Том 5. Глава 149. Расставание на плохой ноте

Ha этой плохой ноте старейшины разошлись, так и не придя к согласию.

Никто не стал возражать, когда Сун Чжунянь предложил увеличить количество боевых отрядов, посланных на континент Вечной Ночи, однако, мобилизация личной армии Дома Сун была невозможна. Все знали, что так называемые отряды Железного Занавеса собирались на месте — на их жизни можно было обменять несколько военных заслуг, но прорыв осады Черного Потока был для них невозможной задачей.

Когда старейшины начали выходить из зала группами по два-три человека, на улице уже стемнело.

Сун Чжунчэн шел в компании шести или семи старейшин, все из которых были его близкими друзьями. Старик сложил свои руки в благодарном жесте и сказал:

— В этот раз все прошло гладко лишь благодаря вашей помощи. Если все пройдет по плану, то это несомненно принесет всем вам пользу.

Один из старейшин с улыбкой ответил:

— Брат Чжунчэн слишком вежлив. Мы же знакомы уже несколько десятков лет, так что подобные мелкие усилия с нашей стороны даже не стоят упоминания.

В этот момент в разговор подключился еще один старик:

— Позволь заранее поздравить тебя с тем, что мисс Сяо Синь вскоре станет частью нашей семьи. Позиция следующего главы клана теперь под вопросом!

Другие старейшины в один голос согласились.

— Выбор жениха уже скоро, поэтому Цзыань должен быть во всеоружии. Боюсь нам придется побеспокоить Старейшину Ху и Брата Чжунмина. — самодовольно произнес Сун Чжунчэн, поглаживая бороду.

Два упомянутых старейшины незамедлительно ответили:

— Конечно же!

Другой старейшина огляделся по сторонам, и, увидев, что Сун Чжунянь до сих пор не вышел из зала, на его лице появилась улыбка:

— Таланты юного седьмого мастера и впрямь поразительны, но ему всегда недоставало удачи, как жаль. Думаю, что он вряд ли сможет преодолеть это испытание в Черном Потоке.

— Позиция главы клана все еще под вопросом. Даже если мы не будем ничего делать… думаете, что их ветвь такая уж и сплоченная? На самом деле, можно даже разорвать помолвку Цзынина. В любом случае после этой битвы он станет побежденным генералом. Его репутация больше не будет такой уж и великой. — улыбнулся Сун Чжунчэн.

Остальные старейшины один за другим закивали. На самом деле, прочитав донесения о состоянии Черного Потока, все они были напуганы до чертиков. То, что Сун Цзынину удалось продержаться до настоящего момента, уже было удивительно.

В этот момент Сун Чжунянь наконец вышел из зала в сопровождении трех-четырех старейшин. Его группа явно была намного меньше, чем у Сун Чжунчэна.

Увидев довольное выражение на лице бывшего главного старейшины, глава клана громко фыркнул и большими шагами направился к выходу. В этот момент один из старейшин вздохнул:

— Как жаль, что Чжунчэн такой недальновидный. Он и впрямь считает, что подавив Цзынина, этот брак будет у него в кармане. Как всего лишь Сун Цзыаня может быть достаточно для этого? У Цзычэна шансы были бы получше.

Все старейшины в унисон вздохнули.

Заработав первое место на экзамене наследника с большим отрывом, Сун Цзычэн успешно заполучил руку Принцессы Жунъян из императорского клана. Их дата бракосочетания скоро будет объявлена. Это было одной из причин, почему ветвь главного старейшины вела себя так касаемо текущего вопроса, не заботясь даже о том, что люди со стороны подумают об их клане. Для хождений кругами просто не осталось времени.

— Пусть. Похоже, что Цзынину просто не предназначено все это судьбой. — медленно сказал Сун Чжунянь.

Старейшины переглянулись, но так и не смогли подобрать слов. В последние годы Сун Цзынин продемонстрировал всем свои выдающиеся качества, и все те битвы под Черным Потоком подняли его репутацию до небес. Он был лучшим среди молодого поколения Дома Сун как в плане талантов, так и в плане боевых способностей. Парень был настолько выдающимся, что люди даже начали сравнивать его с потомками других Великих Домов, а такого никогда раньше не происходило.

