Том 5. Глава 40. Дама сердца наследника клана Вэй

Чжао Юйин сказала прямо:

– На данный момент в Доме Глотающий Облако Чжао уже есть одна основная, две равных и восемнадцать вспомогательных резиденций. Только наше поколение насчитывает тысячи. У кого есть время признавать такое количество братьев и сестер? Кровные узы на самом деле значат не так много.

Цянь Е нахмурился, слова Чжао Юйин раздражали его, хотя он и не собирался возвращаться в клан Чжао.

Но девушке не было до этого дела, и она продолжила:

– Временно не упоминая о добавлении в родословную клана, получение места во вспомогательной резиденции означает получение статуса, чести, и обширного количества ресурсов. В каждом поколении есть тысячи наследников, но только около сотни окажутся избранными. Даже при том, что младший Четвертый достаточно силен для того, чтобы содержать собственную резиденцию самостоятельно, другим будет сложно принять тот факт, что он принял кого-то в клан без веской на то причины. Я слышала, некоторые люди пошли ругаться с ним по этому поводу, и… Ну, ты уже знаешь нрав младшего Четвертого. Произошло много неприятных событий, даже вспыхивали драки.

Только теперь Цянь Е осознал, что внутренние дела клана Чжао решались исключительно властью элиты – половина из них зависела от наследования родословной, в то время как другая, большая половина, от личной силы. Только те, кто были достаточно сильны, имели возможность организовать общину, и Чжао Цзюньду уже являлся главой одной из них, будучи 21-летним юным мастером.

Чжао Юйин, как будто между прочим, обронила:

– Другие все еще не знают, что в тебе течет кровь клана Чжао, но это и не имеет большого значения. Признание в клане Чжао может быть получено только благодаря силе. Мусор, лишенный способностей, на поле боя умирает рано. Кто станет тратить энергию на то, чтобы заботиться о них?

Услышав это все, сердце Цянь Е наполнилось неким необъяснимым чувством. На мгновение он замолчал, а потом произнес:

– Тебя послал Чжао Цзюньду?

– Конечно, нет… Он это он, я это я. Мне просто было любопытно узнать о тебе, поэтому я приехала посмотреть. Но ты действительно неплох и пришелся мне по душе.

Цянь Е беспомощно произнес:

– Только не говори, что твое так называемое «посмотреть» означает напасть?

Девушка ответила как ни в чем не бывало:

– Почему нет! Ты и мой брат, и это бы не сработало, если бы ты оказался слишком слаб.

– Только что мне показалось – ты пыталась меня убить.

– Если бы я действительно хотела тебя убить, я бы сразу использовала Горный Расщепитель.

С этими словами она указала на свою огромную изначальную пушку.

Однако силы, которую она использовала только что, было достаточно для того, чтобы серьезно покалечить обычного Воителя десятого ранга. Как это вообще можно было назвать проверкой сил? Но, немного поразмыслив, он решил, что видимо Чжао Цзюньду и Чжао Юйин действительно так проверяли людей. Лишенный силы признания не получал. Как сказала Чжао Юйин, в каждом поколении были тысячи, и какая польза от родословной?

Видя выражение на лице Цянь Е, Чжао Юйин сказала редким для нее серьезным тоном:

– Младший Четвертый решил вернуть тебя в клан только после того, как испытал твою силу. Иначе твоей единственной судьбой после входа в Дом Чжао стала бы смерть. Было бы мудрее позволить тебе расти за его пределами.

Услышав последние слова, Цянь Е чуть не подавился. По сравнению с Чжао Юйин, действия Чжао Цзюньду в пустыне можно было расценивать довольно мягкими – самое большее, что с ним произошло тогда, это ранение в левую ногу. Если бы на его месте была Чжао Юйин, у него бы остались от той встречи многочисленные переломы.

Чжао Юйин похлопала Цянь Е по плечу и вскользь произнесла:

– Не надо так волноваться. Младший Четвертый и я тоже это все проходили. С самого детства я преодолевала все трудности на своем пути и побеждала всех, кто отказывался признавать меня, и заставляла их изменить свое мнение. Так я обрела свой нынешний статус.

Цянь Е оставалось только промолчать.

По правде говоря, политика Великой Империи Цинь сама по себе потворствовала сильным и поглощала слабых. Однако, по прошествии тысячелетия с момента ее основания, она, наконец, начала уделять внимание к культурному наследию и иногда закрывать глаза на некоторые вещи во имя праведности. Но гении Дома Чжао были слишком гордыми и презирали все это лицемерие.

Цянь Е слегка вздохнул и сказал:

– Поскольку Чжао Цзюньду не просил тебя приезжать, и все, что ты хотела, ты увидела…

Чжао Юйин немедленно оборвала Цянь Е смехом.

