Глава 739. Цель: обосноваться в Лазурной Столице

— Хе-хе, брат Тун, вы немного опоздали. Мы только что решили кое-что сделать с нашим магазином. Боюсь, брат Тун напрасно проделал путь, — ответил Bэй Тяньсяо, не ходя вокруг да около.

— Лорд Дома Вэй, вы ведь не обманываете меня? Этот магазин всегда был, скажем так, не слишком прибыльным. Если вы сдадите мне его в аренду, я могу гарантировать прибыль вдвое больше того, что вы получаете сейчас. Уверены, что ваши планы на магазин позволят вам заработать больше? На Рынке Бога Земледельцев много не заработаешь, если не торговать пилюлями, — уверенным и надменным тоном протараторил глава Дома Тун.

Вэй Тяньсяо же был подчеркнуто спокоен и медленно произнес:

— Это дело моего дома; вам не стоит напрасно переживать за меня.

Глава Дома Тун усмехнулся:

— Расскажите-ка, каковы ваши планы? Вы же не собираетесь продавать пилюли, правда? Вашему Дому Вэй, хе-хе, лучше забыть про пилюли…

Это уже выходило за все рамки приличий. Даже Вэй Цзе заметно помрачнел. Однако Вэй Тяньсяо был спокоен, словно плывущее по небу облако:

— Вы же и так все узнаете, когда магазин откроется, не правда ли?

Лорд Дома Тун закатил глаза и уверенно улыбнулся:

— Что бы вы ни планировали, в итоге вы все равно сдадите мне магазин в аренду! Ха-ха, бывайте.

Как знать, почему он был настолько уверен? Он непринужденно махнул Вэй Тяньсяо, взмахнул рукавами и ушел, не соблюдая приличий. Совсем не так подобало общаться главам двух равных благородных домов. Лорд Дома Тун общался с Вэй Тяньсяо так, словно тот был ниже него по статусу. Последний даже нахмурился. При всем его самообладании он явно был недоволен дурными манерами гостя.

Вэй Цзе был весьма пылким молодым человеком. Он был в гневе от такой наглости и громко воскликнул:

— Лорд Дома Тун, я не знаю, откуда у вас столько уверенности, но наш дом никогда не сдаст вам этот магазин в аренду, мы скорее дадим ему просто сгнить!

Лорд Дома Тун уже вышел за порог и резко замер. Он обернулся и, сверкнув глазами, произнес:

— Неужто юноше вроде вас невдомек, что можно говорить старшим, а что им говорить опасно?

Вэй Цзе за словом в карман не лез:

— И это вы, Туны, с вашими манерами будете учить нас, как говорить? С чего мне кого-то бояться в моем собственном доме?!

Лорд Дома Вэй гневно осклабился. Он уже собирался ответить, как Вэй Тяньсяо помрачнел и произнес:

— Лорд Тун, простите, но дальше я вас провожать не стану. Прощайте!

Он явно был в гневе. Хозяин дома вежливо и дружелюбно общался с гостем, уважительно называл его «брат Тун», но теперь это обращение сменилось на более холодное и формальное. К тому же они были из разных лагерей. Раз уж лорд Тун пренебрег приличиями, Вэй Тяньсяо тоже не собирался перед ним расшаркиваться. Лорд Дома Тун надменно улыбнулся, кивнул и многозначительно посмотрел на отца и сына. Презрительно усмехнувшись, он ушел, не проронив ни слова.

— Братец Цзян, не волнуйтесь, члены Дома Вэй — люди слова. Мы бы ни за что не пошли на попятный, дав слово, тем более что просителем был представитель дома, принадлежащего к другому лагерю, — ободряюще произнес Вэй Тяньсяо.

Цзян Чэнь улыбнулся; он не сомневался в искренности членов Дома Вэй. Он кивнул и ответил:

— Господин Вэй, я прогуляюсь по Рынку Бога Земледельцев.

