Глава 494. Непредвзятый и честный Глава Дворца Дань Чи

Состязания за жилища вызвали настоящий фурор среди младшего поколения Королевского Дворца Пилюль. Кроме тех, кто совсем ни на что не рассчитали, почти все обитатели Розовой Долины жаждали заполучить одно из четырех мест. Перебравшись в Верховный район, они оказались бы среди лучших представителей младшего поколения Королевского Дворца Пилюль!

Пока таких жилищ в Розовой Долине было всего восемь. С новыми четырьмя местами их должно было стать двенадцать. В Королевском Дворце Пилюль было более тысячи основных учеников, десять тысяч внутренних учеников и более сотни тысяч внешних учеников. Учитывая такое количество учеников, какой же честью было бы стать одним из двенадцати лучших! Какой почет ждет такого ученика!

Если ученик не делал глупостей и не совершал серьезных проступков, он мог быть уверен, что попадание в Верховный район позволит ему стать тяжеловесом всего через несколько десятилетий. Причем тяжеловесом со значительной властью и влиянием!

Претендентов было даже больше, чем ожидалось. На состязания по боевому дао записались две сотни культиваторов, а на состязания по дао пилюль подписались более трех сотен культиваторов. Таким образом, на этот раз в соревнованиях участвовала почти половина основных учеников Розовой Долины.

Цзян Чэнь не был удивлен. В состязаниях по дао пилюль риск был куда меньше, чем в другой дисциплине. Хотя конкуренция все равно будет столь же ожесточенной, по крайней мере, никто не пострадает. Так что в популярности дао пилюль не было ничего удивительного.

Не успели соревнования начаться, а весь Королевский Дворец Пилюль уже был охвачен невероятным ажиотажем. Тем не менее, Цзян Чэнь оставался абсолютно спокоен. Все-таки он пришел в Королевский Дворец Пилюль ненадолго. Хотя его имя было в списке, он не был главным фаворитом.

А вот Му Гаоци считался одним из пяти самых перспективных кандидатов. Цзян Чэнь же был примерно на десятом месте. Но, само собой, такое ранжирование кандидатов было основано лишь на догадках окружающих. Никто не мог предугадать имена победителей.

Накануне соревнования Цзян Чэнь снова пришел в обитель Дань Чи.

— Приветствую вас, Глава Дворца Дань Чи.

— Ха-ха, неплохо, дружок! Сколько времени прошло с момента твоего прибытия в секту? Даже Глава Зала Трав начал заступаться за тебя. А ты хорош, Цзян Чэнь.

Дань Чи с улыбкой посмотрел на Цзян Чэня. Когда он пригляделся повнимательнее, в его взгляде появилось удивление, которое быстро переросло в откровенное изумление:

— Ты уже стал культиватором третьего уровня изначальной сферы?! Так быстро?!

— Мне повезло обрести ядро Красночешуйчатого Огненного Ящера и впитать его. В итоге я с трудом смог добиться прорыва.

— Неплохо, дружок, «с трудом», говоришь, а? — расхохотался Мудрец Дань Чи. — Всего за несколько месяцев ты перешел с первого уровня изначальной сферы на третий. И это ты называешь «с трудом»?

Тон Дань Чи был проникнут уважением:

— Скорость моего развития считалась крайне редкой по меркам Королевского Дворца Пилюль. Кажется, ты побил мой предыдущий рекорд.

— И все это благодаря наставничеству Главы Дворца.

— Ха-ха, по правде говоря, все, что я сделал, — это привел тебя в Королевский Дворец Пилюль. Все остальное — твоих рук дело. Цзян Чэнь, Старейшина Юнь Не уверен, что ты сможешь получить место в Верховном районе. А как по-твоему? Насколько ты уверен в своих силах?

— Если я буду участвовать в состязаниях по дао пилюль, я добьюсь цели с вероятностью в девяносто процентов. В боевом дао мои шансы равнялись бы примерно шестидесяти-семидесяти процентам.

Таковы были шансы Цзян Чэня по его собственным подсчетам, так что он решил, не таясь, высказать свое мнение.

