Глава 71. Трепет племён

Когда Вэнь Цзыци поняла, что Цзян Чэнь узнал ее, то почувствовала радость в своем застенчивом сердце.

Собрав все свое мужество, эта молодая девушка, которая краснела даже при обычном при разговоре, заговорила тихим и писклявым, словно у комара, голосом:

— Я услышала, что вы набираете личную охрану, поэтому поспешила сюда, чтобы узнать, не могу ли я чем-нибудь помочь.

Принцесса Гоуюй, использовав все свое влияние, распространила эту новость по всему Восточному королевству. Цзян Чэнь никогда бы не подумал, что Вэнь Цзыци только ради этого проделает такой долгий путь.

Судя по покрытой пылью одежде, она отправилась в дорогу сразу же, как только услышала эту новость.

Цзян Чэнь на мгновение растерялся, а потом спросил:

— Неужели твой учитель позволил тебе уехать?

Когда он упомянул ее уважаемого учителя, Вэнь Цзыци слегка вздрогнула. Правой рукой она вцепилась нижнюю часть своей блузки и принялась теребить ее пальцами, тем самым выдавая свою внутреннюю борьбу.

Цзян Чэнь невольно улыбнулся. Все выглядело так, будто Вэнь Цзыци улизнула, стоило только ее учителю отвернуться.

Увидев улыбку Цзян Чэня, Вэнь Цзыци поспешно заговорила:

— Уважаемый учитель не смогла бы меня остановить, даже если бы узнала. Она слишком любит меня.

Цзян Чэнь кивнул:

— Ну что ж, мне как раз не хватает одного человека. Если мисс Цзыци не чувствует, что это ниже ее достоинства, то она может занять это место.

— Правда? — Вэнь Цзыци была вне себя от радости, услышав эти слова. Она все это время волновалась о том, что прибудет слишком поздно и все места окажутся заняты.

Кто бы мог подумать, что она придет как раз вовремя, чтобы занять последнее место.

Увидев нежную и утонченную Вэнь Цзыци, Цзян Тун улыбнулся:

— Чэнь’эр, ты знаешь эту молодую леди?

— Угу. Мы познакомились, когда я выполнял свою первую миссию на территории Тяньху. Мы пересекались пару раз, и я могу за нее поручиться, эта девушка заслуживает доверия.

— Хорошо, если все так, то мы определились со всеми кандидатами, — Цзян Тун смог вздохнуть с облегчением. Его не устраивала ни одна из кандидатур, претендующих на последнее место.

И то, что Цзян Чэнь смог утвердить на это место своего человека, было к лучшему.

— Чэнь’эр, говорят, что знакомые не должны сеять раздор среди близких людей. Но ты предпочел нанять чужого человека вместо сына твоего дяди? Разве в этом есть логика? Неужели я, твоя тетя, чем-то тебя обидела?

Как только Цзян Чэнь закончил говорить, в его сторону бросилась роскошно одетая и ярко накрашенная женщина, которая принялась жаловаться.

Цзян Чэнь узнал эту женщину по воспоминаниям своей прошлой личности. Она была его тетей и матерью Лань Ичжоу.

— Тетя, мой дядя — великий вождь, и двоюродному брату Ичжоу не обязательно становиться моим охранником, чтобы прославиться. Почему бы не дать возможность тем, кто больше в ней нуждается?

Цзян Чэнь должен был постараться мирным способом утихомирить ее, так как у него не было ни малейшего желания связываться с этой мегерой.

— И что с того, если он великий вождь? Его титул может быть передан только одному сыну, а второму сыну ничего не достанется. Если он будет крутиться вокруг тебя, то в будущем, когда ты станешь герцогом, одним мановением своей руки ты сможешь даровать своему кузену Ичжоу власть над племенем. Чэнь’эр, позволь мне кое-что тебе сказать. Твой дядя приложил немало усилий, чтобы присмотреть за твоей матерью, прежде чем она вышла замуж. Теперь, когда твоей матери больше здесь нет, твою тетю можно считать практически твоей второй матерью. Хоть Ичжоу и твой двоюродный брат, в чем разница между ним и твоим кровным младшим братом? Ты не можешь его игнорировать. Можешь ли ты изменить…

— Тетя, двоюродный брат Ичжоу только на пяти меридианах истинной Ци. Я ничего не могу сделать. В противном случае, мне не удастся выполнить миссию. Неужели ты настолько ненавидишь своего племянника, что готова позволить ему провалиться на Испытаниях Затаившегося Дракона? Если я потерплю поражение, сможет ли дядя удержать титул великого вождя?

— Э? — женщина на мгновение остолбенела, услышав, что ее муж может лишиться своей позиции великого вождя.

Цзян Чэнь улыбнулся и воспользовался этой возможностью, чтобы уйти.

