Глава 718. Уйма проблем

Последние несколько дней от беспокойства лорд города Ваньминь, Цзи Гэн, места себе не находил. Его обычно мирный город наводнили незваные гости из Вечной Небесной Столицы. Ваньминь был всего лишь приграничным городом, относящимся к нижним регионам. Поскольку он находился прямо на границе владений Лазурной Столицы, эти земли всегда процветали, так что город со временем разросся и стал довольно большим. Поэтому лорд города наслаждался весьма комфортной жизнью несмотря на то, что формально город относился к нижним регионам. Ему хватало власти и богатств, чтобы ни на что не жаловаться. Накопленными богатствами он вполне мог потягаться с теми, кто правил крупными городами в срединных регионах. В общем и целом, Цзи Гэн был вполне доволен своей жизнью.

Хотя могущественная Лазурная Столица находилась совсем рядом, она никогда не злоупотребляла своим влиянием, чтобы навязывать его городу свою волю. Цзи Гэн был в хороших отношениях с представителями Лазурной Столицы. У него всего имелось в достатке; даже посулив ему бессмертие, едва ли кто-нибудь сумел бы убедить его променять свою жизнь на чужую.

Но полмесяца назад группа людей заявилась в Лазурную Столицу. Их предводителем был могущественный святой король из Вечной Небесной Столицы. Он был практиком на пике восьмого уровня императорской сферы, всего в шаге от девятого уровня. Цзи Фэну, который был экспертом начальной императорской сферы, было не по себе в его присутствии.

Хотя нижний регион, в котором находился город, не имел никакого отношения к Вечной Небесной Столице, никто в городе не посмел бы проигнорировать просьбу секты первого уровня из Восьми Верхних Регионов. Но на сей раз требования Вечной Небесной Столицы выходили за рамки разумного. Секта хотела на целый год взять под свой контроль северные ворота города Ваньминь.

Северные ворота города Ваньминь были важным пропускным пунктом; любой, желавший попасть в Лазурную Столицу через город должен был пройти через эти ворота. Эти ворота были самым прибыльным пропускным пунктом в городе. Лазурная Столица была своеобразной жемчужиной Континента Божественной Бездны. Она была одной из самых могущественных фракций Восьми Верхних Регионов и считалась землей свободы. Каждый год бесчисленное множество людей отправлялось в Лазурную Столицу; соответственно, северные ворота приносили немалую прибыль в виде сборов. Поэтому лорд города всей душой хотел отказать Вечной Небесной Столице, едва ее представители озвучили эту дерзкую просьбу.

К счастью, Вечная Небесная Столица при всей своей властности проявила благоразумие. Главе города предложили компенсацию в размере, превышающем годовую прибыль, которую приносили северные ворота. Тем не менее лорд города не сразу принял предложение. Он знал о конфликте Вечной Небесной Столицы и Области Мириады и о том, что группа практиков под предводительством Гун Уцзи была полностью уничтожена.

Будучи лордом города, он не собирался обсуждать этот конфликт. Еще меньше ему хотелось в нем участвовать. Цзи Гэн без колебаний принял бы это предложение, если бы Гун Уцзи был жив.

Но тот был убит выдающимся гением из Области Мириады. Вся эта история была слишком мутной, и лезть в нее не хотелось совершенно.

Ему не хотелось оскорблять Цзян Чэня: мало ли какие беды могут обрушиться на город в будущем? Но лорд города явно недооценил решимость Вечной Небесной Столицы. Видя, что Цзи Гэн сомневается, святой король утроил сумму. Более того, он ясно дал понять: отказ сделает город врагом Вечной Небесной Столицы. У лорда города не оставалось выбора. Но он тут же в открытую заявил, что город не станет вмешиваться в конфликт. Более того, он потребовал, чтобы Вечная Небесная Столица прилюдно объявила, что берет под свой контроль северные ворота в одностороннем порядке без всякого сотрудничества со стороны города.

Вечная Небесная Столица понимала, что город Ваньминь хочет избавиться от ненужной ответственности. Хотя секта была недовольна тем, что город не желал сотрудничать, она решила не настаивать и согласилась на условия лорда города. Вот так северные ворота оказались под контролем Вечной Небесной Столицы.

Но теперь вся ответственность лежала на Вечной Небесной Столице. Цзи Гэн мог не волноваться о том, чтобы ненароком навлечь на себя гнев Цзян Чэня или Лазурной Столицы. В каком-то смысле, сам факт взятия ворот под свой единоличный контроль Вечной Небесной Столицей был провокацией по отношению к Лазурной Столице. Если последняя придерется, может начаться та еще буча.

***

Тем временем Цзян Чэнь со спутницей уже прибыли к южным воротам города Ваньминь. Осталось войти в город и выйти через северные ворота, после чего они окажутся на границе Лазурной Столицы. Если его подозрения были верны, в городе уже должны были ввести особый режим. Но все выглядело спокойно. У ворот ему лишь задали несколько стандартных вопросов, после чего разрешили войти в город. Не было крупных укреплений и тщательных проверок, которых он ожидал. Все это было совсем не похоже на то, что он увидел в городе Тайя.

