмахи его меча сопровождались резким свистящим звуком.

Вэй Удао с огромной скоростью срезал стебли. Четыре стебля практически мгновенно упали на землю.

Цзян Чэнь прищурился, он был несколько удивлен мощью культиватора сферы мудрости. Чжуй Ян и Янь Хунту могли срезать лишь один стебель. Вэй Удао без труда срезал четыре одним ударом. Он заслуживал репутацию культиватора второго уровня сферы мудрости. Однако Цзян Чэнь не боялся. Он управлял огненными лотосами, посылая в воздух всполохи огня. Он выставил вперед палец; воздух словно зашипел, опаленный огненной мощью.

— Огненный Удар Небесной Сверхновой!

Удар Сверхновой был его сильнейшей атакой на данный момент. Он был подобен адскому пеклу, обрушивающемуся с небес, раскаленному добела сгустку огненной энергии. Устрашающая мощь элемента огня концентрировалась на самом кончике пальца, а потом эта взрывная сила направлялась прямо в цель.

Вэй Удао тоже был удивлен силой этой техники. Откуда у культиватора малой изначальной сферы такая мощь?

Он расхохотался:

— Интересно! Но лучше проведи-ка еще несколько лет у мамкиной груди, перед тем как бросать мне вызов!

Он вытянул руку и в воздухе перед ним появилось несколько рун. Вдруг перед Вэй Удао возник мощный поток из Руны Божественной Воды, который без проблем защитил его от Удара Сверхновой.

Но это не смутило Цзян Чэня. Он лишь усмехнулся и вдруг вытянул вперед правую руку, с огромной скоростью складывая ручные печати, словно опытный музыкант, играющий на цитре.

Вдруг все лотосы начали раскачиваться в такт странному ритму. В мелодии было что-то гипнотизирующее, выбивающее из боевого темпа. Странный скрежещущий звук раздался в воздухе, звук, порождаемый раскачивающимися стеблями.

Вэй Удао на мгновение задержал дыхание, он почувствовал, что что-то не так.

— Что ты задумал, мальчишка?

Он замолчал, пытаясь понять, что происходит. Все как-то замедлилось, он был сбит с яростного боевого ритма. Что-то явно было не так.

Но что именно?

Вэй Удао пытался уловить ритм лотосов, чтобы что-то понять. Он чувствовал, что в этой мелодии кроется устрашающая атака, которая обернется для него катастрофой.

Вот только как бы он ни присматривался, он не мог понять, что происходит. Вдруг он зевнул, и в его голове пронеслась мысль. Было бы неплохо поспать.

И подобные мысли наводнили его сознание, подобно саранче. Глядя на раскачивающиеся стебли, он заметил расползающийся молочно-белый туман, и все это под аккомпанемент того странного ритма.

— Что происходит?

Вэй Удао упал духом, почувствовав, как силы покидают его тело. Его охватило желание заснуть.

Ему было все труднее оставаться в сознании.

«Вэй Удао, ты ранен. Раны не заживут, если ты не отдохнешь. Поспи». Этот голос продолжал раздаваться в его голосе, убаюкивая, гипнотизируя его. Он чувствовал, что что-то было не так, но ощущение сонливости затуманило его чувства.

Вдруг он затряс головой и содрогнулся всем телом.

Увидев это, Цзян Чэнь тут же крикнул:

— Вэй Удао, смотри сюда!

Все это время он выпускал из стеблей сок Божественного Древа Снов. Он собрал его в Долине Разрушения во время первоначального отбора в шестнадцати королевствах. Поскольку он и сам чуть не заснул от гипнотизирующего запаха, он собрал много этого сока, но после очищения ему не доводилось случая использовать его.

И теперь он выпускал его через стебли Лотоса, чтобы загипнотизировать Вэй Удао. Раскачивающиеся стебли были подобны тому дереву.

Но Вэй Удао все еще был силен духом, несмотря на раны. Он отчаянно держался за реальность, и сок Божественного Древа не смог усыпить его.

Если бы гипноз сработал, сок погрузил бы его в вечный сон. Жаль, что оставался еще один шаг.

Когда Вэй Удао содрогнулся, Цзян Чэнь понял, что сок не полностью сработал. Но он дал ему шанс, ослабив сознание противника. И тут Цзян Чэнь активировал Злое Золотое Око и пропитал его всей металлической силой, которой он мог управлять, объединив два компонента атаки в яркий луч, который был направлен прямо в глаза Вэй Удао.

Благодаря гипнозу сока Божественного Древа Вэй Удао был и так в полусознательном состоянии. Хотя он еще держался, он бодрствовал не полностью, а потому был наиболее уязвим. Тем временем Цзян Чэнь вложил всю свою силу в Злое Золотое Око. Можно смело сказать, что он выложился на полную.

Даже культиватор небесной изначальной сферы наверняка не выдержал бы такой мощной атаки. Но этого все равно было бы недостаточно, чтобы победить Вэй Удао… Если бы он не был в нынешнем состоянии.

Он задрожал и почувствовал, что его глаза словно пронзили тысячи золотых игл, проникая прямо в его кровеносные сосуды.

— Нет!

Хотя Вэй Удао не был знаком с этой техникой, но он сразу понял, что дело плохо, когда золотистый свет проник в его тело. Вдруг он запрокинул голову назад и завопил:

— Мелкий ублюдок, я…

Но больше он ничего не успел сказать. Его зрачки резко сократились, и циркуляция ци в его теле прекратилась. Энергия металла в Злом Золотом Оке полностью заморозила циркуляцию в его теле.

Цзян Чэнь не стал медлить, увидев, что достиг успеха. Он снова сконцентрировал всю невероятную энергию металла и издалека нанес Вэй Удао еще один удар.

Удар Сверхновой!

Это был сильнейший из его ударов, в котором энергия металлической эссенции была соединена с мощнейший металлической энергией магнитной золотой горы, вместе образующих Удар Галактической Сверхновой.

Если бы эту технику использовал эксперт из древних времен, ее мощи хватило бы, чтобы разрушить звезды, луну и солнце.

Бам!

Подобно сверхновой, тело Вэй Удао вдруг взорвалось. Эта мощнейшая атака разорвала его на мельчайшие частички. Его зарожденная душа даже не успела покинуть тело и тоже была сожжена дотла.

Цзян Чэнь и сам был втайне впечатлен эффективностью этой атаки, чья мощь концентрировалась на кончике пальца. Такая сила превзошла все его ожидания.

Теперь, когда враг был мертв, Цзян Чэнь перевел дух. Он использовал практически все свои козыри и всю свою мощь. И все же львиная доля успеха была связана с серьезными ранами Вэй Удао. Если бы он не был ранен, даже всех его техник не хватило бы, чтобы победить культиватора второго уровня сферы мудрости