Отделение подобного гения от семьи и основание им своей собственной организации было большой потерей для клана Сун. В конце концов Сун Чжунянь решил помочь ему аннулировать помолвку и стать представителем клана Сун в вопросе брака с дочерью Герцога Вэй. Это было не только для того, чтобы Сун Цзынин не покидал Дом Сун, но и для будущего всего клана.

Вот только Сун Чжунянь не ожидал встретить такое сопротивление со стороны собрания старейшин: даже те, кто обычно воздерживались, боясь кого-нибудь оскорбить, внезапно встали на сторону Сун Чжунчэна. Влияния бывшего главного старейшины явно было недостаточно, чтобы вызвать такие изменения.

Сун Чжунянь и остальные старейшины все были выдающимися представителями аристократии. Учитывая их проницательность, как они могли не понять, почему все дошло до такого итога? Разве причина могла заключаться в том, что Сун Цзыань не хотел возвращения Сун Цзынина? Были наверняка и другие, кто опасался, что этот выдающийся талант начнет набирать влияние в Доме Сун.

Подумав об этом, лицо Сун Чжуняня стало необычайно усталым, словно он в мгновение ока постарел на десяток лет. Мужчина пожал плечами и направился к выходу из двора.

Внезапно, по улице пронесся яростный порыв ветра, из-за которого двое старейшин чуть не упали на пол.

Нахмурившись, Сун Чжунянь посмотрел вперед:

— Чжунсин, куда ты так спешишь? Более того, посмотри на часы! Ты явился только после того, как собрание было закончено…

Человеком, который только что появился, был никто иной, как Сун Чжунсин, младший брат лорда клана. Он всегда был вспыльчивым мужчиной, прямо говорившим то, что было у него на уме. Обычно он выказывал своему брату хоть какое-то уважение, но в этот раз Сун Чжунсин просто закатил глаза:

— Какой смысл в участии в этом чертовом собрании? Разве ты не вышел оттуда снова с пустыми руками?

Увидев, что группа бывшего главного старейшины вышла из двора и теперь наблюдала за их спором, угрюмый Сун Чжунянь недовольно ответил:

— Чжунсин…

Однако, его младший брат был не настолько терпелив, чтобы выслушивать поучения. Он оборвал главу клана на полуслове и холодно заявил:

— Брат, тебе больше не нужно волноваться. Ситуация с Черным Потоком разрешилась.

Маленький переулок около Двора Нефритовых Рек погрузился в тишину. Было настолько тихо, что можно было услышать шелест листьев на деревьях.

Однако, эта тишина была быстро прервана насмешливыми словами Сун Чжунсина, которые раздались словно раскаты грома в ушах присутствующих:

— Цзынин ринулся прямо вглубь десятитысячной армии и обезглавил вражеского генерала прямо на глазах у его солдат. Армия темных моментально разбежалась во все стороны. Хаха, когда-то наше Копье Запаленного Огня соперничало на поле боя с Искусством Перьевого Облака Клана Бай. Сегодня оно восстановило свое прежнее великолепие в руках Цзынина. Разве вы все не рады этому?

Выражения на лицах присутствующих старейшин, окрашенных во всевозможные цвета, были просто неописуемыми. Словно они решили открыть магазин красок!

После этой битвы слава Сун Цзынина наверняка воспарит к небесам, словно полуденное солнце, позволяя ему встать в один ряд с другими выдающимися гениями Великих Домов. Однако, по велению судьбы этот человек никогда не станет будущим столпом Дома Сун. То, что клан держался в стороне в подобное время, просто невозможно скрыть от других аристократов. Клан Сун плел множество интриг, и к чему это привело? Они наверняка станут посмешищем для всей империи!

Следующим словам Сун Чжунсина было суждено ошарашить присутствующих не меньше:

— О, кстати. Я на самом деле явился, чтобы попросить прощения.

