Глава 533. Провокация тяжеловесов

Старейшина Юнь Не, заметив, что Цзян Чэнь задумался, он мысленно сказал ему:

— Цзян Чэнь, Глава Дворца Дань Чи принял бразды правления сектой, когда ему было менее пятидесяти лет. Сейчас ему нет и ста лет, и во всей Области Мириады нет ни одного другого тяжеловеса, который был бы на пике пятой уровня сферы мудрости, практически на пороге шестого уровня.

Это Цзян Чэнь понял и без объяснения Старейшины Юнь Не. Он задумался не потому, что его поразила разница в силе между Главой Дворца Дань Чи и Достопочтенным Мастером Тянь Мином, а потому, что он хотел узнать, на каком уровне находились главы остальных сект.

В мире боевого дао уровень гения во многом зависел от территории проживания и ее ресурсов. Когда Цзян Чэнь жил в Восточном Королевстве, достижение уровня мастера истинной ци в возрасте двадцати лет считалось достижением. В Королевстве Небесного Древа человек, находившийся к двадцати годам на пороге духовной сферы, считался выдающимся культиватором. В четырех великих сектах гениями считались те, кто смогли к двадцати годам достигнуть земной духовной сферы. А в Королевском Дворце Пилюль культиватору, чтобы попасть в Розовую Долину и называться гением, к двадцати годам нужно было достигнуть изначальной сферы. По меркам же всей Области Мириады лучшими гениями в возрасте между двадцатью и тридцатью годами считались те, кто могут достичь сферы мудрости. Но даже Область Мириады была лишь одним из Нижних Регионов.

На самом деле во всем этом регионе было не более пятидесяти представителей младшего поколения, способных достигнуть сферы мудрости. Таковы были пределы Области Мириады. Стоило одному из сильнейших культиваторов достигнуть сферы мудрости, как его скорость культивирования сильно замедлялась. После достижения сферы мудрости сделать следующий шаг было чрезвычайно трудно.

Взять, к примеру, Шэнь Цинхуна. Если бы он достиг сферы мудрости до тридцати лет, следующей ступенью стала бы земная сфера мудрости. Если бы он смог достигнуть такого уровня к шестидесяти годам, он бы считался гением наравне с Дань Чи. Если бы он добился того же после шестидесяти, он бы считался гением наравне со Старейшиной Юнь Не, не более того. Если бы он не смог достигнуть земной сферы мудрости до того, как ему исполнилось сто лет, он мог бы забыть о том, чтобы стать главой секты.

Само собой, дальше было не легче.

С каждым новым уровнем культиватору становилось все сложнее. Каждый шаг вперед означал бы все новые и новые трудности. Дань Чи в свое время смог добиться крайне быстрого развития и к шестидесяти годам уже достиг земной сферы мудрости. Но, закрепившись на этом уровне, он не смог сделать следующий шаг из-за того, насколько легко ему все давалось раньше. Лишь встретив Старейшину Шуня, он смог преодолеть этот барьер и достигнуть пика пятого уровня сферы мудрости, оказавшись на пороге шестого уровня.

Встреча со Старейшиной стала поистине подарком судьбы. Если бы не это, даже если бы он смог преодолеть пятый уровень, впоследствии его ни о каких многочисленных прорывах не могло бы идти и речи.

Все-таки лучшие ресурсы Области Мириады были не бесконечны, и для следующего шага требовалось огромное состояние. Вне всяких сомнений, встреча со Старейшиной Шунем стала решающей в формировании нынешнего Дань Чи.

Тянь Мин похлопал Дань Чи по плечу и улыбнулся:

— Старина, до меня уже давно дошли вести, что ты достиг пятого уровня сферы мудрости. Похоже, ты в любой момент можешь достигнуть шестого уровня. Ты — самый молодой и сильный среди глав сект! Полагаю, ты догонишь меня через три года, может, пять лет!

Достопочтенному Мастеру Тянь Мину было более трехсот лет, он был в три раза старше Главы Дворца Дань Чи, но они явно были старыми друзьями, которые сошлись характерами.

