Том 5. Глава 146. Обезглавливание генерала

Выражение лица Лютера стало крайне мрачным, когда он медленно вытащил свой меч. Вертикальный глаз на лбу слегка дернулся и черный туман заклубился вокруг демона, принимая форму крылатой рыбы со зловещими шипами по всему телу — это был наследственный тотем клана Йерусон.

Он пристально посмотрел на Цянь Е и медленно произнес:

— Такой оппонент, как ты, достоин моего серьезного обращения. Назови имя своего рода!

Но Цянь Е не намеревался попусту сотрясать воздух. Его глаза наполнила лазурь, когда активировалась способность зрения — острая боль скрутила изначальный очаг Лютера, заставив того на мгновение задрожать. Ухватившись за эту возможность, Восточный Пик рубанул сверху вниз, формируя Нирванический Разрыв с расстояния. Цянь Е делал одно убийственное движение за другим, отказываясь давать Лютеру время перевести дух.

Выражение демона-виконта изменилось еще раз. Он ухватился левой рукой за воздух и тотем позади него извергнул поток черного тумана, который стремительно трансформировался в ослепительный шестиугольный щит, сделанный из черного кристалла.

Кристаллический щит и Нирванический Разрыв взаимоуничтожились, при этом послышался грохот. Остаточные ударные волны повергли ближайших темных воинов в смятение, а более слабых так и вовсе подкинуло в воздух. В радиусе тридцати метров вокруг Лютера и Цянь Е никого не осталось стоять на ногах.

Оба соперника были поражены произошедшим. В первый раз Цянь Е не удалось поразить кого-то Нирваническим Разрывом.

Однако демон оказался потрясен еще больше. Черный Оплот был передаваемой по наследству техникой, способной блокировать все атаки такого же уровня. Это искусство позволило клану Йерусон, к которому принадлежал Лютер, занять видное место среди многих экспертов демонской расы. Однако, сейчас Черный Оплот был разбит вдребезги с одного удара — а это означало, что своей собственной силой он и подавно не выдержал бы этого удара.

На поле битвы изменения происходили в мгновение ока. Разве на нем можно было мешкать? Несмотря на изумление, Цянь Е видел поток изначальной силы тьмы Лютера в своем Истинном Зрении. Он тут же сделал шаг вперед и рубанул со всей своей мощью, инстинктивно выбирая использование грубой силы.

Пронзительный свист от удара Восточным Пиком потряс сердце демона-виконта. Этот шипящий свист отличался от громового звука, сопровождающего обычный удар изначальной силой — он был порождением подавляющей скорости и силы.

Лютер не смог придумать лучшего способа противостоять этой атаке. Он снова с громким криком сотворил Черный Оплот и смог в последний момент заблокировать Восточный Пик. С трескающимися звуками на щите появились огромные трещины, но, к счастью, в этот раз он не разлетелся. Лютер только успел выдохнуть, когда еще два тяжелых удара приземлились на его щит, словно в него только что врезались две горных вершины.

Левая рука виконта онемела. У него не осталось иного выбора, кроме как поместить меч под щит и только так он смог выдержать эту череду ударов — используя обе руки.

Цянь Е также пребывал в растерянности. Он и представить себе не мог, что Лютер выдержит три последовательных удара с такой легкостью.

Но что с того? Взревев, он размахивал Восточным Пиком в бешеном шторме рубящих ударов. Он найдет возможность, когда та появится, или просто разобьет этот щит, если ее не будет!

Лютер не мог использовать ни одну технику, находясь под грохочущим шквалом атак и полагался только на Черный Оплот для защиты. Его рубили справа и слева, приводя в жалкое состояние. Щит разрушался, формировался и раскалывался снова — это произошло бесчисленное количество раз. Он давно бы уже был бы изрублен, если бы не достиг великой сферы в своей секретной технике, позволяющей ему мгновенно возобновлять щит.

В глазах Лютера в движениях Цянь Е было полно уязвимостей и ощущался недостаток навыка или эстетики. Если бы он мог двигаться, то смог бы использовать как минимум три или четыре секретных техники, которые бы тяжело ранили соперника. Однако этот парень попросту не прислушивался к голосу разума. Виконт обладал благородной линией крови и знал кучу секретных техник. Но он не мог даже перевести дух, куда уж там до полноценной контратаки.

Лютер молился о том, что Цянь Е сам выдохнется или же его подчиненные атакуют и нанесут тому тяжелый удар. Но окрестности уже были зачищены Расхищением Жизни и изначальная сила, сияющая вокруг них, могла легко повредить любого ниже ранга Воителя. Кто бы осмелился приблизиться?