Сердце Сун Чжуняня в этот момент было переполнено калейдоскопом эмоций. Он даже не успел восстановиться от первой части новостей, как его младший брат продолжил:

— Только что я решил сходить и проверить, как обстоят дела в тюрьме, и увидел, как эти две шлюхи из семьи Е пытаются сбежать. Я был неосторожен и нечаянно их убил. Думаю, что мы должны свалить это дело на семью Е. Отказываюсь верить, что они не знали о делах этих сестер.

Сун Чжунянь не успел и рта открыть, как послышался громкий рев Сун Чжунчэна:

— Сун Чжунсин, ты совершил убийство, чтобы заставить их замолчать!

— Что? То есть главный старейшина считает, что я должен был просто стоять и позволить им меня убить? Это просто две женщины из семьи землевладельцев. Брат, разве твоя предвзятость не слишком очевидна? Не знающие люди могут подумать, что погибли твои невестки. — рассмеялся Сун Чжунсин.

Сун Чжунчэн же был настолько зол в этот момент, что просто не мог выдавить из себя и слова. В итоге старик просто указал на молодого старейшину дрожащим пальцем. В конце концов Сун Чжунсин был важным экспертом клана Сун, даже несмотря на его характер, который многие ненавидели. Даже если бы бывший главный старейшина хотел бы преподать Чжунсину урок, это просто закончилось бы затянутой битвой, ведь оба были примерно на одном уровне.

Младший брат главы клана осмотрел лица всех присутствующих и, усмехнувшись, удалился прочь.

* * *

Мир заволокла мгла, и Черный Поток встретил свою первую спокойную ночь за последнее время.

Однако, назвать ее тихой язык бы не повернулся, ведь по всему городу горели огни. Солдаты Темного Пламени разбрелись по полю боя, убираясь и собирая военные трофеи.

Внутри Черного Потока небольшая часть города превратилась в руины. Хотя армия темных и отступила, кровавая битва все еще продолжалась. Людям в городе нужно было как можно скорее заняться починкой оборонительных структур. Одни лишь крепостные пушки чего стоили. Три из четырех орудий были выведены из строя из-за продолжительных перегрузок и требовали безотлагательного ремонта.

Цянь Е и Сун Цзынин стояли на вершине ворот, глядя на город и территорию за его стенами. Оба парня были немного навеселе.

Седьмой Сун вздохнул:

— Сколько времени прошло с тех пор, как мы встретились с тобой в лагере Золотой Весны?

Цянь Е тоже был поражен тем, насколько изменились их жизни с тех времен.

— Цянь Е, ты думал о том, какой путь выберешь в будущем?

Юноша покачал головой:

— Я всегда был один, поэтому мне легче. Я могу приходить и уходить, когда пожелаю. У тебя, с другой стороны, после этой битвы проблем только увеличится.

— К черту, я не боюсь таких маленьких проблем. Если все выйдет из-под контроля, я всегда могу уехать с Наньхуа на континент за пределами Империи. Буду просто жить беззаботной жизнью зятя местного короля. — беспечно ответил Сун Цзынин.

— Ты? Да будь я проклят, если ты сможешь удержать в узде свои желания. — не сдерживаясь, пошутил Цянь Е.

От Сун Цзынина он узнал, что Наньхуа в действительности была принцессой небольшого королевства под названием Чжэн, расположенной за пределами Империи.

Королевство Чжэн было маленькой нацией, даже меньше, чем некоторые имперские графства, и могло считаться одним из вассальных царств Империи. Они решили изо всех сил постараться в кровавой битве, так как это была отличная возможность заполучить множество имперского оснащения. Тем временем, Наньхуа мыслила в другом направлении: она собиралась познакомиться с искусными красивыми юношами империи. Впоследствии, девушка встретила Сун Цзынина.

По этому поводу у Цянь Е был лишь один комментарий:

— Похоже, она встретила не того человека.

