Глава 800. Клан Извивающегося Дракона склоняет чаши весов в пользу Цзян Чэня

Молодой господин Мужун привел с собой большую группу людей, так что сперва на его стороне было численное преимущество, поскольку в группе Цзян Чэня было всего три человека. Однако появление Цзи Саня все резко изменило. А ведь Цзи Сань был всего в полушаге от императорской сферы! Каждый раз, когда он делал шаг к Мужун Цю, на лбу последнего все более обильно выступали капли пота. Дядя То пристально посмотрел на Цзи Саня налитыми кровью глазами. Он походил на животное, отчаянно защищающее своего детеныша.

– Не поступай опрометчиво, старый горбун. Если ты нарываешься на драку, милости прошу! – странно усмехнулся капитан Мо, прежде чем оторваться от земли. Он рукой очертил в воздухе круг, отвел руку назад и ударил кулаком прямо по кругу, чтобы нанести удар дяде То. Даже простейшая техника была чрезвычайно мощной, если ее использовал эксперт императорской сферы. Такая сила могла сотрясать горы и сдвинуть с места сам мир.

Дядя То со всей серьезностью отнесся к атаке капитана Мо, крикнув:

– Защищайте молодого лорда клана!

Сказав это, он скрестил руки перед собой, принимая удар на себя и пытаясь рассеять его. Он с трудом двинулся вперед, как будто поворачивал жернова, и в конце концов рассеял удар капитана Мо. Драка экспертов была необычным зрелищем. Хотя казалось, что они просто сражались как обычные практики, на самом деле они одновременно боролись друг с другом, используя свои императорские области воздействия. Они оба были экспертами императорской сферы, оба отдавали себе отчет в том, насколько силен противник. Не было необходимости с самого начала полностью активировать свои императорские области воздействия. Они могли стать причиной серьезных разрушений, из-за них могли пострадать окружающие.

Но хотя они не полностью активировали свои области воздействия, результат все равно впечатлял. Окружающих начало пошатывать. Капитан Чжан невольно попятился назад. Цзян Чэнь же оставался все столь же невозмутим. Он сразу встал перед Хуан’эр, чтобы защитить ее от ударной волны.

Хуан’эр хихикнула:

– Я в порядке, брат Чэнь. Такая аура мне не навредит.

Хотя она не могла использовать техники, требующие ментального напряжения, Хуан’эр была рождена на Острове Мириады Бездн и обладала неизмеримой силой. Этими маленькими толчками ее точно было не сбить с ног. Клан Мужун был второсортным кланом среди всех двадцати восьми кланов Лазурной Столицы, а потому находился на совершенно другом уровне по сравнению с кланом номер один, Кланом Извивающегося Дракона. Более того, на этот раз они не взяли с собой самые элитные войска. А вот Цзи Сань привел только элиту на подмогу Цзян Чэню, когда он узнал, что Цзян Чэнь в беде. Таким образом, эта битва уже была выиграна одной из сторон еще до того, как она действительно началась.

Мужун Цю побледнел, наблюдая за тем, как его телохранителей одного за другим убивают грозные воины Клана Извивающегося Дракона.

– Ты зашел слишком далеко, Цзи Сань! – громко крикнул Мужун Цю. – Мы оба члены великих кланов. Что ты можешь со мной сделать? Если ты убьешь меня, семь великих императоров не потерпят своеволие Клана Извивающегося Дракона!

Хотя Мужун Цю боялся, он оставался все столь же упрямым. Вместо того, чтобы умолять о пощаде, он попытался словесно надавить на Цзи Саня.

Молодой мастер Цзи Сань ухмыльнулся:

– Для меня убить тебя так же просто, как убить собаку, но сегодня я лишь поучу тебя манерам.