Цянь Е внезапно прекратил череду ударов и поднял Восточный Пик над головой, затем тут же выпустил три мощнейших удара.

Бам! Черный Оплот тут же раскололся, заставив демона невольно вскрикнуть от горя. Он не мог более заботиться о своем онемевшем, переполненном болью теле, формируя еще один Черный Оплот.

Но только щит принял форму, когда Лютер почувствовал дрожь и потерял контроль над изначальной силой в своем теле. Уголком своих глаз он внезапно обнаружил наконечник копья, пронзивший его точно в грудь!

Безумная изначальная сила рассвета разошлась по телу виконта в мгновение ока. Вертикальный глаз на лбу Лютера выстрелил ослепительным светом, и исключительно плотная изначальная сила вышла из раны на груди. Она приняла форму зловещей летающей рыбы, которая открыла свою пасть и издала скорбный визг!

Однако в этот момент на острие копья зажглось бушующее пламя. Сверкающие потоки мгновенно спутались с изначальной силой тьмы, порождая маленькие изначальные штормы.

— Седьмой Сун…

Лютер не успел даже договорить, когда появился Восточный Пик, пролетевший словно стрекоза над водной гладью и голова виконта взлетела в воздух.

Обезглавленное тело Лютера упало, и за ним показалось копье целиком, сделанное из неизвестного материала: это был не металл и не нефрит. Пока Лютер сопротивлялся безумным атакам Цянь Е, Сун Цзынин воспользовался шансом и швырнул свое копье через сотни метров. Оружие пронзило жизненно важную точку, сосредотачивающую изначальную силу — изначальный очаг.

Воины темных рас застыли в оцепенении, но вскоре всё сменилось безумным хаосом. Некоторые из солдат, большей частью из основных сил Лютера, безумно атаковали, не заботясь о своих жизнях. После смерти генерала их не оставили бы в живых по возвращении. Поэтому они лучше выберут сражение и смерть в битве. Между тем, пушечное мясо и отряды союзников понятия не имели, что им делать, а некоторые даже начали отходить от этого места. Всё поле сражения превратилось в огромный кипящий котел.

А убийца Лютера просто стоял, опираясь на свой опущенный меч, но ни один враг не посмел приближаться к нему. Не говоря уже о том, что он пробил себе путь через всё войско в одиночку, его Расхищение Жизни тоже заметно остудило их головы. Хотя Цянь Е был полностью окружен, никому не хотелось сделать первый шаг и потерять свою жизнь. Даже те, кто выжил среди адъютантов Лютера, выбрали атаковать Черный Поток в попытке взять с собой как можно больше человеческих жизней.

— Цянь Е, спаси меня!

Цянь Е потревожил пронзительный крик Сун Цзынина на расстоянии. Он осмотрелся и увидел седьмого Суна безоружным, окруженным и в довольно плачевном состоянии. Ничто теперь не напоминало того героя, ворвавшегося в центр вражеской армии.

Возле Цзынина была еще одна хрупкая фигурка. Она отчаянно сражалась, несмотря на весь свой хрупкий внешний вид — два клинка танцевали вокруг нее, словно потоки света, когда она резала одного темного воина за другим. Иногда даже Сун Цзынину приходилось отходить с дороги, чтобы избежать ее кинжалов.

Подняв меч и яростно взревев, Цянь Е метнулся с места на тридцать метров, изрубив всё на своем пути единым взмахом меча. Но его глаза дважды дернулись, когда он увидел несчастную фигуру Цзынина, уклоняющегося как только можно. После чего Цянь Е просто убрал Восточный Пик в ножны и остановился понаблюдать за всем вместо того, чтобы ринуться вперед.

— Цянь Е, ублюдок! Я, чтобы спасти тебя, подверг свою жизнь опасности! Т-Ты… да как тебя можно считать братом?!

Сун Цзынин в раздражении топнул ногой по земле. Чувствуя, что его голос звучал слишком тихо, он просто снял свою маску и заорал во всю глотку.

Цянь Е зевнул и посмотрел налево и направо, словно подыскивая местечко для отдыха. Несмотря на беззаботное выражение лица юноши, солдаты темных рас в панике разбегались, где бы ни падал его взгляд, чтобы не привлекать его внимания.

Сун Цзынин тут же воспрянул духом и начал отпускать Цянь Е ехидные замечания:

— Только гляньте на него! Строит из себя невинную овечку!

