Том 10. Глава 32. Скрытая правда

В полдень скоростной корвет покинул пределы Крепости Волчьего Клыка и направился к отдалённой долине, расположенной в одном из уголков Великого Коридора. Здесь обитало одно большое и три маленьких племени оборотней.

Цянь Е выбрал случайное место на карте, и они немедленно отправились в путь, чтобы Эска не смог подготовить фальшивое представление или устроить засаду.

Сун Хуэй нашла пару минут, чтобы остаться с Цянь Е наедине и поделиться своими опасениями:

— Это точно какой-то заговор! У этого вонючего волка наверняка есть план!

Было ясно, что девушка очень настороженно относится к графу Эске. Даже сам Цянь Е отметил, что его оценка численности оборотней постоянно увеличивается. Сейчас ему не казалось странным, что Чжэн не смог завоевать территорию оборотней, даже имея подавляющую разницу в развитии и такого талантливого генерала как Сюй Цзинсюань.

Однако у Цянь Е имелись свои соображения по этому вопросу:

— Разумеется, у него есть план, иначе зачем он всё это делает? Если подчинить эту армию оборотней так легко, то любой аристократ с Сумрачного Континента уже бы давно покорил Крепостной Континент. Что же до заговора… скоро мы узнаем, существует ли он или нет.

Это путешествие оказалось очень недолгим и вскоре они добрались до места назначения.

Для многих наёмников это был первый визит в деревню оборотней в качестве гостей, а не захватчиков. Но даже Цянь Е, который видел множество поселений оборотней на Континенте Вечной Ночи, был изрядно удивлён открывшейся ему картиной.

По сравнению с оборотнями на других континентах, местные племена оказались гораздо примитивнее. Все постройки были сделаны из дерева и необожжённых глиняных кирпичей, а конусообразные крыши застилались сухой травой. Сама деревня была огорожена даже не стеной, а деревянным частоколом, без малейшего намёка на защитный вал. Внутри посёлка выделялись многочисленные высокие столбы, на которых сушилась разнообразная дичь. Количество добычи казалось приличным, но основными трофеями охотников были дикие куры и утки. Среди них оказалось очень мало крупных животных.

Увидев, как Цянь Е входит в деревню, многие оборотни вышли из своих хижин и теперь молча наблюдали за гостями. Среди них практически не было сильных и молодых мужчин, но имелось множество женщин и детей. В этом не было ничего удивительного, ведь большинство воинов находились среди призванных войск. Странность заключалась в том, что в племени осталось слишком мало стариков. Помимо оборотней, здесь были и варги, которые лениво лежали в тени и время от времени виляли хвостами.

Одежда большинства оборотней была изготовлена из звериных шкур, но многие дети вышли на улицу голышом и даже некоторые женщины одевались только ниже пояса.

На кухонных столах рядом с хижинами виднелась крупа и высушенные фрукты. Их смешивали с мелко нарубленным сушёным мясом и варили своеобразную кашу, которая служила основной частью их рациона. Проблема заключалась в том, что в этой каше было слишком мало мяса, словно еде просто пытались предать мясной аромат.

Оборотни смотрели на гостей с любопытством и явным трепетом, но в целом вели себя на удивление равнодушно и слегка заторможенно. Казалось, что тяжёлая повседневная жизнь истощила весь их энтузиазм и страсть.

Цянь Е никогда не интересовался жизнью племён с точки зрения нейтрального наблюдателя, поэтому не ожидал, что местные оборотни живут в настолько ужасном положении. На мгновение ему вспомнилась свалка на Континенте Вечной Ночи.

Оборотни считались хищной расой, или, как минимум, были близки к таковым, поэтому нехватка мяса отрицательно сказывается на их росте. Цянь Е знал, что Империя использовала эту особенность и кормила пленных оборотней только зерновой пищей. Примерно через неделю даже самые сильные оборотни полностью истощались и больше не могли сопротивляться, не говоря уже о побеге или восстании.

Но оборотни Великого Коридора выглядели так, словно давно привыкли к этой, практически вегетарианской диете… вернее им пришлось привыкнуть.

Пока Цянь Е рассматривал детали деревенской жизни, старый шаман-оборотень резко втянул воздух и закричал:

— Это же Его Величество! Его Величество Цянь Е!

Он бросился к Цянь Е, рухнул на колени и начал целовать его боевые ботинки. Поднялся большой переполох и всё племя рвануло к нему, словно разом поддавшись безумию.

