Глава 894. Сражение с Лу Шинанем

Лу Шинань не мог перестать думать о том, как бы ограбить Цзян Чэня. Сокровища, достаточно сильные, чтобы сокрушить принца Шанпина, должны были быть необычными! Он был человеком с амбициями, укрывающимся под крылом расы демонов, потому что достиг препятствия на пути своего культивирования. Он знал, что никогда не сможет стать сильнейшим из сильных. Таким образом, он выбрал менее популярный путь – продать свою душу, так, чтобы раса демонов стала сильным покровителем, в котором он нуждался. Вот почему Лу Шинань забыл все свои принципы.

Войдя в Долину Мириады Трупов, Цзян Чэнь первым делом заметил, что аура Инь стала еще плотнее, чем три дня назад.

«Такое большое изменение за такой короткий промежуток времени. Захватническое влияние расы демонов становится все более очевидным. Лесные Демоны, Демоны-Тени… Интересно, сколько еще ветвей шевелится?» – он был очень опечален своим открытием. Поскольку фракции в пределах человеческих владениий все еще сражались друг с другом, раса демонов уже бушевала от беспокойства. Они были готовы возродиться в любой день. Люди же были не в состоянии вступить с расой демонов в битву не на жизнь, а на смерть.

Цзян Чэнь не стал думать дальше. Он только хотел покинуть это ужасное место и найти более безопасное, чтобы снять проклятие Хуан’эр. Его дорога будет нелегкой. Через пятнадцать минут Цзян Чэнь заметил многочисленные толпы практиков. Он видел, как многие шли по дороге назад. Путь был только один, поэтому было естественно их заметить.

«Почему их так много?» – Цзян Чэнь нахмурился. – «И они не из тех пятисот человек, которые вошли со мной, да? Разве они не остались во внешней долине?»

Чем больше он думал об этом, тем страннее казалось ему положение. Эти практики явно обладали разной степенью силы. Некоторые были даже простыми практиками сферы истока. Первые пять сотен практиков определенно были сильнее этого уровня. Единственным объяснением была проблема с входом. Должно быть, в это ужасное место вошло больше практиков.

Цзян Чэнь горевал по ним. Они думали, что здесь их ждут несметные богатства. Как они могли знать, что вокруг них были смертоносные ловушки? Сокровища, конечно, тоже были, но у простых людей не было возможности добраться до них.

«Эти люди явно одержимы демонической аурой. Выражения их лиц заметно вялые, а характерные черты живых не сохранились. Эти люди были демонизированы?» – Цзян Чэнь обратил пристальное внимание на этих практиков. Им не хватало важных признаков, которые можно было увидеть у каждого человека. По правде говоря, они больше походили на ходячих мертвецов, находящихся под демоническим контролем. Он знал, что у расы демонов было множество способов взять под контроль других и использовать их в качестве своих марионеток, поэтому было разумно сделать вывод, что эти практики уже стали слугами демонов. Таким образом, он лишь хотел избежать дальнейших неприятностей.

Внезапно земля под ним странно зашевелилась. Цзян Чэнь поспешно активировал свои крылья цикады, устремившись в небо. Земля на том месте, где раньше были его ноги, оказалась вспахана, как если бы разъяренный бык проник в нее. Бесчисленные костяные призраки взлетели вверх из-под земли, агрессивно бросаясь на него. Он не в первый раз видел костяных призраков. Это были не особо сильные демонические войска. Не желая ввязываться в драку, он постоянно светил своим Зеркалом Полета Пера, чтобы уменьшить скорость призраков. Тем временем он с Хуан’эр пытался прорвать окружение.

Однако аура Инь в Долине Мириады Трупов была слишком густой. Несмотря на то что он сохранял низкую высоту, Цзян Чэнь все еще чувствовал усталость. Ему приходилось отдыхать после каждого недолгого пребывания в воздухе. К счастью, хотя Пятицветный Божественный Меч имел проблемы с убийством прародителя паразитов Лесных Демонов, он достаточно легко справлялся с местными костяными призраками. При каждом взмахе большие куски костей разлетались в разные стороны. Свет от меча вырывался наружу, как лев, бросающийся на стаю ягнят, беспрепятственно атакуя свою добычу.

Его Глаз Бога внезапно загорелся, когда Цзян Чэнь посмотрел на Лу Шинаня, который командовал призраками из-за угла. Как белый журавль, летящий на молнии, Цзян Чэнь бросился к этому практику. Кончик его пальца содержал мощь Галактического Режущего Удара. Он несся к скрывающемуся Лу Шинаню, как падающий метеорит.

– Айя! – Лу Шинань никак не ожидал столь внезапного нападения Цзян Чэня. Он попытался ответить ему. К счастью для него, он был практиком императорской сферы. Его личная сила была при нем не только для галочки. Он уклонился от смертоносной атаки Цзян Чэня, повернувшись всем телом.

В то же время он с кряхтением сдвинулся, чтобы спрятаться еще глубже в тени. Как практик императорской сферы, он не боялся Цзян Чэня. Он был больше обеспокоен предыдущим поражением принца Шанпина. Как осторожный человек, Лу Шинань не собирался встречаться лицом к лицу с Цзян Чэнем, не поняв сначала своего противника.

– Лу Шинань, ты объединился с демонами и продал свою душу. Я бы хотел посмотреть, куда ты сегодня сбежишь! – Цзян Чэнь наступал ему на пятки. Он направил свое Зеркало Полета Пера в спину Лу Шинаня. Воздействие силы зеркала было похоже на прикосновение к электричеству. Тело Лу Шинаня на мгновение расслабилось. Цзян Чэнь быстро приблизился. Подняв Магнитную Золотую Гору высоко в воздух, он одним движением обрушил ее на череп Лу Шинаня.