Несколько клинков устремились сзади на голову юного мастера, когда он перестал уклоняться. Цзынин немало разозлился от того, что его обеспокоили в то время, когда он наезжает на Цянь Е. Меч чудесным образом появился в его руке и и рубанул по клинкам за спиной. Лезвие оставило за собой несколько остаточных изображений бесчисленных танцующих листьев, тут же покончив с каждым из нападавших. Его действия были словно легкое перышко, и не сопровождались ни дымом, ни пламенем.

Глаза девушки с двумя парными кинжалами тут же засветились. Именно по этому почерку был известен седьмой мастер Сун — даже резал он с присущей ему грацией поэта.

Нанеся этот удар, Цзынин тут же замер, поскольку понял, что выдал себя. Несмотря на всю свою толстокожесть, он невольно покраснел под ясным и незамутненным взглядом Цянь Е.

Двое поглядели друг на друга мгновение, после чего разразились смехом. Они стремительно сошлись вместе и обнялись.

Цзынин выпустил Цянь Е из рук и осмотрел с головы до ног.

— Куда, черт возьми, тебя занесло? Ты не возвращался так долго. Я уже было подумал, что тебе конец.

— Я был на очень тонкой грани, чтобы мне действительно был конец. — рассмеялся Цянь Е.

— Кто же под Железным Занавесом способен на такое? Сейчас ты способен убить известного виконта демонов даже не моргнув и глазом. Это явно не обычная свирепость! — выражение Сун Цзынина наполнились сомнениями.

Цянь Е криво усмехнулся.

— В смысле, не моргнув и глазом? С тем демоном было не так и легко разобраться.

Без копья Сун Цзынина Цянь Е пришлось бы заплатить существенную цену, даже если бы он победил в конце.

Разговор еще не закончился, когда кровь и ци Цянь Е внезапно вышли из-под контроля. Более не способный сдерживаться, он вырвал полный рот крови. Как он мог остаться полностью невредимым, когда подавлял Лютера настолько безумными атаками?

Сун Цзынин не проявил ни малейшего беспокойства, когда увидел, что его друга вырвало кровью. Напротив, он широко улыбнулся со злорадным выражением лица:

— Кто просил тебя так рисоваться? Вот теперь кашляешь кровью, не так ли? Ха-ха, я знаю, там внутри ее куда больше. Не сдерживайся! Выкашляй все!

Услышав такое, Цянь Е гневно уставился на Цзынина. Его кровь и ци начали успокаиваться, но эта провокация почти заставила его еще раз харкнуть кровью.

Юный мастер Сун хихикнул, прикрывая рот рукой и тайком выплюнул два полных глотка крови в платок. Квадратный кусок ткани затем исчез в рукаве с щелчком пальцев. С виду Цзынин был свеж и полон сил, как и раньше. Однако его лицо, изящное как весенний ручей, приобрело слегка багровый оттенок.

Цянь Е фыркнул и прищурился. Он хлопнул Сун Цзынина по спине и повторил слова последнего:

— Не сдерживайся! Выкашляй все!

Удар ладонью содержал нужное количество силы. Цзынин не мог более сдерживаться и выплюнул ручеек темно-пурпурной крови. От этого лицо юноши побледнело, но ему заметно полегчало, и его аура постепенно стала усиливаться.

Сун Цзынин не отвел взгляда от Цянь Е и сказал, скрипя зубами:

— Где кровь? Не прячь! Выкладывай!

Тот лишь пожал плечами и с сияющей улыбкой ответил:

— Нету больше!

— Невозможно! — выкрикнул Сун Цзынин с недоверчивым выражением лица. — Даже официальный Воитель, как этот юный мастер, выкашлял три глотка крови. Кто поверит, что жалкий солдатишка девятого ранга кашлянул кровью всего раз после того, как прорвался через основные силы и убил Лютера? Если планируешь сдерживаться для виду, можешь угодить в ад! Выкашливай сейчас же, или твои внутренние повреждения усилятся!

— Правда нету.

— Серьезно? — Цзынин все еще был скептичен.

— Правда.

Физическая сила Цянь Е, так же как и скорость его восстановления, далеко превзошла ожидания Сун Цзынина. Хотя отдача изначальной силы после атаки на Лютера причинила несколько значительных травм, парень за это короткое время уже немного восстановился. Глоток выплюнутой крови — на этом всё.

Цзынин осмотрел друга со всех сторон, словно выискивая этот глоток. В этот момент девушка с парными кинжалами громко выкрикнула издали:

— Вы оба, спасите меня!

Цянь Е изумился, и, увидев эту девушку, полностью окруженную врагами и покрытую кровью, приподнялся, намереваясь спасти ее.

Неожиданно Сун Цзынин потянул Цянь Е назад и равнодушно бросил:

— Не беспокойся, она…