Глава 491. Пилюли в подарок Е Чунлоу

Цзян Чэнь вернулся в Розовую Долину, покинув обитель Старейшины Юнь Не.

— Приветствуем, старший брат Цзян Чэнь.

Старший брат Цзян Чэнь!

Едва завидев Цзян Чэня, стражи начали с улыбками приветствовать его, от их былой надменности не осталось и следа. Резкая перемена не смутила его. Цзян Чэнь знал, что когда эти стражи задирали его, они просто старались выжить. По той же причине они так тепло приветствовали его теперь. Это был простой инстинкт самосохранения.

Он кивнул, но ничего не сказал. Этого было достаточно. Они вели себя так, потому что его статус стал значительно выше после того, как он одолел Янь Хунту и завоевал расположение Старейшины Юнь Не.

Ему благоволил Глава Дворца Дань Чи, но он явно не собирался вмешиваться в дела Розовой Долины. Другое дело — Старейшина Юнь Не. Он даже повысил голос на другого старейшину во время собрания совета. Когда вести об этом происшествии разошлись по Розовой Долине, ситуация в корне изменилась.

Старейшина Юнь Не в открытую поддерживал Цзян Чэня. Кто бы посмел проявить неуважение к почетному гостю Главы Зала Трав?

Когда Цзян Чэнь вернулся в свое жилище, он на время удалился ото всех для уединенного культивирования. Ему еще предстояло полностью освоиться с результатами омовения в древесном роднике. Его физическое тело уже было очищено несколько раз, и после каждого очищения его таланты раскрывались все больше и больше. Особенно это касалось Пилюли Пяти Драконов, Открывающих Небесные Врата, которая наделила его потенциалом «гения». После омовения в древесном роднике, его потенциал вырос до уровня «высшего гения».

Хотя его внутренний потенциал был все еще ниже потенциала самых выдающихся, самых лучших гениев, разрыв между Цзян Чэнем и ними сильно сократился. «Разрыв в плане родословной и физического тела тоже можно сократить. Кроме того, ни у кого на Континенте Божественной Бездны нет моих преимуществ». Цзян Чэнь был полон уверенности. С тех пор как он прибыл в Королевский Дворец Пилюль, он намного больше узнал об этом мире, начал лучше разбираться в нем и стал куда увереннее в своих силах.

«Верховный район, гении небесной изначальной сферы, Состязания по дао пилюль на горе Мерцающий Мираж, Отбора Притаившегося Дракона Области Мириады, Великая Церемония Мириады, Высшая Сфера…» Все эти испытания наполняли душу Цзян Чэня боевым задором. Он знал, что в ходе этих испытаний он пройдет огонь и воду, что ускорит его развитие. Цзян Чэнь и так развивался с огромной скоростью, но он все еще желал большего.

«В тот год отец оставил мне письмо и в одиночку направился в Восемь верхних Регионов. Хотя за несколько лет я достиг изначальной сферы, я все еще сильно отстаю от гениев Восьми Верхних Регионов. Если я отправлюсь по его стопам сейчас, отец будет недоволен мной». Цзян Чэнь волновался о Цзян Фэне, его отце в этой жизни. Его отец так сильно заботился о нем, когда он попал в это тело, что Цзян Чэнь искренне привязался к нему. Цзян Чэнь был преисполнен уважения к верности и смелости Цзян Фэна.

«Сфера мудрости… Я должен отправиться в Восемь Верхних Регионов, когда достигну сферы мудрости. Мое имя должно прогреметь на все Восемь Верхних Регионов, тогда отец будет знать, что я не подвел его». Изначально Цзян Чэнь считал, что вполне удовольствуется изначальной сферы. Но теперь казалось, что для того, чтобы по праву заявить о себе на все Восемь Верхних Регионов, ему придется двигаться дальше. Сфера мудрости была лишь самой низшей отправной точкой. Цзян Чэнь чувствовал, что его отец не будет против, если он отправиться в Восемь Верхних Регионов по достижению сферы мудрости. Просто чем больше лет проходило, тем сильнее Цзян Чэнь волновался о своем отце, думая обо всех опасностях Восьми Верхних Регионов.