— Старина Тянь Мин, достигнув небесной сферы мудрости, ты обретешь невероятно долгую жизнь. Тогда у тебя даже будет шанс стать Титулованным Императором, — рассмеялся Дань Чи.

Тянь Мин расхохотался в ответ:

— Титулованным Императором? Таких амбиций у меня нет. Если в этой жизни я сумею достичь пика сферы мудрости, я смогу умереть спокойно без всяких сожалений.

Так он сказал, но все понимали, что в глубине души он наверняка так не считает. По крайней мере, он точно не стал бы поддаваться такому пессимизму.

— Ах да, старина, я же должен был поздравить тебя с тем, что ты заключил союз с Сектой Дивного Древа, но мой личный ученик достиг критически важного момента в своих тренировках, и у меня просто не было времени. Надеюсь, ты на меня не в обиде.

Достопочтенный Мастер Тянь Мин действительно отсутствовал во время церемонии заключения союза, его заменял вице-глава Духовный Мастер Чи Мин.

Глава Дворца Дань Чи беззаботно улыбнулся:

— Старина, ты напрасно беспокоишься.

Затем он помахал рукой молодежи, прибывшей в составе делегации.

— Вы все, подойдите и поприветствуйте главу Секты Темного Севера.

Глава Секты Темного Севера весело усмехнулся; оглядев Цзян Чэня и остальных, он расплылся в еще более широкой улыбке:

— Мм, я помню этого способного паренька, это же Шэнь Цинхун, верно? Если не ошибаюсь, ты — ученик Старейшины Лянь Чэна, готовящийся к прорыву в сферу мудрости. Ты действительно заслуживаешь титула гения.

Затем она задержал взгляд на Лин Би-эр и одобрительно кивнул:

— Девятый уровень изначальной сферы, выдающийся гений. Хорошо, очень хорошо!

Увидев, что Цзян Чэнь был всего лишь на пятом уровне изначальной сферы, Достопочтенный Мастер Тянь Мин был несколько удивлен:

— А этот славный паренек мне совсем незнаком.

— Ха-ха, старина, это — Цзян Чэнь, молодой гений, которого мы пестуем с Сектой Дивного Древа.

— Да? Это — тот самый способный паренек Цзян Чэнь, ради которого ты заключил союз с Сектой Дивного Древа? Ну что ж, виноват, что не сразу понял, насколько он талантлив.

Тянь Мин усмехнулся и закивал:

— Славно, славно. С твоим уровнем культивирования, да еще и учитывая то, что тебе благоволят Глава Дворца Дань Чи и Старейшина Юнь Не, тебя явно ждет большое будущее.

Этот Тянь Мин производил впечатление крайне приятного человека, он никого не оскорблял своими комментариями, делал комплименты молодежи и не задевал их самооценку. Такое случалось нечасто, так что Цзян Чэнь учтиво поблагодарил его:

— Премного благодарен Главе Секты Тянь Мину за приятные слова.

Наконец, Тянь Мин перевел взгляд на Му Гаоци. Столь редкое зрелище поразило его еще сильнее, и он, не выдержав, рассмеялся:

— Да, Королевский Дворец Пилюль поистине основан на дао пилюль. Этот славный паренек — самый молодой среди вас, и он находится на втором уровне изначальной сферы. Должно быть, он — выдающийся гений, раз он смог принять участие в этом собрании. Я ведь не ошибаюсь?

Му Гаоци не мог не разнервничаться, оказавшись лицом к лицу с экспертом небесной сферы мудрости, так что Глава Дворца Дань Чи, добродушно рассмеявшись, ответил за него:

— Он действительно обладает выдающимся потенциалом в дао пилюль. Он обладает врожденной древесной конституцией высшего порядка, и секта будет уделять его развитию должное внимание. Я привел его, чтобы посмотреть на мир.

Само собой, для Королевского Дворца Пилюль важно было подчеркивать, что Му Гаоци обладает врожденной древесной конституцией. Присутствие в секте такого культиватора гарантировало повышенное внимание и помогало прославить имя Королевского Дворца Пилюль. Если однажды Му Гаоци достигнет невероятных высот в области дао пилюль, многие захотят присоединиться к Королевскому Дворцу Пилюль уже по одной этой причине. Такой культиватор мог принести секте тысячу лет благоденствия и даже мог помочь секте достичь новых, невиданных высот.