«Неужели я ошибся?»

Цзян Чэнь был весьма удивлен. Впрочем, он не собирался на этом зацикливаться. Нужно было пользоваться такой удачей. Просто нужно было вести себя поосторожнее.

Хотя город Ваньминь относился к нижнему региону, он практически не уступал городу Тайя в плане процветания. В некоторых отношениях Ваньминь мог даже дать фору городу Тайя. Цзян Чэнь многое узнал, побывав в разных городах с разной культурой.

Поскольку они притворялись странствующими практиками, они отправились в место, где собирались такие практики. Вскоре Цзян Чэнь и Хуан’эр нашли место отдыха странствующих практиков. Чтобы не привлекать внимание блюстителей порядка, оно называлось тренировочным центром. Но целевой аудиторией были именно странствующие практики, так что место это больше походило на таверну, чем на тренировочный центр. Здесь странствующие практики могли позаниматься уединенным культивированием. Проще говоря, в этом месте странствующий практик мог найти все, что нужно, попутно наслаждаясь обслуживанием высокого уровня.

Порой даже странствующие практики отдавали предпочтение таким местам классом повыше, обходя стороной дешевые трактиры, популярные среди простолюдинов. Так что этот тренировочный центр процветал. Едва спутники зашли внутрь, как они увидели широкий общий зал, заполненный столами. Там была почти тысяча странствующих практиков, сидевших группами по трое-пятеро и наслаждавшихся винами и прочими напитками.

— Ну ни хера себе что творится в городе Ваньминь! С чего это вдруг закрыли проход через северные ворота?

— Ага, вот и я про то же! Я через них раз десять ходил, и вдруг такая чертовщина, впервые за всю мою жизнь!

— Я слыхал, кое-какая фракция взяла их под контроль. Всякий раз, когда мы захотим пройти, нам придется пройти их проверку. Поговаривают, что проверки у них уж больно тщательные.

— Это кто ж так дурью мается, что решил такую-то херню выкинуть?

— Тц-тц! Тихо! Я слыхал, что это — секта первого уровня из Восьми Верхних Регионов.

— Ба, и что с того? Они что, сильнее Лазурной Столицы? Серьезно, какого черта?!

Большинство странствующих практиков в этих местах были гордыми, вспыльчивыми людьми. Большинство из них были чертовски несговорчивы по характеру. Оттого они бродили по свету, не примыкая ни к одной секте. В сектах им не хватало свободы. Само собой, эти странствующие практики не шибко-то следили за языком.

Проходя мимо, Цзян Чэнь подслушал их разговор и слегка поник. Значит, северные ворота находились под контролем Вечной Небесной Столицы. Войти в город не составило труда, а вот выйти было явно сложнее. Если же он покинет город, едва придя в него, это явно вызовет у секты подозрения. Да и потом, в двух других городах он бы наверняка столкнулся с точно такой же ситуацией.

Метки на его теле больше не было, но, судя по всему, процедура проверки была действительно крайне строгой. Отсутствия метки было мало, чтобы избежать подозрений.

В мире боевого Дао могло произойти все, что угодно. Это был последний шанс двух сект первого уровня схватить Цзян Чэня. Они явно контролировали все проходы, ведущие в Лазурную Столицу. Задачка была не из легких.

Пройдя через общий зал, спутники оказались в главном зале. Они сняли два номера и спросили, есть ли свободные столы в зале. Заказав поесть, они вернулись в общий зал. Где люди, там и информация. Цзян Чэнь не мог начать расспрашивать всех подряд: у сект везде могли быть глаза и уши. Нельзя было привлекать лишнее внимание.

— Слушайте, я слышал, что проверки и впрямь очень строгие. Но вот к женщинам почти не присматриваются. Их почти всегда пропускают без особых проблем. А вот мужчины от двадцати до сорока лет на вид проходят обязательную проверку: проверяют их возраст и уровень культивирования. Затем начинается тщательный допрос. Судя по всему, у них особый артефакт, который позволяет понять, использует ли человек маскировку или нет. Если обнаруживается маскировка, человеку тут же приказывают показать свое истинное лицо.

— Что? Это уж чересчур. Они ищут Цзян Чэня, но что же прикажете делать другим людям, за чью голову назначена награда? Такие практики тут же выдадут себя! Разве же это честно?

— Хе-хе, да им плевать. Таковы уж нравы сект первого уровня.

Цзян Чэнь внимательно слушал, внимая россказням и собирая сведения, и услышанное его не радовало. Если проверка была настолько жесткой, преодолеть такое препятствие будет чрезвычайно сложно.

Он и Хуан’эр смогли преодолеть столь огромное расстояние благодаря тому, что они постоянно носили маскировку и ментально закрывали свое сознание от попыток сканирования. Но, раз у врага было средство обнаружения маскировки, дело осложнялось. Все-таки его портреты уже давно висели на всех городских воротах. Даже те, у кого с памятью было не очень, успели запомнить, как он выглядит.