«Да, время не терпит. Нельзя терять даром ни одного дня». Цзян Чэнь еще усерднее принялся за тренировки. Три дня спустя он закончил свои уединенные занятия.

Вскоре после этого его посетил воодушевленный Му Гаоци. Он был рад видеть Цзян Чэня.

— Брат Чэнь, ты знал, что в Верховном районе появилось четыре новых жилища?

Цзян Чэнь кивнул.

— Ты внес свое имя в списки претендентов?

Му Гаоци с энтузиазмом закивал.

— Вообще-то я пропустил крайний срок для записи, но я пошел повидаться со Старейшиной Юнь Не. Он знал, что недавно мы путешествовали вместе и согласился внести мое имя в список. Брат Чэнь, на сей раз они выделили два места для гениев пилюль. Было бы великолепно, если бы мы об смогли попасть в Верховный район.

Цзян Чэнь улыбнулся:

— Ты уверен в себе?

Немного подумав, Му Гаоци ответил:

— Я все обдумал и пришел к выводу, что по потенциалу в области пилюль я нахожусь на уровне высших основных учеников. К тому же многие гении пилюль являются и гениями боевого дао, так что они могут выбрать борьбу за места в дисциплине боевого дао. Полагаю, у меня есть шанс.

— Гаоци, у тебя много достоинств, но порой ты слишком робок. Если ты собираешься сражаться за что-то, выкладывайся на полную и будь уверен в своих силах. Ты обладаешь врожденной древесной конституцией и превосходным потенциалом в дао пилюль. С помощью духовной жемчужины, которую я тебе дал, вскоре ты сможешь управлять огнем лучше, чем когда-либо прежде. И это не считая твоего омовения в древесном роднике. Если при всем при этом ты все равно не уверен в собственных силах, что же еще можно поделать?

Му Гаоци сконфуженно рассмеялся. Он был от природы осторожен, но, на сей раз, он был уверен, что у него есть шанс получить место в Верховном районе.

— Все благодаря Старейшине Юнь Не, который отстаивал наши интересы, — вздохнул Му Гаоци.

— Готовься! Увидимся в Верховном районе, — ободряюще произнес Цзян Чэнь. Сам он был полностью готов и тщательно освоился с дарами их последнего путешествия. Хотя пока он был лишь культиватором третьего уровня изначальной сферы, на сей раз он не сомневался в своих шансах на победу.

Попрощавшись с Му Гаоци, он решил посетить Лорда-мастера Е Чунлоу. Цзян Чэнь все еще испытывал привязанность к Е Чунлоу. Из всех культиваторов старшего поколения союза шестнадцати королевств именно он совершенно бескорыстно помогал Цзян Чэню, старейшина, чье видение простиралось далеко за пределы шестнадцати королевств.

— Цзян Чэнь! Что тебе сюда привело?

Е Чунлоу был рад видеть Цзян Чэня. Будучи патриархом изначальной сферы Секты Дивного Древа, он приглядывал за гениями из своей секты. Но, по правде говоря, ему не находилось места в огромном Королевском Дворце Пилюль. Если бы не союз, культиваторы Королевского Дворца Пилюль вообще не уделяли бы ему никакого внимания. Хорошо, что Глава Дворца Дань Чи четко выразил свою позицию, так что никто не позволял себе слишком сильно докучать Е Чунлоу.

И все же Е Чунлоу каждый день приходилось сталкиваться с негативной реакцией окружающих, а порой и насмешками. Но лорд-мастер был человеком широких взглядов и знал, что Секта Дивного Древа и так прыгнула выше головы, заключив союз с Королевским Дворцом Пилюль, так что на все обидные слова он отвечал улыбкой. Но в глубине души он все-таки был немного подавлен. Более половины своей жизни он был уважаемым человеком, который мог по праву гордиться собой. Но по меркам Королевского Дворца Пилюль его уровень культивирования был ничтожен. Даже обычный управляющий Зала Весны и Осени был примерно равен ему по статусу.

Цзян Чэнь был наблюдателен и по выражению лица лорда-мастера понял, что ему приходится нелегко.

— Лорд-мастер, вы несчастны здесь?

Е Чунлоу слегка вздохнул и начал успокаивать Цзян Чэн.

