Глава 876. Так называемый «альянс»?

Этот горбатый старик был ростом с девятилетнего ребенка. Его одежда была старой и рваной. Его лицо, морщинистое, как апельсиновая корка, было покрыто складками и шрамами. Он выглядел так, как будто стоял уже одной ногой в могиле. Однако Цзян Чэнь не осмелился проигнорировать его. Внешность этого старика была слишком странной. Даже Цзян Чэнь с его уровнем сознания не почувствовал, как этот старик вторгся сюда незамеченным.

Когда горбун увидел, что Цзян Чэнь подошел к нему, он резко поднялся с тростью, которую держал в руке и резко отлетел на несколько сотен метров. Выражение лица Цзян Чэня исказилось, когда он взмахнул рукавами.

*Пшт-пшт-пшт-пшт!*

Пронзительный свист эхом разнесся вокруг. Шторм, вырвавшийся из рукавов Цзян Чэня, был на самом деле наделен силой Зеркала Полета Пера, которая замедляла поток пространства вокруг. В этом пространстве показались несколько тонких, казалось бы, прозрачных серебряных игл, что были вынуждены резко остановиться в восьми метрах от него, зависнув в воздухе. В Цзян Чэне закипела безудержная ярость. Этот старик действительно осмелился устроить ему засаду!

Он взглянул на призрачные иглы и ясно осознал, что в них содержатся смертоносные токсины. Причем иглы были прозрачными и невидимыми невооруженным глазом. Если бы Цзян Чэнь не обладал таким сильным сознанием, если бы он не получил Зеркало Полета Пера, его бы постигла ужасная судьба, как только он ослабил бы бдительность. Когда Линь Яньюй увидел парящие в воздухе иглы, его лицо также побледнело.

– Даос Хуан, берегись! Эти серебряные иглы содержат яд.

Цзян Чэнь холодно фыркнул, глядя в сторону старика. Но пока кусты на земле извивались и дергались, старик исчез под землей, как крот. Цзян Чэнь в холодной ярости взмахнул рукой. Импульс темной энергии вырвался из его ладони и разрушил иглы. Он не особо боялся яда. Однако, если бы они были нацелены на его жизненно важные органы, когда он был бы застигнут врасплох, он дорого заплатил бы за свою беспечность. Более того, он не знал этого старика, и тот все же первым делом попытался убить его. Такие порочные методы естественно вызвали гнев Цзян Чэня. Он проверил местность вокруг себя. Помимо шума и суеты на месте, он не смог получить никаких подсказок.

– Какой хитрый ублюдок, – Цзян Чэнь был потрясен. Его противнику действительно удалось так легко сбежать при таких обстоятельствах. Это был нелегкий подвиг. Когда окружающие увидели нападение на Цзян Чэня, они все испугались. Изначально здесь никто не проявлял бдительности. Но в одно мгновение атмосфера наполнилась напряжением. Кто-то устраивал засады!

Как только эта новость распространилась, все занервничали. Они предполагали, что все вместе будут мирно ждать, пока печать откроется, но этого не произошло! Неожиданная жертва, Цзян Чэнь, охватил своим сознанием все вокруг. Когда он не нашел подсказок, он холодно усмехнулся про себя и вернулся на свое прежнее место. Хуан’эр, глубоко обеспокоенная, спросила его:

– С тобой все в порядке?

– Хех, какой бессовестный негодяй. Но меня не так просто достать, – Цзян Чэнь намеренно повысил голос. – Это просто случайность, что ему удалось прорыть себе путь к бегству. Если будет дан второй раз, я научу его вкусу сожаления!

Хуан’эр полностью осознавала способности Цзян Чэня. Поразить его обыкновенной отравленной иглой будет сложно. Выражение лица Линь Яньюя стало несколько озадаченным, но он не ушел. Вместо этого он сел с Цзян Чэнем и Хуан’эр. После этого нападения Цзян Чэнь полностью расширил свое сознание. Однако этот горбатый старик больше не появлялся. Как будто его вообще никогда не было в устье долины.

– Вы даос Хуан? Мой хозяин просит о встрече с вами, – вскоре после того, как Цзян Чэнь сел, на краю его территории внезапно появился и осторожно заговорил молодой человек, одетый в черную мантию.

– Кто твой хозяин? – Цзян Чэнь нахмурился.

– Почтенный принц Шанпин.

