Глава 878. Эксперты устанавливают правила

После серии непрекращающихся споров некоторые правила были, наконец, согласованы. Первое правило гласило, что каждой присутствующей фракции разрешалось привести с собой трех подчиненных. Не имело значения, состояла ли эта фракция из одного практика, пары или целой команды. Все они считались одной «фракцией», и количество подчиненных, закрепленных за каждой из них, было одинаковым. Это конкретное правило очень долго обсуждалось. В конце концов, практиков-одиночек было больше, чем пар или групп. Таким образом, меньшинству ничего не оставалось, кроме как уступить большинству.

Цзян Чэнь понимал необходимость этого правила. Те, кто пришел группами, уже стартовали с численным преимуществом. Если бы им разрешили привести с собой еще больше подчиненных, разница в силе между практиками, пришедшими парами или группами и одиночками, стала бы слишком очевидной. Это могло бы слишком сильно изменить баланс сил в пользу более крупных групп. В конце концов, это не было дружеским сотрудничеством между братьями – все здесь держались начеку друг против друга. Никто не хотел видеть, как сила другого растет настолько, что это нарушает баланс. Это конкретное правило не беспокоило Цзян Чэня. Хуан’эр и Линь Яньюй займут лишь два из трех выделенных мест. Поэтому трех мест ему было более чем достаточно.

Второе правило гласило, что общее количество гостей пустынных земель, включая всех присутствующих вместе со своими подчиненными, не должно превышать пятисот человек. Пятьсот – это абсолютный предел. Третье правило гласило, что каждый должен соблюдать правила и что при необходимости они могут применять силу для обеспечения их соблюдения.

Четвертое правило гласило, что, войдя в дикие земли, каждый мог либо сотрудничать друг с другом, либо работать в одиночку, если он этого пожелает. Альянс не будет ограничивать чей-либо выбор.

***

После четвертого правила появилось еще несколько основных второстепенных правил, но Цзян Чэнь не особо заботился о них. Он мог вообразить, что обычным практикам, оставшимся снаружи, не останется ничего другого, кроме как подчиниться, поскольку эти правила будут навязывать им практики императорской сферы. В этом не было никаких сомнений. Из всех этих правил его больше всего волновало четвертое.

Войдя в дикие земли, каждый мог выбрать сотрудничество друг с другом или работу в одиночку. Альянс не будет ограничивать выбор. За этим правилом скрывался особый смысл. На самом деле это правило означало, что они больше не будут на одной стороне после того, как войдут в пустынные дикие земли. Поскольку у них больше не было никаких отношений друг с другом, любой мог сразиться с любым другим до смерти за что-нибудь ценное. Никакие действия не будут считаться «слишком грязными». Короче говоря, закон джунглей начнет действовать сразу же после того, как они войдут внутрь.

Цзян Чэнь очень хорошо понимал это правило.

Группа разошлась после того, как правила были установлены. Как только Цзян Чэнь собирался вернуться на свою территорию, сзади внезапно раздался притягательный голос:

– Пожалуйста, подождите, даос Хуан.

Цзян Чэнь пробыл здесь недолго, но уже уловил характеристики каждого. Он сразу понял, кто его зовет, как только услышал голос. Практик в одеждах ученого быстро подошел к Цзян Чэню. Его одежда делала его больше похожим на ученого, спешащего в столицу на имперские экзамены, чем на практика.

– Можно мы поговорим где-нибудь наедине, даос Хуан?

Цзян Чэнь вспомнил этого парня. Его звали Лу Шинань, он был одним из немногих практиков, которые не проявили по отношению к нему никакой враждебности. Однако это не означало, что Цзян Чэнь ослабит бдительность перед этим человеком. Они прошли в укромный уголок, прежде чем Лу Шинань улыбнулся.

– Я очень впечатлен силой вашего сознания, даос Хуан.

– Вы можете забыть о любезности и перейти к делу, даос Лу.

Лу Шинань не выказал гнева, лишь улыбнулся:

– Есть кое-что, о чем я хотел бы с вами поговорить.