Вэй Тяньсяо немного подумал и кивнул:

— Хорошо. Цзе’эр, составь братцу Цзян компанию.

Товарищи направились на рынок. Рынок Бога Земледельцев был одним из трех крупнейших рынков столицы и был даже популярнее, чем Район Рыбы и Дракона. Можно сказать, что это был самый популярный рынок в Столице, самый многолюдный и процветающий. Он был не только центром торговли пилюлями в Столице. Его влияние распространялось на семь-восемь городов в близлежащих территориях. Мало какое место в этих городах могло посоперничать с этим районом в плане процветания. Благодаря торговле пилюлями здесь было множество преуспевающих торговцев и ремесленников. Здесь торговали пилюлями, талисманами, духовными зверями, формациями, духовными камнями, оружием и броней…

Все товары, связанные с культивированием, можно было купить на Рынке Бога Земледельцев. Прилавки поражали воображение. Дом Вэй явно прочно обосновался на этом рынке. Хотя они и не играли ведущую роль и были далеко не в первых рядах в плане торговли пилюлями, у Дома Вэй были и другие коммерческие предприятия и собственность. Как иначе было содержать аристократический дом девятого уровня? Так или иначе, в первую очередь Цзян Чэня интересовал рынок пилюль.

По дороге на рынок Вэй Цзе в подробностях рассказал Цзян Чэню о рынке, о тяжеловесах в области Дао пилюль. В Лазурной Столице, поскольку семь великих императоров держались в стороне от мирской суеты, большая часть Рынка Бога Земледельцев контролировалась двадцатью восемью великими кланами, а также могущественными аристократическими семьями под началом этих кланов.

На рынке было больше дюжины магазинов пилюль высокого уровня, все они контролировались великими кланами. Еще больше было магазинов пилюль среднего уровня: их было несколько дюжин, возможно, больше сотни. Магазинам низкого уровня не было числа, их были сотни, больших и маленьких. Магазинов было очень много. Но, учитывая огромное количество практиков в столице, а также ее гостей, спрос все равно сильно перевешивал предложение. В конце концов, практиков было попросту слишком много, их было больше, чем звезд на небе. В этом Цзян Чэнь не сомневался.

Он помнил о том, как процветал рынок пилюль даже в маленьком Восточном королевстве, сколько торговцев там было. Сфера влияния Лазурной Столицы была в десять тысяч раз больше, а практиков разных сфер и разных уровней здесь было куда больше. Спрос на пилюли был поистине астрономическим.

— Брат Цзян, если не исключать даже самые маленькие магазины, на рынке Бога Земледельцев как минимум десять тысяч магазинов. За каждым из них стоит какая-нибудь фракция. Раньше у нашего дома был магазин пилюль, который едва-едва числился среди магазинов среднего уровня. Но затем, после смерти нашего короля пилюль, дела пошли на убыль. Теперь, насколько лет спустя, мы оказались в неловком положении. Прибыль слишком мала, поэтому постепенно наш дом перестал торговать пилюлями.

Дело было не в недостатке желания. Просто держать крупный магазин без короля пилюль было невозможно. Да, кое-что можно было заработать, но для Дома Вэй такая прибыль была бы каплей в море. Дом Вэй уже давно пытался пригласить к себе на службу другого короля пилюль, но никто так и не откликнулся. Это ставило Дом Вэй в крайне неудобную ситуацию. У них был отличный магазин на Рынке Бога Земледельцев, но они могли использовать его лишь для других видов коммерческой деятельности.

Цзян Чэнь слушал его, не перебивая. Когда Вэй Цзе договорил, он произнес:

— Давайте посмотрим на каждый магазин.

На таком рынке пилюль одинокому дракону вроде него было никак не одолеть местных змей привычными методами. Познай своего врага как самого себя, и ты победишь в любой битве. Цзян Чэнь решил сперва понаблюдать за тем, как вели дела остальные, чтобы найти подходящую модель торговли.

