Глава 524. Подготовка формации

Матчи на арене уже принесли Цзян Чэню тридцать тысяч духовных камней. По пять тысяч от Главы Дворца Дань Чи и Старейшины Юнь Не; вместе — десять тысяч. Старейшина Лянь Чэн послал более десяти тысяч, а после ничьей Цзян Чэнь вытряс у Шэнь Цинхуна, который оказался еще десять тысяч. Вкупе с остальными камнями у Цзян Чэня было примерно шестьдесят тысяч изначальных духовных камней высокого уровня, что в три раза превышало количество камней, которое он изначально рассчитывал получить.

«Этих шестидесяти тысяч камней хватит, чтобы активировать формацию на пятьдесят-шестьдесят процентов. После должной подготовки она может прослужить десять лет». Цзян Чэнь быстро провел в голове кое-какие расчеты. Согласно его изначальному плану, примерно двадцати тысяч камней должно было хватить, чтобы активировать формацию на тридцать процентов. А шестьдесят тысяч вполне могли активировать формацию на пятьдесят-шестьдесят процентов.

«Чем формация мощнее, тем лучше. Если я смогу полностью активировать Формацию Девяти Врат, даже эксперту императорской сферы будет трудно прорваться через нее. Даже пятидесяти-шестидесяти процентов хватит, чтобы остановить эксперта небесной сферы мудрости». Не то чтобы Цзян Чэнь не доверял членам Королевского Дворца Пилюль, но древесный духовный родник был слишком важен, чтобы позволить посторонним узнать о его существовании.

Если информация о нем просочится во внешний мир, в Области Мириады воцарится хаос, и даже более могущественные секты за ее пределами захотят заполучить его. Хотя казалось, что эта формация защищает родник от вторжения культиваторов Королевского Дворца Пилюль, она еще и защищала секту от катастрофы, которая могла постичь ее, если о роднике узнают не те люди.

Получив новые ингредиенты, Цзян Чэнь располагал всем необходимым для формации. Но, само собой, такую большую формацию нельзя было сделать за два-три дня.

Цзян Чэнь не спешил. Первым делом нужно было создать флаг формации. Пятьдесят килограммов темно-лилового золота, которые он получил от Старейшины Лянь Чэна, предназначались для флага формации. Это был не самый оптимальный материал флага формации, но по меркам Области Мириады это был очень хороший материал. Здесь лучшего материала ему, пожалуй, было не найти.

Для установки формации и вырезания рун нужна была пыль звездных облаков и ярко-красная киноварь. Формация занимала большую площадь, но состояла из множества небольших деталей. Все должно было быть сделано безупречно, одно слабое звено в этой цепи могло повлиять на качество всей формации.

Цзян Чэнь приложил много усилий и вкладывал в эту формацию уйму средств, так что он не собирался допускать никаких ошибок. В течение как минимум десятилетия эта формация будет одним из его защитных механизмов. Но, само собой, он не собирался останавливаться на этом. Эту формацию можно было постоянно улучшать, и его конечной целью было активировать ее на сто процентов, чтобы даже культиватор императорской сферы не смог разрушить этот барьер. Разумеется, это должно было занять немало времени, в одночасье с такой серьезной задачей было не справиться.

Создание флага формации требовало специального оборудования, которого не было у него в жилище. Хорошо, что в секте был Зал Очищения, который отвечал за ковку оружия. Он занимал шестое место среди девяти залов Королевского Дворца Пилюль.

Для полного активирования формации нужен был как минимум восемьдесят один флаг. Поскольку пока у Цзян Чэня не было таких высоких устремлений, он собирался создать лишь тридцать шесть флагов. Сокращение количества флагов уменьшало лишь мощность и радиус действия формации.

В прошлый раз он пообещал маленькой цикаде, что через десять дней даст ей пройти омовение в водах родника. До установленного срока оставалось еще десять дней, так что первым делом Цзян Чэнь решил подготовить флаги. Поскольку каждая минута была на счету, он, не мешкая, направился в Зал Очищения.