– Если я правильно помню, мы с вами не знакомы, так о чем именно вы хотите поговорить?

– Возможно, раньше мы и были незнакомцами, но можем стать друзьями позже, не так ли? У вас, может быть, вспыльчивый характер, но я все равно считаю вас более достойным доверия, чем этих коварных парней.

Цзян Чэнь не воспринял эту похвалу слишком серьезно. В конце концов, красивые слова ничего не стоят.

– Дело вот в чем. Я заметил, что раньше вы смогли уверенно справиться с засадой старины Фэн Хуана, так что я предполагаю, что ваша истинная сила не слабее нашей, практиков императорской сферы. Почему бы нам не объединить силы после того, как мы попадем в дикие земли?

Цзян Чэнь улыбнулся.

– Вы хотите заключить союз? Дайте же мне повод доверять вам.

На что Лу Шинань ответил:

– Я пришел один, поэтому уверен, что эти люди будут смотреть на меня свысока, а на вас – тем более. Если мы не объединимся сейчас, как только войдем в дикие земли, мы обязательно станем их первой целью. Как говорится, беда не приходит одна, поэтому я подумал, что мы должны объединить усилия и защитить друг друга.

Цзян Чэнь должен был признать, что предложение Лу Шинаня имело большой смысл. К несчастью для него, Цзян Чэнь сейчас не был заинтересован в союзе с кем-либо. Он не мог довериться совершенно незнакомому человеку.

– Извините, но у меня уже есть товарищи. Пожалуйста, найди себе другую руку помощи, даос Лу, – Цзян Чэнь вернулся на свою территорию после того, как отклонил предложение Лу Шинаня поработать вместе.

Он отсутствовал недолго, но количество практиков явно увеличилось. Хуан’эр огляделась с легким беспокойством.

– Собирается все больше и больше людей.

Цзян Чэнь тихо вздохнул. Их прибытие было бессмысленным, поскольку им суждено было застрять перед входом в пустынные дикие земли. Союз императоров уже был сформирован, и правила уже были установлены.

– Не волнуйся, – Цзян Чэнь мягко похлопал Хуан’эр по руке. – Большинство из этих людей – просто случайные прохожие. В любом случае они не имеют права войти в дикие земли.

Хуан’эр с любопытством посмотрела на него:

– У тебя есть новости?

Цзян Чэнь слегка кивнул и мысленно передал все Хуан’эр. Хотя Хуан’эр находила моральные качества этих мастеров императорской сферы несколько неприятными, она считала правила вполне разумными. Когда она вспомнила, как много практиков непрерывно направлялись в пустынные дикие земли, по какой-то причине ее инстинкты предостерегали ее. Она была немного подозрительна и обеспокоена сложившейся ситуацией. Однако она не могла объяснить, почему она так себя чувствовала.

– Правила будут объявлены завтра утром. Подождем до тех пор.

Хуан’эр задумчиво кивнула и нежно схватила Цзян Чэня за руки. Парочка прильнула друг к другу.

Еще больше странствующих практиков появилось за ночь, и пространство перед входом в долину стало более шумным и переполненным. Когда наступило утро, Цзян Чэнь увидел море голов. Теперь за пределами диких земель собралось не менее десяти тысяч человек.

Именно в этот момент ученик принца Шанпина подошел, чтобы снова пригласить Цзян Чэня на собрание. Все эксперты, участвовавшие во вчерашнем заседании альянса, собрались в одном месте. Принц Шанпин, назначенный лидером альянса, встал на возвышенности и с силой распространил свою ауру на окружающую среду, когда решительно произнес:

– Пожалуйста, тишина!

Могущественная аура практика императорской сферы хлынула вокруг, как шторм. Мощные астральные ветры взметнулись во всех направлениях, как будто внезапно возникли огромные приливные волны. Каждый практик в пределах тысячи метров от принца Шанпина оказался сбит с ног этим ветром. Некоторые более слабые практики даже выплюнули кровь и пошатывались. Цзян Чэнь знал, что принц Шанпин подавал убедительный пример своим проявлением силы.