Цзян Тун огласил список принятых в личную охрану.

— Го Цзинь из столицы, прямой внук королевского наставника, Го Шуня.

— Цяо Шань, Цяо Чуань, племянники третьего мастера Зала Исцеления.

— Вэнь Цзыци из Звездного Дворца Бдительного Стража с территории Тяньху, знакомая герцога Цзян Чэня.

— Сюэ Тун, племя Ин Лань, территория Цзян Хань, двоюродный брат молодого герцога по материнской линии.

— Kэ Му, племя Ся с территории Цзян Хань, шесть меридианов истинной Ци.

— Шэнь Ифань, племя Нефритового Дракона, территория Цзян Хань, шесть меридианов истинной Ци.

— Би Юнь, Племя Железной Горы с территории Цзян Хань, шесть меридианов истинной Ци.

После этого Цзян Тун решил закончить собрание. Многие из семей, чьи сыновья не были выбраны, уходили в подавленном настроении.

У них была такая прекрасная возможность, но они ее упустили.

— Вождей девяти великих племен прошу пройти на банкет в поместье герцога. Остальные могут быть свободны, езжайте сразу на свои территории и не шатайтесь по округе, — сказал Цзян Тун.

Собрание всех этих племен в Городе Речной Волны таило в себе скрытую опасность. Так как собрание закончилось, им, естественно, пришлось разойтись.

Все вожди, кроме Цзин Маня, присутствовали на банкете. Они ни за что не отказались бы от возможности наладить отношения с молодым герцогом, когда услышали, что он даже устроил банкет в их честь.

Кроме того, девяти вождям было интересно, почему вождь племени Красного Бутона, Цзин Мань, до сих пор не объявился, хотя собрание племен и созывалось от имени самого герцога?

Этот Цзин Мань всегда вел себя слишком властно, неужели на этот раз он осмелился открыто бросить вызов власти герцога? Это было совершенно неуместно!

Нужно было знать, что если племя ослушается приказа герцога, то все оно будет наказано!

С такими сомнениями вожди и пришли на банкет. На нем, помимо Цзян Чэня, присутствовали все старейшины семьи Цзян и Цзян Тун.

— Этот банкет был устроен, во-первых, чтобы вознаградить вас за верную службу, а во-вторых, чтобы объявить об одной важной новости.

Цзян Чэнь поднял свой бокал, холодно оглядывая всех собравшихся и своим взглядом демонстрируя уверенность и превосходство.

Все вожди почувствовали, как по их спинам побежали холодные мурашки, когда на них упал взор Цзян Чэня. У них всех появилось предчувствие, что за банкетом скрывалось нечто большее.

— Цзин Мань не имел ни малейшего уважения к своему начальству, он неоднократно являлся в поместье герцога, чтобы устроить скандал. Он зашел так далеко, что публично бросил вызов власти герцога. По моему приказу он был схвачен, и сейчас его держат в заключении!

— Что?

— Цзин Маня схватили?

Эта новость заставила выражения лиц вождей резко измениться.

Ох уж этот Цзин Мань! На всей территории Цзян Хань Цзин Мань был самым властным человеком. Кроме Цзян Фэна, никто не мог с ним совладать, даже вожди должны были проявлять к нему некое почтение.

Даже герцогу Цзян Фэну приходилось дважды подумать, прежде чем предпринимать какие-либо действия в отношении Цзин Маня. Но молодой герцог все тем же спокойным голосом хладнокровно приказать взять Цзин Маня под стражу.

— Отлично сработано! Это Цзин Мань совершенно не понимал, когда стоит остановиться, у него худшая репутация среди всех великих племен! — первым высказался вождь племени Ин Лань, Лань Тяньцзи, который приходился дядей Цзян Чэню.

— Верно, это не первый раз, когда Цзин Мань является в поместье герцога и устраивает подобную сцену. Наконец-то, он получит по заслугам. Рано или поздно это должно было случиться.

— Молодой герцог столь мудрый и выдающийся! Тем не менее влияние семьи Цзин в племени Красного Бутона довольно велико. Так как Цзин Мань был захвачен в плен, вероятнее всего, клан Цзин вызовет массу проблем.

Цзян Чэнь слегка улыбнулся.

— Вот почему я созвал вас сюда. Семья Цзин была в состоянии терроризировать вас отчасти из-за того, что они по-настоящему мощная сила, а отчасти потому, что у них есть семейный бизнес. Кроме того, земля с духовной веной на нашей территории Цзян Хань проходит как раз через их племенные земли.

Все верховные вожди кивнули и по-новому взглянули на Цзян Чэня. Неужели это тот молодой герцог, которого они знали? Разве он мог быть тем бездельником?

Это был волк в овечьей шкуре, благородный юноша, который хорошо разбирался в политике!