Сказав это, он сделал шаг вперед и оказался перед Мужун Цю. Цзи Сань взмахнул рукой и ударил прямо по врагу. Мужун Цю был экспертом сферы мудрости седьмого уровня и достиг этого уровня не только лишь за счет внешней помощи. Он стиснул зубы, похлопал по серебряному кольцу, которое носил на пальце, и призвал множество острых боевых серебряных колец. С пронзительным звуком они полетели в сторону Цзи Саня.

Эти Серебряные Кольца Резни были мощным метательным оружием. Но Цзи Сань был гением всего в полушаге от достижения императорской сферы. Он был сильнее даже Цао Цзиня, поэтому Серебряные Кольца Резни его совсем не напугали, более того, все посланные в него кольца он спокойно разбил на лету.

Мужун Цю был шокирован, обнаружив, что его оружие уничтожили с такой легкостью. Он немедленно рванул к дяде То. Цзи Сань усмехнулся и наподдал Мужун Цю прямо по заднице.

Мужун Цю вскрикнул и взлетел высоко в воздух. Затем он тяжело рухнул на землю. Цзи Сань сделал два шага вперед и наступил Мужун Цю прямо на лицо:

– Я слышал, что ты хотел вырвать язык моему брату? Так что, может, отплатить тебе той же монетой и вырвать язык тебе?

Цзи Сань пару раз со всей силы наступил Мужун Цю на лицо. Юноша мгновенно лишился доброй половины зубов. Кровь и слюна вперемешку стекали из уголка его рта. Мужун Цю зарычал:

– Убей меня, если посмеешь, Цзи Сань!

Цзян Чэнь был готов сражаться насмерть, но поскольку Цзи Сань и капитан Мо явились вовремя, он решил, не лезть на рожон. Он подошел поближе, увидев, что Мужун Цю полностью во власти его брата.

– Мужун Цю, значит? Я думал, что ты что-то из себя представляешь, но ты только трепаться горазд.

Цзян Чэнь присел и шлепнул Мужун Цю по лицу, усмехаясь:

– Не забывай, это еще не конец.

Поскольку Клан Извивающегося Дракона вмешался, при иных обстоятельствах Цзян Чэнь не стал бы и дальше унижать уже побитого пса. Однако оскорбление, нанесенное Хуан’эр, вывело его из себя. Цзян Чэнь не потерпел бы такого поведения даже от более могущественной фракции. Он и так был не в ладах с Величественным Кланом, так чего же было бояться разозлить его вассалов?

Поскольку Мужун Цю со своей свитой все-таки были представителями великого клана, Цзи Сань не стал из убивать всех до последнего. Преподав всем им суровый урок, он заметил, что драка капитана Мо и старого горбуна уже подходила к завершению.

Старый горбун был в невыгодном положении на протяжении всей битвы, но в конечном итоге капитан Мо не победил его. Капитан закончил бой, увидев, что Цзи Сань проучил Мужун Цю. Увидев, что Цзи Сань закончил учить их молодого лорда манерам, подчиненные Мужун Цю, спотыкаясь, подошли к нему и подняли его на ноги. Мужун Цю еще никогда так не унижали. Он с ненавистью посмотрел на Цзи Саня и, шепелявя, выдавил:

– Цзи Сань, Клан Мужун не потерпит этого вопиющего злоупотребления силой. Если понадобится, мы подадим на тебя в суд и дойдем до семи великих императоров!

Дядя То тоже был в ярости, увидев избитого молодого господина:

– Мо, лорд моего клана обязательно услышит об этом!

Капитан Мо пожал плечами. Он был просто подчиненным. Что бы ни случилось после этого, это будет делом руководителей клана, а не его заботой. Он был бойцом и телохранителем. Он выполнил свой долг.

Цзи Сань слегка улыбнулся:

– Что за шутка! Клан Извивающегося Дракона не был ведущим кланом в Лазурной Столице всего год или два. Где, черт возьми, ты нашел в себе смелость сражаться с нами, а? Думаю, ты еще легко отделался. Вы вторглись на нашу территорию. Даже если бы я убил тебя, семи императорам было бы не в чем нас обвинить.