— Девяносто процентов? — Глава Дворца Дань Чи был несколько удивлен. — Значит, слухи о том, что благодаря тебе Старейшина Юнь Не смог выплавить Драконовую Пилюлю Шести Рун, не преувеличены?

Цзян Чэнь кивнул, решив ничего не отрицать. Он был уверен, что раз уж Глава Дворца спрашивал его об этом, у него были точные сведения.

Увидев выражение лица Цзян Чэня, Дань Чи несколько посерьезнел. Он со вздохом улыбнулся:

— Подумать только, все это правда! Я-то думал, что нашел для Королевского Дворца Пилюль гения боевого дао, а оказалось, что твой потенциал в дао пилюль еще более поразителен!

В плане потенциала в дао пилюль Цзян Чэню, скорее всего, не было равных. После этой эмоциональной реплики Дань Чи слегка нахмурился, он явно о чем-то задумался. После долгой паузы он снова вздохнул:

— Цзян Чэнь, на сей раз и ты, и, в большей степени, Старейшина Юнь Не, преподали мне урок.

Цзян Чэнь был удивлен.

— Что вы хотите этим сказать, Глава Дворца?

— Полагаю, все началось тогда, когда я взял в свои руки бразды правления Королевским Дворцом Пилюль. До этого секта делала акцент на традиции дао пилюль и всегда следовала этому пути. Когда я стал главой и возвысил Зал Мощи, сделав его главным из девяти залов, Зал Трав оказался на втором месте по значимости. Я до сих пор не знаю, не испытывал ли все эти годы Старейшина Юнь Не ненависть ко мне за то, что я сделал. Долгое время Королевский Дворец Пилюль действительно игнорировал наши традиции дао пилюль и делал акцент на боевом дао. Чрезмерное внимание к одному аспекту дао может быть столь же вредным, как и его полное игнорирование. Оглядываясь назад, я начинаю думать, что я действовал слишком неосмотрительно. Возможно, в итоге я отодвинул традиционные преимущества Королевского Дворца Пилюль далеко на задний план.

Глава Дворца Дань Чи был гением боевого дао и, заняв свою должность, он делал упор на развитие боевого дао. Выдвигая Зал Мощи на первый план, он действовал, руководствуясь собственными предпочтениями.

Результаты его действий были налицо. За последние несколько десятилетий как эксперты, так и культиваторы младшего поколения достигли больших успехов в области боевого дао. А вот количество и качество гениев, занимающихся изучением дао пилюль, сильно снизилось. Одного взгляда на нынешних участников состязаний по дао пилюль было достаточно, чтобы понять, что в секте не осталось первоклассных мастеров пилюль.

Это сильно взволновало Главу Дворца Дань Чи, и он начал размышлять над своей стратегией. Он полагал, что нет ничего плохого в том, чтобы продвигать боевое дао, но большой ошибкой было позволить ему косвенно повлиять на развитие дао пилюль. Поэтому, когда Старейшина Юнь Не и Глава Зала Лянь Чэн начали кричать друг на друга через стол, он глубоко задумался и в итоге решил поддержать предложение Старейшины Юнь Не.

Что было бы, если бы во всех двенадцати жилищах Верховного района жили гении боевого дао? Это означало бы, что древняя традиция дао пилюль Королевского Дворца Пилюль была полностью заброшена и предана забвению. То, что обычно хорошо владеющий собой Старейшина Юнь Не вдруг сорвался, говорило не о том, что он думало личной выгоде, а о том, что он заботился о защите наследия секты и ее традиций.

— Цзян Чэнь, что ты обо всем этом думаешь?

Немного подумав, Цзян Чэнь понял, в чем заключается дилемма.

— В мире боевого дао на первом месте всегда идет боевое дао. В этом нет ничего плохого. Однако Королевский Дворец Пилюль был основан на дао пилюль, и нельзя забывать об этом преимуществе. В циклах боевого дао сильные и слабые часто меняются местами. Но взлеты и падения в области боевого дао случаются редко. В дао пилюль упор делается на традиции и прочный фундамент, а перемены в боевом дао часто продиктованы появлением всего лишь пары гениев.