С его нынешней репутацией никто не смел неуважительно обращаться с ним. Кто не знал, что он — любимец Главы Дворца Дань Чи и Старейшины Юнь Не? Даже Глава Зала Мощи Лянь Чэн признал, что Цзян Чэнь заслуживает свое нынешнее положение. Поэтому, хотя Цзян Чэнь и не пользовался тем же почетом и уважением, что и Шэнь Цинхун, он был весьма близок к нему по статусу.

Хотя Зал Очищения был важной организацией, между ней и Залом Мощи и Залом Трав была большая разница в статусе. Когда управляющий увидел Цзян Чэня, он почти раболепно спросил:

— Чем обязаны такой честью, младший брат Цзян Чэнь? Тебе нужно очистить какое-то оружие? Наш Зал Очищения специализируется на решении подобных проблем для гениев секты!

Цзян Чэнь улыбнулся и посмотрел на управляющего:

— Можно мне воспользоваться комнатой очищения?

Неловкое выражение появилось на лице управляющего:

— Воспользоваться комнатой очищения? Младший брат Цзян Чэнь, есть… есть правило, которое строго запрещает тем, кто не входит в Зал Очищения, использовать наше оборудование.

— Пожалуйста, сделайте для меня исключение.

Цзян Чэнь протянул ладонь и пожал руку управляющего, передавая ему склянку с пилюлями.

Управляющий сжал склянку и просиял:

— Младший брат Цзян Чэнь — выдающийся гений Королевского Дворца Пилюль. Всегда можно сделать исключение из правил! Я сейчас обращусь с соответствующей просьбой к начальству. Если Глава Зала согласится, можешь спокойно воспользоваться комнатой очищения.

— Тогда я попрошу старшего брата замолвить за меня словечко.

Управляющий понимающе улыбнулся:

— Само собой, само собой. Для Зала Очищения честь помочь младшему брату Цзян Чэню!

Управляющий знал, что Цзян Чэнь — гений в области выплавки пилюль. Его подарок явно был весьма незаурядным. Как же управляющему было не помочь Цзян Чэню после того, как он получил от него ценные предметы? Он распорядился:

— Обращайтесь с младшим братом Цзян Чэнем как подобает, я пока обсужу все с Главой Зала.

Когда управляющий вошел во внутренний зал, он тайком достал склянку и посмотрел, что там внутри. Десять Пилюль Изначального Развития высокого уровня! При одном виде пилюль его сердце забилось в два раза быстрее. Нужно сказать, что управляющий вроде него получал примерно тридцать Пилюль Изначального Развития в месяц, причем низкого уровня. Эти десять пилюль высокого уровня были все равно, что тысяча пилюль низкого уровня! Это равнялось его десятимесячному довольствию!

«Да уж, чем богаче человек, тем он заметнее! Он и впрямь гений выплавки пилюль! Похоже, быть его приближенным весьма выгодно!» Управляющий был рад и полон готовности приложить еще больше усилий, чтобы помочь Цзян Чэню. Если он сможет воспользоваться этой возможностью, чтобы завязать хорошие отношения с Цзян Чэнем, в будущем тот наверняка еще не раз будет дарить ему пилюли.

Вскоре Глава Зала Лу Дуань пришел лично. Этот глава зала был крупным, толстым человеком, напоминающим во время быстрой ходьбы перекатывающуюся тефтельку.

— Цзян Чэнь, мне так жаль, что я не поприветствовал тебя лично!

Цзян Чэнь впервые встретил этого главу зала, так что он был удивлен столь радушным примером. Ладонь Цзян Чэня утонула в мясистой руке Главы Зала, затрясшего ее в энергичном рукопожатии:

— Цзян Чэнь, в моем Зале Очищения редко бывают столь почтенные гости как ты. Проходи, проходи, проходи, проходи и присаживайся, проходи и присаживайся. Твое присутствие — честь для моего зала, я лично приготовлю для тебя чашку чая.

Цзян Чэнь был сильно смущен рвением Толстяка Лу:

— Чем Цзян Чэнь заслужил столь радушный прием?

— Ха-ха, заслужил, еще как заслужил! — усмехнулся Лу Дуань и потянул Цзян Чэня внутрь. Цзян Чэнь проследовал за ним лишь из вежливости. Цзян Чэнь было несколько неловко от того, что его за руку вел кто-то настолько толстый, да еще и мужчина.