Хотя в Лазурной Столице были фракции разной степени могущества, существовал набор правил, которым все они должны были подчиняться. Определенно существовало правило, которое гласило, что фракция не может вторгаться на территорию другой фракции. Тем более после получения предупреждения. Это было важным табу. Если бы защитники уничтожили всех злоумышленников во время столкновения, закон был бы на их стороне. Цзи Сань вполне имел право убить их всех. Однако он не хотел провоцировать полномасштабный конфликт с Кланом Мужун без приказа лорда клана.

Старый горбун сердито сказал:

– Это не какое-то особо важное место для вашего клана. Даже если мы случайно вторглись в это место, это все равно просто недоразумение.

– Недоразумение? Если так, то почему вы атаковали почетного гостя Клана Извивающегося Дракона? Ты хочешь сказать, что это тоже было недоразумением? – усмехнулся Цзи Сань. Он не повелся на хитрые оправдания старика.

Однако старый горбун продолжал твердым голосом оправдываться:

– В наши дни так много подозрительных людей. Откуда мне было знать, что он не самозванец? Он не представил нам никаких доказательств того, что он тот, за кого себя выдает, он неуважительно и высокомерно ведет себя по отношению к старшим. Чего плохого в том, чтобы преподать ему урок?

Старик во всю хитрил, пытаясь выкрутиться.

Цзян Чэнь усмехнулся и ничего не сказал. Он знал, что бессмысленно говорить о здравом смысле с бессовестным человеком. Однако капитан Чжан пришел в ярость, услышав это:

– Это совсем не так, молодой господин. Этот старый горбун сказал, что хочет поймать короля пилюль Чжэня и передать его Величественному Клану, едва услышав его имя. Он сказал, что дядя и двоюродный брат молодого лорда Клана Мужун будут очень счастливы, если король пилюль Чжэнь будет схвачен. Именно они спровоцировали конфликт, они проявили неуважение к Клану Извивающегося Дракона.

Капитан был честным человеком. Как он мог выслушивать эту ложь горбатого старика? В глазах Цзи Саня явственно читалась насмешка. Он ответил горбуну:

– Давай, продолжай лгать! Что бы вы ни говорили, вы не сможете изменить того факта, что спровоцировали нас. Я собирался оставить все как есть, но, если ты хочешь свалить все на нас, Клан Извивающегося Дракона этого так не оставит. Вы действительно думали, что мы ни на что не годны только потому, что держались в тени столько лет?

Цзи Сань явно казался более уверенным, чем раньше. Клан Извивающегося Дракона много лет держался в тени из-за проблем лорда клана. Представители клана также избегали слишком частых контактов с внешним миром. Из-за этого многие решили, что Клан Извивающегося Дракона переживает закат.

Но благодаря Цзян Чэню лорд клана мог продержаться еще от трех до пяти лет. Продление жизни лорда клана по крайней мере гарантировало, что Клан Извивающегося Дракона выживет в нынешний опасный период. Более того, этого срока им хватало и на то, чтобы приготовить Пилюлю Соснового Журавля, чтобы продлить жизнь лорду клану на тысячу лет. С таким сроком жизни он мог достичь новых, небывалых вершин!

Естественно, уверенность Цзи Саня резко возросла. Учитывая то, сколько лет Клан Извивающегося Дракона держался в тени, несмотря на то, что он был кланом номер один в Лазурной Столице, и то, что их репутация пострадала до такой степени, что даже второсортный клан, такой как Клан Мужун, осмелился вторгнуться на их территорию, Цзи Сань не мог не преисполниться ярости.

То, что тигр до поры до времени не обнажал клыков, не означало, что он ослабел, словно больной кот! Соответственно, Клан Извивающегося Дракона должен был показать миру свою мощь, и Клан Мужун любезно предложил себя на блюде в качестве показательного примера. Атака на Клан Мужун косвенно была атакой на Величественный Клан. Лазурная Столица и весь мир должны были увидеть, что Клан Извивающегося Дракона остается ведущим кланом!