Глава 696. Игра стоит свеч

— У меня срочное донесение для старейшины! Старший брат Дин Жун только что вернулся и сказал, что нашел какие-то зацепки. Ему нужно срочно отправиться в штаб-квартиру в Королевском Дворце Пилюль и встретиться с главой секты, — доложил старейшине восьмого уровня сферы мудрости старейшина-патрульный, стоя у двери.

— Неужели? — нахмурился старейшина. — Он сказал, что он нашел?

— Нет, а я не посмел спросить, — покачал головой старейшина.

— Он нашел зацепки в одиночку?

Старейшина-патрульный тут же ответил:

— Он был со страшим братом Хуа и двумя его последователями, младшими братьями Фэном и Чжаном. Но двоих последователей я не видел.

Те были слишком мелкими рыбешками, практиками сферы истока, так что старейшина не придал их роли в происходящем особого значения. Ему было любопытно, что же нашел Дин Жун. Тот был личным учеником главы секты, достигшим в своем юном возрасте пятого уровня сферы мудрости. В будущем ему явно было суждено значительно превзойти этого старейшину. Немного подумав, старейшина развел руки в стороны и произнес:

— Я все понял. Продолжайте тщательно патрулировать окрестности, не расслабляйтесь и не теряйте бдительности.

Цзян Чэнь и Хуан’эр без проблем добрались до Королевского Дворца Пилюль. Они приняли облик Дин Жуна и старшего брата Хуа.

— Госпожа Хуан’эр, на сей раз может быть опасно, не хотите ли… — произнес Цзян Чэнь, не желая подвергать ее опасности.

Хуан’эр же лишь улыбнулась:

— Господин Цзян, мы успели вместе пройти через огонь и воду, мы не раз были на пороге смерти. Я бы предпочла сопровождать вас и в этом приключении!

Цзян Чэнь рассмеялся. Он был человеком прямолинейным и считал, что людям от мира боевого Дао не пристало кокетничать.

— Боюсь, мне будет трудновато объясниться перед старейшиной Шунь, если с вами что-нибудь случится.

— Старейшина Шунь — очень понимающий человек, — слегка улыбнулась Хуан’эр. Цзян Чэнь кивнул. Ему действительно нужна была помощь Хуан’эр в этом деле. Хотя его план был весьма дерзким, ему нужен был напарник. С Хуан’эр шансы на успех становились значительно выше.

Четыре часа спустя они прибыли к штаб-квартире. Здесь охрана была куда серьезнее, чем в лагере, разбитом для поисковых операций. Но Дин Жун занимал столь высокое положение, что никто не стал его проверять. Узнав, что у него есть важные сведения, никто не задерживал его, напротив, стражи учтиво обменивались с ним дружелюбными репликами и шутками.

Цзян Чэнь вел себя очень осторожно, общаясь с этими людьми. Оказавшись в логове врага, нужно было быть начеку.

— Старший брат Дин, мастер Гун вызвал к себе главу нашей секты и главу Секты Великого Камня. Кажется, они обсуждают что-то очень важное. Возможно, тебе придется подождать некоторое время, — несколько виновато сказал Цзян Чэню молодой практик, который передал слова Цзян Чэня начальству.

Цзян Чэню и не нужно было видеться с главой секты, так что он спросил:

— Что за важное дело?

Молодой практик виновато покачал головой:

— Я не посмел спросить.

— Кто еще там? — спросил Цзян Чэнь.

— Несколько других тяжеловесов обеих сект, — честно ответил молодой практик уважительным тоном.

Цзян Чэнь кивнул и спросил:

— Мастер Ци, внук мастера Гуна, здесь?

Молодой практик печально улыбнулся:

— Вообще-то здесь, но он не участвует в собрании. Он внутри, пытается заставить истинного ученика Секты Великого Камня потренироваться с ним. Истинный ученик… О нет, они здесь! Прячься, старший брат Дин!

Молодой практик думал, что старший брат Дин хочет скрыться от Гун Ци, которому все время хотелось проверить свои силы.

Так как все боялись участвовать в тренировочных боях с Гун Ци, этот юнец хватался за любую возможность сразиться с одним из учеников. Те же предпочитали смиренно вытерпеть пару его ударов: это было лучше, чем сражаться с ним, рискуя навлечь на себя гнев его деда. Так что молодой практик явно пытался помочь Дин Жуну, сказав, что Гун Ци сейчас его увидит.

Цзян Чэнь был рад, но изобразил на лице выражение паники. Тут Гун Ци заприметил его:

— Ха-ха, Дин Жун, дружок! Я слышал, что тебя отправили патрулировать окрестности. Что привело тебя сюда?

Гун Ци было всего четырнадцать лет, но ростом он не уступал иному взрослому. Еще он напоминал молодого Гун Уцзи. Он тоже был лысым, у него были желтые брови, а в голосе его слышалась та же свирепость, что и у деда.

Цзян Чэнь криво улыбнулся:

— Молодой мастер Гун, я, эм, мне нужно было сообщить важные сведения моему мастеру.

Какое Гун Ци было до этого дело? Он с ухмылкой подошел к нему:

— Внутри я от кого-то услышал, что ты вернулся. Я был так рад, что тут же выбежал, чтобы убедиться в этом лично. И ты и вправду здесь! На этот раз тебе не отвертеться, дружок! Ну-ка, ну-ка, давай потренируемся!