Нужно было обосноваться здесь, заработать денег, расширяться, накапливать мощь. Такова была последовательность действий Цзян Чэня. После катастрофы, постигшей Королевский Дворец Пилюль, Цзян Чэнь понимал, что без крепкой опоры у него ничего не получится. Нужно было обрести такую силу и авторитет, чтобы вызывать у остальных уважение: без этого не могло быть никакого будущего. Хорошим примером были Вечная Небесная Столица и Небесная Секта Девяти Солнц. Они, конечно, подозревали, что Цзян Чэнь скрылся в Лазурной Столице, но они не смели бесцеремонно соваться на территорию Лазурной Столицы и творить бесчинства. Это явно свидетельствовало о могуществе Лазурной Столицы. Они не боялись творить все, что им вздумается, в Области Мириады, но здесь они не посмели бы просто так спровоцировать даже благородный дом.

Все это произвело на Цзян Чэня сильное впечатление. Он поклялся самому себе пустить корни в столице и развить собственную фракцию. Лишь тогда он сможет спокойно заниматься культивированием. Лишь тогда ему не придется раз за разом срываться с насиженного места. Из Восточного королевства в королевство Небесного Древа, в Секту Дивного Древа, в Королевский Дворец Пилюль… Почти каждый раз, когда он позволял себе расслабиться, ему приходилось уходить. Основная причина заключалась в том, что ему не хватало силы, он был слишком незначительной фигурой в глазах сильных мира сего. A вот Лазурная Столица была могущественным колоссом даже по меркам Восьми Верхних Регионов. Она была лучшим выбором для Цзян Чэня как для спасения своего отца, Цзян Фэна, Му Гаоци и Юнь Не, так и для восстановления Королевского Дворца Пилюль в будущем. Все эти задачи требовали огромной мощи.

Без поддержки могущественной фракции все эти планы были лишь несбыточными мечтами. Жизнь, полная испытаний и путешествий, закалила Цзян Чэня, но, в конце концов, такой образ жизни удручал. Поэтому открытие магазина по продаже пилюль было первым шагом на пути к тому, чтобы обосноваться в столице!

Вэй Цзе действительно предлагал всестороннюю поддержку. Он показывал Цзян Чэню один магазин за другим. В тот день они посетили каждый магазин высокого и среднего уровней и даже несколько магазинов низкого уровня. За этот день Цзян Чэнь многое узнал.

— Брат Цзян, осталось еще четыре магазина, в которые я еще я не отвел тебя. Это — крупнейшие магазины, их владельцы — главные игроки на рынке пилюль в столице. На первый взгляд эти магазины ничем не отличаются от прочих магазинов первого уровня, но некоторые пилюли высшего уровня появляются только в этих четырех магазинах.

Цзян Чэнь не был в этих магазинах, но много слышал о них за этот день. В том, что крупные игроки присваивали себе бо́льшую часть рынка, не было для Цзян Чэня ничего удивительного.

— Идти туда нет никакой нужды. Наши текущие задачи слишком скромны. Давайте сперва присмотримся к магазинам третьего и второго уровней. Когда придет время, мы постараемся оказаться среди главных игроков на рынке.

Цзян Чэнь не хотел обещать Вэй Цзе, что сотворит чудо. В принципе, со своим-то талантом, Цзян Чэнь запросто мог сделать так, чтобы даже четыре крупнейших магазина обанкротились. Но в ближайшее время он не планировал ничего такого. Учитывая его нынешние ресурсы и рабочую силу, он не был готов к вероятной ответной реакции обозлившихся конкурентов. Лишнее внимание могло привести к быстрому падению. У крупнейших игроков на этом рынке явно были могущественные покровители. Цзян Чэню покровительствовал Дом Вэй, но он был лишь благородным домом, а не кланом, да и на заступничество великих императоров рассчитывать точно не приходилось.