Принц Шанпин? Цзян Чэнь нахмурился. Человеческие владения были слишком обширными. Цзян Чэнь побывал не во многих местах и узнал не такое уж и большое количество людей. Кем был этот принц Шанпин?

Линь Яньюй поспешил к нему и пробормотал несколько предложений на ухо Цзян Чэню. После слов Линь Яньюя на лице Цзян Чэня появилась многозначительная улыбка. Он махнул рукой:

– Покажи мне дорогу, – сказав это, он повернулся и взглянул на Хуан’эр. Хуан’эр мирно улыбнулась ему. – Иди, я буду здесь.

Хотя Хуан’эр не могла так легко вступать в бой, Цзян Чэнь прекрасно знал, какого уровня культивирования она достигла. Даже Цао Цзинь, гордость первоклассной секты, был легко побежден ею. Цзян Чэню не нужно было беспокоиться за нее.

– Я скоро вернусь, – сказал Цзян Чэнь и обратился к Линь Яньюю: – Оставайся здесь.

Линь Яньюй изначально хотел последовать за Цзян Чэнем. И не столько из-за любопытства, сколько из-за страха, что Цзян Чэнь снова подвергнется нападению. Однако, услышав бесспорную твердость в тоне Цзян Чэня, он сделал два шага вперед, прежде чем сказать:

– Даос Хуан, будь осторожен. Количество людей все усложняет.

Цзян Чэнь снисходительно махнул рукой перед тем, как последовать за одетым в черное молодым человеком. Молодой человек ничего не предпринял, пока вел Цзян Чэня к абрикосовому лесу, раскинувшемуся слева от входа в долину. В тот момент, когда он вошел в лес, Цзян Чэнь сразу же увидел пейзаж, прежде чем окружение изменилось. Он фактически вошел в формацию, которая превратилась в странное пространство. Даже если люди снаружи войдут в этот лес, они определенно не смогут заметить это пространство, созданное формацией. Цзян Чэнь не останавливался. Осматривая местность, он не почувствовал никакого убийственного намерения.

– Мы пришли, – прежде чем они зашли слишком далеко, молодой человек в черном привел Цзян Чэня на участок пустой земли. Большие куски известняка были беспорядочно разбросаны по земле, образуя неправильный каменный лес. Несколько человек занимали каменный лес. Некоторые из них были без сопровождения, другие сформировали группы из двух или трех человек. Цзян Чэнь огляделся и подсчитал, что всего было около дюжины групп.

– Хе-хе, ты даос Хуан? – из каменного леса вышел человек в тщательно расшитой мантии. Его волосы были зачесаны в высокий пучок, а тонкая борода источала ауру королевской власти.

– Принц Шанпин? – Цзян Чэнь услышал от Линь Яньюя, что этот принц Шанпин был правителем определенной территории. Хотя он был принцем, он не был заинтересован в захвате престола. Вместо этого он был чрезвычайно увлечен боевым Дао. В мире боевых искусств этого человека можно было считать даже известным.

– Хе-хе, это действительно я. О книге нельзя судить по обложке. Даос Хуан, похоже, полон бравады. Все считали тебя дерзким человеком, который говорит и бездействует. Похоже, все они недооценили тебя, – этот принц Шанпин, казалось, оценивал Цзян Чэня, но его слова имели странный оттенок.

Цзян Чэнь равнодушно улыбнулся:

– Что вы хотите сказать? – он не был заинтересован в том, чтобы выслушивать чушь собеседника. Он определенно был выбран из такой большой толпы людей и приглашен сюда не просто для светской беседы.

– Только что старейшина Фэн Хуан оценил твои возможности. Я надеюсь, что мой товарищ даос не обиделся? – принц Шанпин неожиданно улыбнулся груде каменных изваяний.

На поверхности этих каменных изваяний внезапно тут же появилась фигура. Это был именно тот старик, который ранее напал на Цзян Чэня. Старик, казалось, почти не мог поднять веки. Но внезапно его кошачьи глаза открылись, и он бросил взгляд на Цзян Чэня, прежде чем жестоко усмехнулся.

– Не обижайся на меня. Принц Шанпин поручил мне проверить твои способности, вот и все. Если хочешь отомстить, мсти ему. Ко мне это не имеет ни малейшего отношения, – старик умыл руки.

Цзян Чэнь приподнял бровь.

– Принц Шанпин, мы еще не знакомы. Этот метод проверки слишком экстремален, вам так не кажется? – тон Цзян Чэня был явно немного недовольным.