В этот момент они, наконец, поверили, что до сих пор Цзян Чэнь мастерски вводил всех в заблуждение. Этот ребенок, скорее всего, с самого детства планировал стать герцогом первого ранга!

Они недооценили его. Теперь, в глубине своих сердец, все они признали, что совершенно недооценили юного герцога Цзян Чэня.

Цзян Чэнь, краем глаза наблюдавший за этими людьми, неторопливо заговорил:

— Я не нуждаюсь в ваших клятвах верности. Скажу только то, что каждое племя должно прислать по пятьдесят тысяч людей и лошадей. Поместье герцога отправит стотысячную армию. Мы нападем на племя Красного Бутона так же быстро, как раскат грома, не оставив им времени даже уши прикрыть. Мы должны зачистить земли от всех союзников Цзин Маня.

Вырывать сорную траву с корнем было самым лучшим решением. Вожди не особо удивились.

— После того как остальные сообщники семьи Цзин исчезнут, я отправлю Старейшину Си, чтобы он лично присматривал за территорией Красного Бутона. После чего я буду отдавать двадцать процентов прибыли от земли с духовной жилой, деля их поровну между девятью главными племенами.

Если его прежние слова могли расцениваться как принуждение, то двадцать процентов прибыли уже были искушением.

Это было словно кнут и пряник, принуждение и выгода.

Как могли великие вожди устоять против этого? Вождь Лань Тяньцзи из племени Ин Лань был первым, кто встал:

— Я и племя Ин Лань до самого конца будем защищать и поддерживать семью Цзян! Мы готовы бороться с этими предателями!

— Мы готовы объединить наши силы с поместьем герцога и уничтожить предателей!

Десять больших племен на территории Цзян Хань соперничали друг с другом, а племя Красного Бутона господствовало над всеми остальными. Такое положение дел сохранялось на протяжении длительного времени, к тому же, Цзин Мань вел себя чрезвычайно нагло.

При таких условиях эти люди уже с готовностью выступили бы против них, их даже упрашивать бы не пришлось, не говоря уже об ожидаемой выгоде.

Цзян Тун посмотрел на Цзян Чэня многозначительным взглядом, про себя изумляясь. Этот молодой герцог ничего не делал наполовину. Его смелость поражала. Он так легко решился отдать двадцать процентов от прибыли.

Если при помощи прибыли связать герцогство со всеми племенами, разве вожди не будут работать более усердно и энергично? Этот метод был гораздо практичнее, чем любые угрозы.

— Раньше вся территория Цзян Хань работала вместе с Королевским Садом Пилюль. Наш нынешний партнер — Зал Исцеления. И стоит сказать, что теперь наша прибыль в два раза больше, чем во времена сотрудничества с Королевским Садом Пилюль. И то, что выглядит для вас двадцатью, на самом деле является сорока процентами.

При таких обстоятельствах Цзян Чэнь считал приемлемым раскрыть им часть важной информации.

Зал Исцеления!

Это был не первый раз за сегодня, когда они слышали название Зала Исцеления. Зал был эталоном мировой духовной медицины в Восточном Королевстве. Как они могли не знать о нем?

— Хе-хе, вы, наверное, не в курсе? Зал Исцеления во многом зависит от нашего молодого герцога. Кроме того, еще одна вещь, которую вы не знаете, это то, что болезнь принцессы Джижо не мог исцелить ни один из известных врачей, но после того как молодой герцог занялся ее лечением, ей стало гораздо лучше!

Нужно было сказать, что Цзян Чжэн был полезным личным слугой. Всякий раз, когда его хозяин нуждался в оглашении сведений, которые он не мог озвучить лично, за него это успешно делал Цзян Чжэн. Он использовал этот навык в нужном месте и в нужное время.

А что означали его слова? Это означало, что покровителями молодого герцога были королевская семья и Зал Исцеления!

Услышав эти слова, все присутствующие вожди были ошеломлены и поражены ими. Они в недоумении смотрели друг на друга, не зная, что делать.

Цзян Чэнь, однако, улыбнулся:

— Давайте выпьем! Цзян Чжэн всегда любил взболтнуть о всяких мелочах. Вы можете узнать об этих событиях, но пусть они остаются в ваших сердцах. Не распространяйтесь об этом.

— Да, да, кто посмеет распространять информацию о секретах королевской семьи?

Каждый из них пробормотал «да, да», поднимая свои бокалы, но у них не было аппетита. Как они могли быть в настроении наслаждаться тонким букетом изысканного вина? Их умы были переполнены чудесными изменениями молодого герцога и всевозможными новостями, превзошедшими все их ожидания. Они больше не знали, как следует вести себя с молодым герцогом.

Им было ясно только одно — юный герцог Цзян Чэнь непременно превзойдет своего отца, Цзян Фэна!