– Я хотел бы сказать несколько слов вам всем, – его тон был апатичным, но в тембре его голоса безошибочно угадывалась сила эксперта. – Мне все равно, откуда вы и что собираетесь делать в пустынных диких землях. Я просто хочу сказать, что эти дикие земли – не то место, куда сможет войти каждый. В интересах всех собравшихся, величайшие мастера собрались на собрании и установили несколько правил. Я собираюсь объявить их всем вам. Как только правила будут провозглашены, я надеюсь, что те, кто их понимает, уйдут по собственному желанию. Те, кто этого не сделает, могут остаться, но не смогут сделать ни шагу дальше, в дикие земли. Если вы захотите вторгнуться в эту запретную землю силой, тогда смерть – ваш единственный выход! – они собирались сыграть роль злодея, поэтому принц Шанпин говорил серьезно.

В тот момент, когда он умолк, весь район охватил шум.

– Что?! Я не ослышался? Какие еще правила и кто их установил?

– Ага, кем вы себя возомнили? Думаете, что являетесь лидерами всех людей? Почему мы должны подчиняться установленным вами правилам?

– Катитесь вы, мы все здесь странствующие практики, так почему же вы притворяетесь великим и могущественным? – все эти странствующие практики были грубыми и непокорными людьми, поэтому первой мыслью, пришедшей им в голову после слов принца, стал немедленный отказ. Даже если бы вместо голов у них были задницы, было ясно как день, что эти правила были для них невыгодны. Они знали, что эти так называемые «правила» были подготовлены для меньшинства, чтобы защитить их интересы и не дать другим отобрать кусок пирога.

Несколько лучей света появились из-за спины принца Шанпина сразу после того, как крики пронеслись по воздуху. Лучи сразу же пронзили толпу ужасающими атаками, которые сразили самых громких жалобщиков и унесли их прочь. Леденящие кровь крики раздались почти одновременно с уходом этих лучей. Практики, которые только что насмехались над принцем Шанпином, растворились в воздухе, оставив после себя лишь лужи плоти и крови. Эта жестокая сцена заставила практиков, окружавших жертв, побледнеть и быстро отступить. Никто из них не хотел попасться в ловушку этого ужасного намерения. Практики императорской сферы, стоящие позади принца Шанпина, апатично улыбнулись.

– Продолжайте, пожалуйста.

У принца Шанпина было все тоже невыразительное лицо, когда он продолжил:

– Я не стану повторять дважды. Любого, кто посмеет прервать меня, пока я говорю, постигнет та же участь, что и их.

Этих людей убили, чтобы показать пример. Какое-то время сцена была такой тихой, что можно было услышать даже падающую булавку. Каждый странствующий практик выглядел бледным и напуганным, несмотря на гнев, который они испытывали по поводу несправедливости правил. Мощь практика императорской сферы была чем-то, что каждый здесь должен был уважать. Но теперь впереди стояла целая группа. Было очевидно, насколько они могущественны и устрашающи. Цзян Чэнь был внутренне ошеломлен сценой, которая только что развернулась перед ним, но даже он не мог остановить их.

Принц Шанпин окинул своим холодным взглядом все место и продолжил:

– Пустынные дикие земли были запретной землей с древних времен. Хотя новости об их открытии публично не распространились, здесь уже десятки тысяч людей. Если мы позволим войти всем сразу, ситуация неизбежно превратится в великий хаос. Кто-то может даже случайно навлечь на нас большие неприятности. Поэтому мы решили ограничить количество участников до пятисот человек. Мы зарезервировали триста из этих мест, а оставшиеся двести оставляем вам на выбор. Помните, не жалуйтесь на правила и не пытайтесь создавать проблемы. Если вы действительно способны, то станете одним из квалифицированных участников. В противном случае вы умрете, даже если мы позволим вам войти в пустынные дикие земли. И, конечно же, само собой разумеется, что мы не позволим войти в это место бесполезным отбросам, – его тон был безжалостным, как холодное оружие. Никто не осмелился опровергнуть его доводы.