Гун Ци сгорал от желания проверить свои силы. К тому же он был настолько высокомерен, что позволял себе называть Дин Жуна, который был как минимум вдвое старше него, дружком!

— Молодой мастер Гун, давайте забудем об этом. Ну какие у меня шансы против вас? — притворно отступил Цзян Чэнь, лишь распаляя аппетит противника.

Гун Ци помрачнел:

— Что такое, Дин Жун, ты не хочешь уважить меня? Ты уже два раза находил отговорки, хочешь и в этот раз отвертеться?

Его настроение заметно испортилось, температура вокруг даже опустилась на несколько градусов. Цзян Чэнь, радуясь тому, что его план работает, скорчил кислую мину:

— Молодой мастер Гун, я преисполнен уважения к вам, но я боюсь мастера Гуна. Его аура слишком мощная.

Гун Ци возмутился и закатил глаза:

— Дин Жун, что ты, черт возьми, имеешь в виду? Хочешь сказать, я побеждал всех гениев из-за ауры моего деда?

Цзян Чэнь усмехнулся:

— Я не это имел в виду.

Гун Ци почувствовал себя еще более униженным из-за этого смешка:

— Как ты смеешь! Дин Жун как ты смеешь быть такого низкого мнения обо мне! Ладно же! Пока мой дед на собрании, давай найдем отдаленное место и как следует поборемся!

Цзян Чэнь взглянул на двух стражей за спиной Гун Ци. Один из них был практиком первого уровня императорской сферы, второй — в полушаге от императорской сферы. Оба были сильными бойцами. Цзян Чэнь многозначительно взглянул на них. Гун Ци уловил этот взгляд и тут же понял, что он означает: численное преимущество было на стороне Гун Ци. Тот тут же взбесился:

— Не следуйте за мной, вы двое! Я проучу этого мальчишку, чтобы он понял, что я всегда побеждаю за счет собственных способностей!

Гун Ци был выдающимся гением, ведь он смог достичь такого уровня в четырнадцать лет. Его гордыня не позволяла ему просто проигнорировать насмешливый взгляд Цзян Чэня.

Два стража тут же произнесли:

— Молодой мастер Гун, так не пойдет. Мастер Гун приказал нам никогда не оставлять вас без охраны.

Цзян Чэнь пожал плечами:

— Тогда в другой раз, молодой мастер Гун.

— Нет! — рассвирепел Гун Ци. Все прочие гении вели себя с ним подчеркнуто вежливо, а Дин Жун позволял себе ухмылочки и насмешки. Взгляд Цзян Чэня, в котором читалось «Я не боюсь тебя, просто не хочу навлечь на себя гнев твоего деда», выводил его из себя.

— Пойдем! — сказал Гун Ци, хватая Цзян Чэня за рукав. — Не следуйте за мной! Тому, кто последует за нами, я сломаю ноги!

Стражи были сильны, но они бы не посмели дать Гун Ци сдачи. Но и ослушаться приказов Гун Уцзи они не могли. Гун Ци терял терпение:

— Что?! Мои слова для вас ничего не значат?

Стражи явно боялись Гун Ци. Они переглянулись. Хотя они не были слишком близко, они все равно следовали за ним на почтительном расстоянии. Они дошли до арены Королевского Дворца Пилюль, на которую Гун Ци запрыгнул одним мощным рывком. Он нетерпеливо произнес:

— Еще не струсил, Дин Жун?

Цзян Чэнь слегка улыбнулся:

— Молодой мастер Гун, боюсь, ваши стражи разорвут меня на части, если что-нибудь случится. Я все еще не уверен, что смогу выложиться на полную.

Гун Ци усмехнулся:

— На какое будущее может рассчитывать практик, если не может побороть страх? Хватит придумывать оправдания. Сочти за честь то, что тебе позволили потренироваться с гением секты первого уровня. Подумай только, лет через десять я, пожалуй, даже не взгляну на тебя, если ты бросишься к моим ногам.

Слова были надменными, но его высокомерие было оправданным. Учитывая его силу в четырнадцать лет, можно было предположить, что через десять лет он будет на пике сферы мудрости, а то и в полушаге от императорской сферы. У него действительно было право смотреть на ученика четвертой секты сверху вниз, и если бы на месте Цзян Чэня был Дин Жун, он бы наверняка почувствовал себя униженным. Но Цзян Чэнь лишь холодно рассмеялся. Гун Ци был просто самодовольным мальчишкой.

Цзян Чэнь улыбнулся:

— Ладно, молодой господин Гун, как-никак, гений секты первого уровня. Мне повезло, что вы вызвали меня на тренировочный поединок. Вы позволите мне нанести три первых удара?

Гун Ци сперва удивился, а затем гордо улыбнулся:

— Можешь нанести десять ударов, чего уж там.

Цзян Чэнь уважительно посмотрел на него и кивнул:

— Хорошо же, три удара. Молодой мастер Ци, пожалуйста, не обрушивайте нам меня всю свою мощь, если затем я не смогу ничего вам противопоставить. Не выкладывайтесь на полную.

Он продолжал строить из себя слабака, чем вызвал презрение Гун Ци. Он махнул рукой:

— Дин Жун, ты мужчина или нет? Хватит вести себя как девчонка!

Цзян Чэнь спешно улыбнулся:

— Да, да.

Он сложил ручную печать, активируя Семичастную Древнюю Формацию Бойни, покрыв арену густым туманом и отрезав ее от внешнего мира!