Глава Дворца Дань Чи одобрительно кивнул. Как он и говорил, Королевский Дворец Пилюль смог сохранить лидирующие позиции в Области Мириады благодаря дао пилюль и упору на фундаментальные основы и наследие.

Но совсем иначе работали законы боевого дао. Если в секте появлялся несравненный гений, он мог повлиять на всю секту, подобно тому, как вознесение культиватора на небеса делает бессмертными даже его питомцев. По той же логике, если эксперт секты вдруг терпел крах, секта терпела крах вслед за ним, порой ведущий к полному упадку.

По сравнению со стабильностью дао пилюль в мире боевого дао было слишком много непредсказуемого, слишком много случайностей.

Не было ничего плохого в том, чтобы вдохнуть новую жизнь в культуру боевого дао в Королевском Дворце Пилюль, но Цзян Чэню казалось, что это был неравноценный обмен, если секте нужно было пожертвовать своим преимуществом в области пилюль. Само собой, Глава Дворца не желал этого, просто так сложилась судьба.

— Цзян Чэнь, ты — единственный представитель младшего поколения, который имеет смелость открыто и честно говорить со мной, — тихо вздохнул Глава Дворца Дань Чи. У него были большие амбиции, но он не был высокомерным и эгоистичным самодуром. Все, что он делал, было ради воссоздания Империи Мириады.

Хотя он никогда не говорил об этой цели, старшие руководители Королевского Дворца Пилюль более-менее догадывались о его намерениях. Взять, к примеру, Старейшину Юнь Не: он прекрасно знал о стремлениях Главы Дворца Дань Чи. Поэтому, хотя Дань Чи понизил статус Зала Трав, он не держал на Главу Дворца зла. Даже наоборот, он разделял высокие устремления и заветные цели Главы Дворца.

Великой секте — великие цели. Но, что касается деталей, Старейшина Юнь Не был твердо уверен, что Королевский Дворец Пилюль ни за что не должен потерять свое преимущество в области пилюль. Ни за что! Но правда была такова: традиции Королевского Дворца Пилюль постепенно забывались.

— В ходе нашего последнего разговора Старейшина Юнь Не высказал свою озабоченность по поводу Состязания по дао пилюль на горе Мерцающий Мираж. Он сказал, что, хотя еще тридцать лет назад Королевский Дворец Пилюль был впереди остальных сект, он не уверен, что ситуация не изменится еще через тридцать лет.

Цзян Чэнь понимал, что Глава Дворца Дань Чи винит себя за это упущение. Ему оставалось лишь утешить его:

— Если посмотреть на общую картину, станет очевидно, что Королевский Дворец Пилюль добился небывалых успехов в боевом дао. И все-таки наши традиции основаны на дао пилюль, просто нам нужно время, чтобы приспособиться, и тогда мы вновь обретем былое величие.

Мудрец Дань Чи расхохотался:

— Именно так! Страшна не временная потеря преимущества, а отказ меняться даже тогда, когда знаешь, что преимущество потеряно. Я — не бог, я тоже совершаю ошибки. Королевский Дворец Пилюль будет двигаться верным путем, если внесем необходимые изменения. Цзян Чэнь, твое появление оказалось невероятно своевременным. Ты помог мне и Старейшине Юнь Не наладить связь друг с другом. Надеюсь, ты сможешь вырваться вперед и добиться места в Верховном районе.

— Я сделаю все возможное, — кивнул Цзян Чэнь. — На самом деле, Старейшина Юнь Не до сих пор высокого отзывается о ваших устремлениях и стратегическом мышлении.

Старейшина Юнь Не действительно ценил таланты Дань Чи. Цзян Чэнь уважал Старейшину Юнь Не за его характер.

Дела — это одно, а личные отношения — совсем другое. Старейшина Юнь Не старательно разделял политику и личные отношения. А Глава Дворца Дань Чи был непредвзятым и честным человеком, который не пытался скрыть собственные ошибки, а открыто признавал их и старался их исправить. Так должен вести себя человек большого таланта, обладающий незаурядными способностями к стратегическому мышлению.

С Дань Чи во главе и с таким старейшиной как Юнь Не Королевскому Дворцу Пилюль точно не грозил упадок.