Однако, традиции Чжэн в этом вопросе имели довольно открытый подход, и люди этой нации не были так сильно стратифицированы, как в императорских кланах. Наньхуа совершенно не волновало, что Сун Цзынин был помолвлен. На самом деле, принцесса возможно даже хотела бы, чтобы у него не было такой прославленной фамилии.

В ответ на насмешки Цянь Е, его друг лишь озорно рассмеялся:

— Когда ты планируешь встретиться с Наньгун Сяоняо?

Цянь Е моментально потерял дар речи.

Заполучив преимущество в вербальном поединке, Сун Цзынин не стал развивать тему. Вместо этого он спросил:

— Что собираешься делать дальше?

— Мне нужно пару дней отдыха. После этого я пойду поиграю с людьми из семьи Наньгун.

Парень даже не заметил, что в этот момент в его словах промелькнули деспотичные нотки.

После битвы с Лютером в теле Цянь Е было множество внутренних повреждений, и ему требовалось срочное восстановление. Однако, парень также завладел огромным количеством эссенции крови, когда в самом конце своего наступления использовал Расхищение Жизни. Все, кто окружал его в тот момент, были личной стражей Лютера, и никто из них не был слабаком. В настоящее время его чуть ли не разрывало от количества жизненной силы. Такое огромное количество эссенции крови требовало немедленного переваривания.

Цянь Е извинился и оставил своего друга пить в одиночестве под холодным ветром. Юноша быстро подготовил для себя тихую комнату и начал уединенную культивационную сессию, заранее приказав беспокоить его лишь по важным вопросам.

Хотя он и заработал множество ранений в бою, к счастью, они не были слишком серьезными. Большинство из них появились из-за отдачи от его неистовых атак по Лютеру. Ранения снаружи не стоили упоминания, а вот травмы внутренних органов были уже довольно проблематичны.

Цянь Е сел на пол изолированной комнаты и медленно активировал свое кровавое ядро. В его распоряжении было не много секретных искусств, и единственным с лечебными свойствами было Искусство Благодатного Дождя. Однако, в сравнении с его нынешней силой, скорость и эффективность этой техники можно было в лучшем случае назвать посредственными. Скорее всего будет быстрее использовать для лечения кровавую энергию.

Ядро крови начало пульсировать, постепенно ускоряясь. Дремлющие внутри частицы кровавой энергии пришли в движение, и везде, где они проходили, раны начинали затягиваться. Потребовалось всего половина ночи для того, чтобы почти все ранения на поверхности тела Цянь Е исчезли.

Прошла только половина ночи, так что впереди было еще много времени. Юноша стал циркулировать Древний Манускрипт Клана Сун и начал усваивать огромное количество жизненной силы.

Одна культивационная сессия заняла целую ночь и весь следующий день.

Скорость усвоения жизненной силы Цянь Е была гораздо выше, чем раньше. Вся эссенция крови была превращена в изначальную силу тьмы, после чего фиолетовая и темно-золотая энергии начали ее поглощать. Удивительно, но Крылья Начала и Книга Тьмы даже не пытались в этот раз с ними соревноваться.

Когда последняя частица изначальной силы тьмы была поглощена темно-золотой кровавой энергией, из груди парня заструился теплый поток, моментально распространившийся по всему его телу. Это было необычайно комфортное чувство. Цянь Е поспешно осмотрел себя и с изумлением обнаружил, что в какой-то момент из его кровавого ядра начали появляться частицы золотого света. Где бы они не проходили, тело юноши начинало чувствовать себя более комфортно, а его жизненная сила становилась все обильнее и обильнее.

Этих частиц было очень много, и, пропутешествовав какое-то время по его кровотоку, они начинали постепенно растворяться. Цянь Е сфокусировался на одной из частиц и постарался разглядеть ее повнимательнее.

В итоге он обнаружил, что золотые частицы состояли не из чистого света. В их центре располагалась маленькая гранула, которая и была окружена золотым туманом, напоминающим горящее пламя. Подпитывая этот огонь, гранула становилась все меньше и меньше, пока наконец не исчезала вовсе.

Увидев все это, у Цянь Е появилась определенная догадка, которая моментально его потрясла.