Генералы наёмников были полностью ошарашены, а некоторые даже приготовили своё оружие.

Эска выпустил свою ауру, чем шокировал всех членов племени, и громко закричал:

— Все вы, отойдите назад и держитесь на почтительном расстоянии! Если кто-то посмеет оскорбить Его Величество, с него сдерут кожу и подвесят на столбе!

Цянь Е впервые увидел, как этот граф тёмных рас и умелый снайпер, который всегда сражался с исключительным терпением, проявил свою врождённую свирепость и безжалостность. Его угроза оказалась невероятно эффективной: все члены племени рухнули на колени и поползли назад, открывая путь к центру деревни.

Цянь Е хмуро взглянул на Эску:

— С чего такое обращение?

— Вы всё поймёте, когда посетите алтарь предков и увидите его собственными глазами, — уважительно ответил Эска.

Цянь Е мельком взглянул на оборотня и направился к самой большой хижине деревни. В ней располагался жертвенный алтарь — главная святыня любого племени. Не говоря уже о посторонних, даже сами оборотни не могли зайти сюда без уважительной причины. Однако несколько шаманов совершенно не возражали принять неожиданных гостей и поприветствовали Цянь Е, также опустившись на колени и склонившись к земле.

По-прежнему хмурый, Цянь Е прошёл через дверь и обнаружил, что внутри хижины царит совершенно другой мир. Но куда сильнее его поразило то, что он действительно ощутил собственную ауру со стороны алтаря предков. Цянь Е практически не сомневался, что в данный момент только он обладает настолько чистой тёмно-золотой энергией крови, поэтому ошибка была исключена.

В центре алтаря предков, родовые тотемы племени были расставлены вокруг единственной металлической эмблемы. Она была изготовлена из стали, но обработана слишком грубо и примитивно, из-за чего края металла не могли похвастаться ровными углами или идеальной окружностью. В Империи эту поделку сочтут обычным мусором и вряд ли дадут больше пары медных монет.

Если в ней и было что-то особенное, то это едва заметный отпечаток тёмно-золотой энергии Цянь Е. Как и ожидалось, эта эмблема была одной из тех, которые он наполнял своей энергией крови по просьбе Эски. Если подумать, в то время Цянь Е был уверен, что оборотням просто нужны знаки отличия, которые будут служить доказательством принадлежности во время боевых действий. Подобная система широко распространена не только в Вечной Ночи, но и в Империи. Кроме того, эмблемы по-настоящему важных экспертов всегда выделялись уникальной аурой, поэтому подделка была невозможна.

Кто же знал, что этот грубый и небрежно выполненный предмет займёт место в центре родового алтаря крупного племени оборотней и будет почитаться как святая реликвия?

Цянь Е взял эмблему и внимательно её осмотрел, после чего вернул на алтарь. Он не мог не отметить, что даже спустя несколько недель, оставленная им аура крови не ослабла, а наоборот, слегка усилилась. Но разве это не означает, что поклонение оборотней может усиливать вампирскую энергию крови?

— И что всё это значит? — спросил Цянь Е.

— Вы сами всё видите. Оборотни Великого Коридора признали вас своим истинным королём. Ваше место в их сердцах уникально и уже превзошло предков. Поэтому вам не нужно сомневаться в нашей преданности.

Цянь Е холодно усмехнулся:

— И ты думаешь, я в это поверю? Что ты им сказал, чтобы добиться такого результата?

Эска опустился на одно колено:

— Ваше Величество, это чистая правда. Не только они, я и мои соплеменники тоже верим, что вы — истинный король, который выведет нас из этого отчаянного положения.

Голос Цянь Е заметно похолодел:

— И в чем же причина такого доверия? Я ведь показал вам энергию крови. На верхних континентах вампиры и оборотни являются кровными врагами и уже тысячи, если не десятки тысяч лет, ведут между собой священную войну.

— Ваше Величество…

— Я не хочу слышать это обращение.

Эска поперхнулся и ещё ниже опустил голову:

— Как пожелаете.

Он взял небольшую паузу, чтобы привести свои мысли в порядок, и продолжил:

— Верхние континенты слишком далеки от нас, а священная война — это просто старинная легенда. Оборотни Великого Коридора имеют очень простые желания, и главное из них — жить.

Голос Цянь Е оставался холодным:

— Все расы хотят жить. Давай ближе к делу, или это всё, что ты можешь мне сказать?