Неожиданно принц Шанпин рассмеялся и ответил:

– Если бы ты знал о моих намерениях, то не винил бы меня. Скорее, даже поблагодарил бы.

Цзян Чэнь усмехнулся:

– Поблагодарить за засаду?

– Даос, засада была направлена на проверку твоей квалификации. Только после того, как ты прошел нашу проверку, ты получил право войти в это место, – тон принца Шанпина был ровным, ни быстрым, ни медленным; даря чувство полного самообладания.

– Войти в сюда? – Цзян Чэнь апатично рассмеялся. – Это всего лишь формация, созданная, чтобы сбивать с толку. Что в ней особенного? – поскольку он произвел на всех впечатление сумасшедшего, то с таким же успехом он мог вести себя немного дико.

Принц Шанпин рассмеялся.

– Даос, я полагаю, ты видел, сколько людей находится снаружи. Безлюдные дикие земли не открывались ни разу за последние десятки тысяч лет. Никто не знает, что внутри. Но, если так много людей попытаются ворваться внутрь сразу, это обязательно приведет к большому хаосу. Если они не будут осторожны, то наткнутся на какой-то могущественный дух и втянут нас, настоящих сильных мастеров, в свой беспорядок.

Настоящих сильных мастеров! Цзян Чэнь ухмыльнулся, когда понял, что имел в виду собеседник. Казалось, что его испытание должно было определить, кто был «настоящим сильным мастером».

В этот момент издалека подошел мужчина средних лет. Он выглядел довольно нетерпеливым, когда сказал:

– Принц Шанпин, потенциал этого негодяя даже не превзошел сферы мудрости. Неужели вам нужно быть с ним таким вежливым? Разрешение ему войти в это место – уже проявление уважения. Почему вы должны так его ублажать?

– Ты прав. Кто из нас, сидящих здесь, не принадлежит к императорской сфере? Позволить парню сферы мудрости войти в это место неуместно с самого начала.

Как только кто-то начал, остальные повторили один за другим. Очевидно, они не признавали право Цзян Чэня войти в это место. Принц Шанпин также не возражал против этих заявлений. Он только с улыбкой смотрел на Цзян Чэня, желая увидеть, как тот поступит. Цзян Чэнь же пожал плечами:

– Что ж, если меня не принимают, я просто уйду.

– Ты только пришел и уже хочешь уйти? – мужчина средних лет холодно рассмеялся, прежде чем заговорил с Принцем Шанпином. – Если вы впустите этого парня сюда, а затем позволите ему уйти, кто знает, что его язык будет трепать, когда он покинет это место? Если он начнет болтать чушь, как только уйдет, он всех взбудоражит. Если несколько тысяч человек начнут создавать проблемы, как мы с этим справимся?

– Да. Поскольку он здесь, мы не можем позволить ему уйти.

Выражение лица Цзян Чэня потемнело, когда он холодно рассмеялся.

– Что ж, не говорите мне, что это приглашение, после которого планируется убить гостя?

Принц Шанпин махнул рукой в несогласии. Затем внезапно его губы изогнулись в скрытной улыбке:

– Дамы и господа, пожалуйста, успокойтесь. Наш дорогой даос Хуан, может быть, только в сфере мудрости, но уровень его сознания огромен и сопоставим с любым из вас. Мы определенно могли бы использовать в нашем путешествии мастеров с сильным сознанием. Более того, чем больше таких людей, тем лучше.

– Даже если его сознание – искупительное качество, у него недостаточно потенциала. Разве мы не будем нужны ему, чтобы защищать его?

– Точно. Мы будем таскать за собой мертвый груз. Разве он не создаст проблемы для нас? – один за другим они все начали бросать различные слова презрения в адрес Цзян Чэня в крайне недружелюбном тоне.

Цзян Чэнь только усмехнулся. Он был более или менее уверен, что это был тот союз, о котором говорил Линь Яньюй. Скорее всего, они собрались вместе в надежде контролировать экспедицию в пустынные дикие земли.

– Продолжайте обсуждение на своем досуге. Мне неинтересно слушать вашу чепуху, – сказал Цзян Чэнь. Он неторопливо достиг края формации.

Принц Шанпин был поражен. Вступить в его формацию было легко, а вот уйти – нет. Выход был очень хорошо замаскирован. Обычный человек точно не смог бы его найти. Но этот молодой практик фактически добрался к краю формации всего за один шаг! Уровень его сознания и наблюдательности сильно потряс принца Шанпина.