– Так получилось, что в последнее время мне нечем заняться, поэтому я могу помочь тебе сражаться. Только посмотри, насколько плохи твои дела? Какой-то сын регионального лорда смеет осаждать твой город! Но, будь уверен, с этого дня, благодаря защите твоей старшей сестры, всё это будет бесполезно, даже если сам старик Дун явится сюда!

Но у Цянь Е инстинктивно возникло чувство о том, что ее пребывание здесь – очень плохая идея. По его мнению, эта необузданная красотка была еще более пугающей, чем областной граф империи. Но Чжао Юйин уже подняла своего гигантского монстра и размахивала им перед Цянь Е. Ему даже начало казаться, что это оружие может случайно выстрелить, если он вдруг не согласится.

Цянь Е издал беспомощный и печальный смех. Он позвал Семнадцатую и свою личную охрану, приказав им осуществить приготовления для Чжао Юйин и двух ее сопровождающих, прежде чем в одиночку отправиться в кабинет.

В этот момент он действительно не знал, что ему делать. Поэтому достал карту своей западной кампании. Впрочем, линии и цвета перед его глазами скакали подобно его запутанными мыслям, он попросту не мог сосредоточиться.

Ночь пролетела в мгновение ока. Через окна донеслись звуки тренировок Темного Пламени. Цянь Е вышел на улицу и покинул главный штаб. Ему хотелось найти Цзынина и поговорить с ним.

Резиденция седьмого мастера Сун представляла собой большой особняк на восточной стороне города. Похоже, это место станет региональным штабом группы Нинюань. Из-за текущих строительных и ремонтных работ всё здание этим ранним утром уже ярко освещалось. Строительные работы шли полным ходом, рабочие трудились в быстром темпе не покладая рук.

Резиденция Цзынина, находившаяся в глубине поместья, могла считаться относительно спокойной. По прибытию юноша увидел Сун Цзынина, сидевшего в беседке, покрытой глицинией, попивая чай. Казалось, что тому было не по себе.

Поприветствовав Цзынина, Цянь Е обнаружил, что тот был не только бледен, но и его аура несколько ослабла. На самом деле, даже в его изначальной силе ощущалась некая нестабильность. Поэтому Цянь Е с беспокойством спросил:

– Твои раны в порядке?

Он сразу вспомнил тот лист, сформированный искусством Трех Тысяч Опадающих Листьев, который был раздавлен Чжао Юйин. Похоже, всё было не так просто, потому что Сун Цзынин, по всей видимости, получил серьезные травмы.

Сун Цзынин горько ухмыльнулся, в его глазах все еще читался остаточный страх.

– Ранение немного неприятное, но мне повезло, сильно повезло.

– В чем именно? – озадаченно спросил Цянь Е.

– В том, что я не дал мгновенного согласия Чжао Второму. Иначе это вообще могло закончиться моей смертью!

Цянь Е понял, о чем говорит его брат, и согласно кивнул. Тот, кто женится на Чжао Юйин, узнает, что значит слово «катастрофа». Эта дама не только эксцентрична – так случилось, что она уроженка одного из сильнейших кланов Империи, и к тому же сама по себе невероятно могущественна! У такой женщины совершенно не было слабых сторон, как же мужчинам вообще взаимодействовать с ней?

Сун Цзынин глянул на Цянь Е, предложив ему чашку чая и спросил:

– Кажется, ты тоже чем-то озабочен?

Цянь Е вздохнул:

– Это связано с кланом Чжао.

Он пересказал ему все, что узнал от Юйин.

Сун Цзынин нахмурился, но комментировать это дело не стал. Он лишь спросил:

– Каков твой план?

Мгновение Цянь Е молчал, а потом произнес:

– Это не может так больше продолжаться. Когда ситуация здесь стабилизируется, я отправлюсь в Дом Чжао.

Сун Цзынин повертел в руках чашку и с улыбкой произнес:

– Очень хорошо. Сообщи мне, когда будешь ехать, я составлю тебе компанию.

Цянь Е нахмурился:

– Это может быть опасно.

Все еще улыбаясь, Сун Цзынин ответил:

– По крайней мере для вида я занимаю второе место в рейтинге наследников клана Сун. Если я буду рядом, они не посмеют зайти слишком далеко. В конце концов, старая прародительница все еще жива.

Они не боялись открытых конфликтов и вызовов, но сражаться против тайных интриг было невозможно. Если он будет с Цзынином, этим парням с неясными намерениями придется тщательно выбирать методы.

В конце концов, Дом Сун все еще оставался одним из четырех Великих Домов, несмотря на свои неважные внутренние дела. Эта была огромная организация, которая считалась первой по благосостоянию и в настоящее время за всем присматривала Герцогиня Ань. Они никак не смогли бы объяснить исчезновение наследника высокого ранга в Доме Чжaо.