— Цзян Чэнь, неужто в мои года меня может удивить человеческая гордыня и высокомерие? Ничего страшного. Велика ли беда, если у вас, молодых, все в порядке?

Но Цзян Чэнь считал иначе. Лорд-мастер был почитаемым человеком в Королевстве Небесного Древа, привыкшим к богатству и почету. О каком душевном равновесии могла идти речь, если каждый день здесь на него смотрели сверху вниз?

— Если лорд-мастер несчастен здесь, почему бы вам не перебраться со мной в Розовую Долину?

Е Чунлоу махнул рукой:

— Забудь об этом, настало время тебе вознестись над остальными. Не переживай из-за мелких неприятностей старика. Цзян Чэнь, я слышал о твоих достижениях в Розовой Долине. Ты молодец! Ты снискал славу ученикам Секты Дивного Древа, одолев Янь Хунту!

Цзян Чэнь добродушно рассмеялся. Он уже и думать забыл об этом типе.

— Ах да, как поживают остальные?

— У Тан Хуна все очень хорошо, он развивается быстрее всех. Из остальных трех, более-менее неплохие результаты показывает Лянь Цанхай. Те Дачжи и Се Юйфань обладают не столь выдающимся потенциалом, скорее всего, они не смогут достичь изначальной сферы.

Лорд-мастер слегка вздохнул, он явно был не слишком высокого мнения о будущем этих двоих.

Цзян Чэнь кивнул.

— В мире боевого дао без нужных ресурсов приходится очень тяжело. Разумеется, если они сами недостаточно сильны, даже с помощью пилюль их шансы достичь изначальной сферы будут пятьдесят на пятьдесят. Я подумаю о том, как им достичь изначальной сферы, но затем они будут должны сами творить свою судьбу.

Цзян Чэнь не особо переживал за остальных, кроме брата Тан Хуна. Но он был рад помочь собратьям из своей секты. Так он отплатит Лорду-мастеру Е Чунлоу за помощь.

— Ах да, лорд-мастер, здесь сто Пилюль Изначального Развития высокого уровня. Этого должно хватить, чтобы вы смогли достичь земной изначальной сферы.

Цзян Чэнь положил склянку перед лордом-мастером.

— Пилюли Изначального Развития высокого уровня? Целых сто? — Е Чунлоу в замешательстве замахал руками. — Цзян Чэнь, как я могу принять такой подарок? Ты и сам достиг изначальной сферы, тебе они и самому пригодятся. Я — всего лишь старик с ограниченным потенциалом. Ты просто потратишь пилюли впустую. И вообще, где ты взял столько пилюль? Не Глава ли Дворца Дань Чи дал их тебе?

Е Чунлоу не отличался высоким положением в Королевском Дворце Пилюль, так что он мало что знал о том, что происходило с Цзян Чэнем.

Цзян Чэнь улыбнулся:

— Так уж вышло, что я выполнил миссию для Старейшины Юнь Не из Зала Трав. Он наградил меня несколькими пилюлями высокого уровня. Лорд-мастер, примите их с легким сердцем. Эти пилюли пригодятся вам!

Е Чунлоу глубоко вздохнул, его взор преисполнился восхищения и одобрения.

— Цзян Чэнь, величайшим достижением в моей жизни стало то, что я смог распознать в тебе искру и подружиться с таким гением, как ты. Иначе я был бы обречен на прозябание в безвестности и смерть в Королевстве Небесного Древа. Такова была бы моя судьба!

— Лорд-мастер, не нужно благодарить меня. По правде говоря, если бы не ваша забота, я бы не смог справиться с семьей Те в Королевстве Небесного Древа.

Цзян Чэнь высоко ценил преданность и ценил дружбу. Он всегда был готов воздать сторицей за малейшую помощь. К тому же он пришел не только для того, чтобы дать лорду-мастеру несколько пилюль.

— Лорд-мастер, я хочу дать вам кое-что более важное, чем Пилюли Изначального Развития. Этот предмет должен храниться в секрете, иначе проблемам не будет конца и края.

Е Чунлоу слегка вздрогнул, услышав это, и серьезно посмотрел на Цзян Чэня. Судя по словам Цзян Чэня, это был поистине необыкновенный предмет.