Все-таки за такой потенциал ожесточенно боролись бы даже в Восьми Верхних Регионах. Врожденная конституция была не редкостью в Восьми Верхних Регионах, но вот конституция высшего порядка встречалась у одного культиватора из миллиона. Однако врожденная древесная конституция высшего порядка встречалась у одного из десяти миллиардов. Стоило такому культиватору появиться, и за него немедленно началась бы ожесточенная борьба.

Если секте удавалось удержать такого культиватора и обеспечить ему необходимое внимание в течение пары десятилетий, со временем он становился настоящей опорой секты. В сектах боевого дао не было нехватки гениев боевого дао, а вот истинных гениев дао пилюль им действительно не хватало. У них не было недостатка в ресурсах или рецептах для выплавки пилюль, но им были нужны лучшие мастера пилюль.

И когда Достопочтенный Мастер Тянь Мин услышал о том, кто такой Му Гаоци, он тут же пораженно на него уставился. Он одобрительно заулыбался:

— Невероятно, невероятно! Врожденная древесная конституция высшего порядка в Королевском Дворце Пилюль, один шанс из десяти миллиардов. Похоже, небеса действительно благоволят вашей секте! Сначала появился ты, гений боевого дао, а затем Му Гаоци, гений дао пилюль. Полагаю, Королевский Дворец Пилюль непременно станет силой, которая через сотню лет вернет Области Мириады былое величие!

Неподалеку раздался ехидный смех:

— Старина Тянь Мин, тебе пора перестать нахваливать всех подряд.

Голос походил на грохочущий гонг и был весьма неприятен. Его обладателем был высокий и крепко сложенный культиватор, производящий впечатление человека необузданного и несдержанного. Культиватор с огромным мечом за спиной шел бодрой, твердой поступью, всем видом демонстрируя свою силу. Гордо вышагивая вперед, он производил напоминал меч, несущийся прямо на противника.

Этим культиватором был Глава Дворца Священного Меча Ван Цзяньюй. Однако сообразительность и великолепное воспитание не подвели Достопочтенного Мастера Тянь Мина. Эти слова нисколько не задели его, он лишь рассмеялся:

— Ты как всегда остроумен, Цзяньюй. Почему же ты тут совсем один во время Состязаний по Дао Пилюль?

Ван Цзяньюй ухмыльнулся и не стал отвечать. Он подошел к Главе Дворца Дань Чи.

— Неплохо, хм, пятый уровень сферы мудрости. Но…

Когда он перевел взгляд на Цзян Чэня и остальных молодых учеников, насмешливая улыбка заиграла на его устах.

— Как жаль, что среди твоего младшего поколения нет ни одного культиватора сферы мудрости. Жаль, очень жаль.

Всем было очевидно, что он пришел провоцировать Королевский Дворец Пилюль.

Глава Дворца Дань Чи невозмутимо улыбнулся:

— Глава Дворца Ван, Состязания по Дао Пилюль на горе Мерцающий Мираж посвящены соревнованиям в области пилюль. Если ты хочешь похвастаться дарованиями Дворца Священного Меча в области боевого дао, через три года у тебя будет такая возможность на Великой Церемонии Мириады.

Состязания на горе Мерцающий Мираж предназначались для мастеров пилюль, а Великая Церемония — для молодых гениев боевого дао. Ехидные замечания Ван Цзяньюя по поводу боевого дао на Состязаниях по Дао Пилюль были действительно не к месту.

Ван Цзяньюй расхохотался:

— Великая Церемония Мириады, ха-ха! Надеюсь, трех лет хватит, чтобы кто-нибудь из младшего поколения Королевского Дворца Пилюль смог удивить нас.

Он собирался уходить, и вдруг загадочно улыбнулся:

— Ах, да, еще добавлю, что во Дворце Священного Меча два гения младшего поколения уже достигли сферы мудрости. На Великой Церемонии они без труда вырвутся вперед, ха-ха-ха!