Хорошо, что, приведя Цзян Чэня внутрь, Толстяк Лу пошел заварить чай. Управляющий усадил Цзян Чэня.

— Пожалуйста, Цзян Чэнь, угощайся чаем. Наш Зал Очищения простоват, и нам особо нечем похвастать. Не серчай на посредственный чай, надеюсь, он не слишком тебя разочарует.

Толстяк Лу вернулся с чаем. Он с энтузиазмом предлагал Цзян Чэню высококачественный чай, но при этом почему-то назвал его «посредственным».

— Глава Зала Лу, я пришел, чтобы воспользоваться оборудованием Зала Очищения. Возможно, эта просьба покажется вам слишком дерзкой, так что, если это возможно, я хотел бы компенсировать доставленные неудобства.

Цзян Чэнь не собирался церемониться и сразу перешел к делу.

Толстяк Лу усмехнулся, да так, что у него затряслись обвисшие щеки:

— Это запрещено правилами, но ты, Цзян Чэнь, выдающийся гений Королевского Дворца Пилюль, так что для тебя мы, само собой, сделаем исключение.

— Тогда я должен поблагодарить Главу Зала Лу за помощь в моих начинаниях. Это — подарок в знак признательности, надеюсь, он понравится главе зала.

Цзян Чэнь, само собой, не собирался скупиться, раз Лу Дуань так охотно согласился помочь ему. Он подвинул к Главе Зала склянку с пилюлями.

Толстяк усмехнулся, но не принял ее. Он отодвинул ее назад к Цзян Чэню:

— Цзян Чэнь, если ты действительно хочешь отблагодарить меня, у меня есть к тебе просьба.

Цзян Чэнь вздрогнул, а затем произнес:

— Пожалуйста, говорите напрямую, Глава Зала Лу. Если это в моих силах, я с радостью помогу вам!

— Дело в следующем. Два десятилетия мой уровень культивирования не сдвигается с мертвой точки: пика изначальной сферы. Всякий раз, когда мне кажется, что я на пороге сферы мудрости, я боялся пробовать совершить прорыв, потому что мне не хватает способностей. Все дело в том, что у меня нет Драконовой Пилюли Шести Рун. Я слышал, что ты помог Старейшине Юнь Не выплавить такую пилюлю, но не знаю…

Цзян Чэнь понял, что хочет сказать собеседник. Он пристально взглянул на Лу Дуаня. Этот толстяк действительно застрял на пике изначальной сферы и не мог сделать последний шаг.

Лу Дуань удрученно вздохнул:

— Ах, Цзян Чэнь, в этом году мне исполняется сто шестьдесят лет, я уже давно перерос возраст, подходящий для прорыва. Когда молодой человек вроде тебя достигает пика изначальной сферы, ему не так трудно прорваться в сферу мудрости, несмотря на препятствия, возникающие из-за некоторых внутренних демонов. Но, боюсь, для человека вроде меня с кучей внутренних демонов препятствия окажутся непреодолимы при попытке прорыва. Если бы у меня была Драконовая Пилюля Шести Рун, мои шансы на прорыв стали бы куда выше. Я не боюсь умереть и распрощаться с этим толстым телом, но вот мои бедные восьмилетняя дочка и пятилетний сынок…

Когда толстяк изливал Цзян Чэню душу, его манеры и актерские навыки напомнили ему о старом знакомом из Восточного Королевства, Толстяке Сюане.

Два толстяка с одинаковыми манерами и одинаковым умением разыгрывать драму.

— Глава Зала Лу, Драконовая Пилюля Шести Рун принадлежит Старейшине Юнь Не. У меня правда ее нет, но если однажды вы сможете собрать все ингредиенты, я могу помочь вам выплавить пилюлю. Я не обещаю пилюлю высшего уровня, но пилюлю среднего уровня я точно смогу приготовить.

Толстяк Лу просиял:

— Ты это всерьез?

Цзян Чэнь рассмеялся:

— Я — ученик Королевского Дворца Пилюль, и я не бросаю слов на ветер.

Толстяк Лу добродушно рассмеялся:

— Славно, просто отлично! В таком случае, оборудование моего Зала Очищения — к твоим услугам. Используй его на свое усмотрение сколько душе угодно! Дай знать, если я тебе зачем-нибудь понадоблюсь!