– Пф-ф! – Лу Шинан понял, что сегодня он не сможет уйти без боя. Последовательно выполняя многочисленные жесты, он вызвал рядом с собой большой котел, и серебристый свет из него поймал золотую гору, даже оттолкнув ее.

Цзян Чэнь снова блеснул своим зеркалом на Лу Шинаня, не останавливаясь ни на секунду. Тем не менее практик, похоже, заметил зеркало Цзян Чэня. Он бросился в сторону в тот момент, когда ладонь Цзян Чэня двинулась. Магнитная Золотая Гора и серебряный котел Лу Шинаня боролись друг с другом, неоднократно сталкиваясь.

Не обращая внимания на свою гору, Цзян Чэнь снова приказал своему Чарующему Лотосу Льда и Пламени действовать. Бесчисленные лозы лотоса полетели по земле, обвиваясь вокруг ног Лу Шинаня. Лу Шинань ухмыльнулся и топнул. Множество защитных деревянных кольев тут же поднялись вокруг него, чтобы противостоять этим лозам. Обвиваясь вокруг кольев, виноградные лозы не могли дотянуться до самого Лу Шинаня.

«Как это могло произойти?» – Цзян Чэнь подумал, как это странно, что у Лу Шинаня были меры противодействия всем его методам. Подумав, он понял, что в этом был смысл. Его предположение заключалось в том, что принц Шанпин, должно быть, попросил Лу Шинаня стать его союзником, планируя вместе с ним сразиться с Цзян Чэнем. Принц, должно быть, и не предполагал, что Лу Шинань уже присоединился к расе демонов.

– Малыш, почему ты не используешь остальные методы? – Лу Шинань хихикнул, кружа вокруг Цзян Чэня на большом расстоянии. Он не хотел вступать в прямую конфронтацию с ним. Очевидно, он хотел увидеть, сколько методов Цзян Чэнь на самом деле способен предложить. Конечно, у Цзян Чэня было много уловок в рукаве. Однако его мозг работал на пределе возможностей, чтобы найти лучшее решение. В пылу мгновенья он активировал диск формации. Мгновенно материализовалась Древняя Формация Убийства.

Лицо Лу Шинаня сразу же покраснело. Он обнаружил, что уже вошел в формацию Цзян Чэня.

– Ты… ты еще и мастер формаций? – он был немного удивлен.

Цзян Чэнь холодно улыбнулся.

– Лу Шинань, у меня нет причин щадить тебя сегодня. Ты присоединился к демонам и охотно служишь их информатором и лакеем.

– Убить меня? С чем, с твоей недоработанной формацией?

Древняя Формация Убийства имела три уровня. Цзян Чэнь активировал средний уровень сложности. Так была хоть какая-то надежда доставить Лу Шинаню немного неприятностей. Однако у перебежчика явно было сокровище, способное побеждать боевые формации. Вспышка сияния возвестила о попытке насильственного прорыва.

Цзян Чэнь ответил взмахом своего зеркала. Сильно пораженный Лу Шинань поспешил увернуться. Он знал, что у его врага был метод, который мог замедлять как людей, так и атаки. Для него это была смертельная угроза. Его прорыв не был задержан из-за маневра. Он, как и все остальные, знал, что чем дольше вы остаетесь в формации, тем больше рискуете. Внезапно клубы зеленого дыма поднялись из формации и устремились к нему. Лу Шинань попытался отогнать дым рукавом. Он быстро обнаружил, что дым был немного странным. В нем была странная сдерживающая сила.

– Что это, черт возьми? – Лу Шинань ахнул от недоумения. Он вспомнил, что принц Шаньпин рассказал о битве с Цзян Чэнем.

Цзян Чэнь использовал мятный женьшень в своей битве против принца, так что Лу Шинань был немного знаком с этим нападением. Используя резервы своих сил, он, наконец, вырвался из оков зеленого дыма. Лу Шинань махнул рукой, и в ней появился складной веер.

– Прими-ка это, малыш! – сам веер имел тектоническую силу. Он плыл к Цзян Чэню с непреодолимой силой двух гор.

*Бац!*

Цзян Чэнь увернулся от атаки и упал на землю.

– Хм? – Лу Шинань был поражен. У ребенка была сильная атака; но у него не было защиты, чтобы соответствовать уровню атаки. Этого не могло быть. Принц Шанпин сказал, что он не смог прорвать оборону этого парня даже с помощью восьми статуй. Неужели Цзян Чэнь использовал Талисман Защиты, чтобы обрести такую абсурдную защиту, и без него он был бы довольно слаб? Бесчисленные мысли пронеслись в голове Лу Шинаня. Обдумывая ситуацию, он обнаружил, что упавший «Цзян Чэнь» на самом деле ненастоящий. Это была лишь иллюзия, созданная Чарующим Лотосом Льда и Пламени. Открытие это было далеко не обнадеживающим. – Ох, дело плохо.

Лу Шинань хотел повернуться, но был встречен несколькими золотыми четками, катящимися под ногами.

– Что это? – бусины не представляли опасности, но из-за необычности сцены он инстинктивно отступил. Как только он это сделал, Лу Шинань понял, что недооценил сложившуюся ситуацию. Бусы закружились по земле, а затем мгновенно превратились в нескольких солдат в золотых доспехах. Они набросились на него без колебаний.

– Прочь! – Лу Шинань был теперь очень расстроен. С ним постоянно играл этот юноша, а он все еще не вырвался из формации. Это была неприятная ситуация. Волны его складного веера оттолкнули золотых солдат. Однако солдаты казались неизменно стойкими – они возвращались каждый раз после того, как их отбрасывали, и их свирепость возрастала с каждым отскоком.