— Для оборотней Великого Коридора даже выживание может считаться роскошью. Чтобы племена не вымирали, у нас нет другого выбора, кроме как воевать. Это не наше желание, у нас действительно нет выхода. Воин должен либо принести военные трофеи с поля боя, либо погибнуть в бою, чтобы облегчить бремя всего племени. Великий Коридор не может прокормить так много оборотней, поэтому некоторым приходится умирать, чтобы другие могли жить.

Это была мрачная и простая правда.

Именно борьба за жизненное пространство стала причиной непрекращающихся войн во всём мире Вечной Ночи. Вражда между фракциями, внутри фракций, и даже внутри каждой расы — различались только интенсивность и ожесточённость. С этой точки зрения, положение племён оборотней в Великом Коридоре действительно было хуже, чем в большинстве других мест.

Сюй Цзинсюань внезапно спросил:

— Из-за этого вы год за годом нападаете на Чжэн?

Эска кивнул:

— Это главная причина. Неужели вы думаете, что кто-то захочет атаковать хорошо защищённую крепость просто из собственной прихоти?

Сюй Цзинсюань раздражённо фыркнул. Каждый год, с лета до осени, оборотни совершали набеги на границы Чжэна, похищая припасы и ресурсы. Они налетали, как порывы штормового ветра, и также стремительно уходили назад. Даже опираясь на крепостные укрепления, защитники границы несли ощутимые потери. За годы командования гарнизоном западной границы, многие знакомые лица сменились именами на надгробных плитах.

Если смотреть только на потери, оборотни страдали гораздо сильнее, чем люди. Но даже увидев в каких условиях живут оборотни, и осознав, что они сражаются, чтобы просто уменьшить свою численность, Сюй Цзинсюань не мог внезапно растрогаться и проявить к ним сочувствие. Ненависть остаётся ненавистью.

Один из генералов-наёмников внезапно спросил:

— Вы не можете прокормить себя сами, поэтому решили сдаться, чтобы господин кормил вас?

Эти слова выразили догадки большинства людей, и на оборотне скрестилось множество разгневанных взглядов.

Однако граф поднял голову и посмотрел в глаза Цянь Е. Его взгляд оставался уверенным, в нём отчётливо ощущались смелость, гордость и честность, но не было даже намёка на панику и страх, характерные для тех, чью уловку внезапно раскрыли.

— Мы сдались, потому что хотим жить.

Услышав эти слова, многие генералы наёмников пренебрежительно фыркнули и одарили оборотня новой порцией гневных взглядов. Только два служителя из Храма Грозового Льда оставались совершенно бесстрастными, и никто не мог сказать, о чём они сейчас думают.

Эска внезапно повысил голос:

— Но мы не хотим, чтобы вы просто кормили нас, господин! Все оборотни — прирождённые воины, наши предки рождались и умирали в пламени войны. Мы сами можем себя прокормить! Я признаю, что сейчас нам нужна ваша помощь, но только потому, что в это время года женщины должны рожать детей и им нужно больше есть! И ещё я надеюсь, что старики доживут до ближайшего урожая.

Цянь Е заметил неоднозначность последних слов и спросил:

— Что ты имел в виду, говоря о стариках?

Эска жестом указал на нескольких пожилых шаманов, а тон его голоса внезапно стал тяжёлым:

— В Великом Коридоре только шаманы и целители могут дожить до старости. Остальные отправляются на поле боя, прежде чем начнут слабеть, или уходят в горы, чтобы найти место для спокойной смерти. Поэтому в деревне нет стариков. У оборотней Великого Коридора нет права на старость.

Несколько простых слов, но они несли бесконечно тяжёлый груз.

Даже Сюй Цзинсюань и наёмники не смогли ничего сказать. Более того, среди командиров Тёмного Пламени, генералы с нейтральных земель и бывший командир Чжэна прониклись этими словами гораздо сильнее, чем люди из Дома Сун. В этом тёмном мире человеческая раса всегда оставалась самой слабой. Будь то нейтральные земли, или такая маленькая страна как Чжэн, судьба обычных гражданских и ветеранов, которые больше не могут сражаться, не сильно отличалась от этих оборотней.

Только великая Империя Цинь, со своим тысячелетним существованием, могла обеспечить на внутренних землях относительный мир и позволила людям не беспокоиться о таких вещах как «отдых» и «покой».

Цянь Е продолжал смотреть на Эску, но его взгляд был направлен не на оборотня, а куда-то в глубины пустоты… а может, и на конкретную точку в реке времени.

Через некоторое время Цянь Е спросил:

— Чего вы от меня хотите?