Цянь Е покачал головой:

– Если ты случайно вмешаешься в личные дела Дома Чжао, Герцогиня Ань будет недовольна, даже если будет готова тебя защитить.

Сун Цзынин рассмеялся и сказал:

– Поскольку у меня нет желания становиться главой клана, довольной она будет или нет, это не имеет никакого значения. Кроме того, твои дела вовсе не являются внутренними делами Дома Чжао. Это наши внутренние дела.

Цянь Е сделал глубокий вздох и, немного погодя, сказал:

– Спешить не нужно. Позволь мне подумать над этим.

Сун Цзынин кивнул.

– Тебе все еще стоит быть осторожным с Чжао Юйин. Я слышал, что линии герцога Ю и Герцога Ян не в ладах с ветвью Герцога Чэньгэня.

Напомнив Цянь Е об этом, он не стал продолжать тему.

После двух чашек чая Цянь Е хотел было удалиться. Но перед уходом он кое-что вспомнил и, обернувшись, спросил:

– Цзынин, твои раны в порядке?

Подозрительный румянец появился на лице Цзынина, когда он разъяренным тоном ответил:

– Цянь Е! Ты научился кое-чему плохому!

Цянь Е изумился. Он спросил об этом только потому, что беспокоился о Цзынине, и не придал этому большого значения. Но, судя по бурной реакции товарища, Цянь Е сразу понял, что эту тему поднимать не стоит и поспешно удалился.

Вернувшись в свою резиденцию в главном штабе Темного Пламени, Цянь Е неожиданно обнаружил, что Вэй Потянь уже давно ожидает его.

– Потянь, как ты нашел время пообщаться со мной? Это довольно странно. Эти благородные дамы так легко тебя отпустили? Как твои последние дела?

От одного упоминания об этом Вэй Потянь пришел в ярость.

– Если бы не отменные способности этого папочки к выпивке, я бы потерял сознание прямо в руках этих дикарок! Черт побери! Кто вообще подал им такую отвратную идею? Как только я узнаю, кто это, я заживо сниму с него кожу! Праздничный банкет за героические подвиги? Героическая моя жопа, ага! Эти бабы не сделали ни одного выстрела!

Цянь Е оставалось только прикидываться дурачком, поскольку он лично был свидетелем той ситуации и не приложил совершенно никаких усилий, чтобы это остановить. Конечно, он был не настолько глуп, чтобы сказать это вслух.

Вэй Потянь все еще продолжал проклинать зачинщика всего этого, однако правда открылась ему сразу же, как только он заметил несколько своеобразное выражение на лице Цянь Е.

Он вскочил со своего стула и гневно закричал.

– Я знаю, знаю! Это, должно быть, тот говнюк, Сун Седьмой! Этот засранец смеет плести интриги за моей спиной? Этому папочке нужно свести с ним счеты!

Цянь Е оттащил Потяня обратно и сказал:

– Подожди. Свести счеты ты еще успеешь. У тебя, вероятно, есть ко мне какое-то серьезное дело, раз ты приперся ко мне в такую рань?

После этих расспросов Цянь Е Вэй Потянь занервничал и начал что-то мямлить:

– Эм… я… это… Цянь Е, к тебе недавно, часом, не приходила девушка, ну, та, с огромной пушкой?

Цянь Е с подозрением ответил:

– Приходила, и что с того?

– Я видел ее прежде в провинции Дальнего Востока.

– Она бывала там? А, это тоже возможно. Вчера я видел ее в первый раз. Что-то не так?

Наследник Вэй почесал голову и долго мялся, подбирая слова, прежде чем набраться смелости и сказать:

– Я все еще не знаю, кто она.

– Чжао Юйин, внучка герцога Ю из клана Чжао.

– Оу! – изумился Вэй Потянь и на мгновение изменился в лице, прежде чем сказать:

– Вот оно что! А я… я думал, она здесь тоже для помолвки. Но, как оказалось, дело не в этом…

Цянь Е, пристально посмотрев на выражение своего товарища, кое-что смекнул:

– Она тебе нравится?!

– Н-нет! – голос Потяня резко поднялся вверх, а потом перешел на шепот: – Просто это необъяснимое чувство. Она не такая, как другие аристократки…

Цянь Е посмотрел на Потяня с таким выражением лица, словно не знал, плакать ему или смеяться. Чжао Юйин действительно была не такой, как другие аристократки. Градус ее уникальности граничил с долбанутостью. По сравнению с ней, Вэй Потянь был очень хорошим мальчиком.

– Что за история между вами двумя? – Цянь Е начало распирать любопытство.