Том 5. Глава 53. Факторы, определяющие победу

​– Искусство Возмездия. – cпокойно ответил Цянь Е. Древний Манускрипт Клана Сун и кровавые энергии в его теле были величайшей тайной парня. Сейчас о них знал только Сун Цзынин.

Чжао Юйин разразилась хохотом:

– Искусство Возмездия? Эта мутная ци, которую ты только что испустил, была чистой тьмой, а не чем-то, что можно выдать за незначительную примесь нечистот. Я никогда не слышала о том, что Искусство Возмездия может культивировать темную изначальную силу.

Лицо Цянь Е не выражало никаких эмоций. Было очевидно, что продолжать эту дискуссию он не хотел:

Чжао Юйин произнесла, продолжая смеяться:

– Не надо быть таким скрягой. Меня не волнуют твои мелкие секреты. А, и позволь сказать, что я культивирую Великие Замыслы Западного Императора, противоположный двойник Фиолетовой Ци Западного Полюса. Одно светлое, другое темное – это два тайных искусства клана Чжао высшего уровня.

Фиолетовая Ци Западного Полюса являлась одним из самых знаменитых искусств Дома Чжао. Почему же Великие Замыслы Западного Императора были не так известны, если они сравнимы? Цянь Е не знал, зачем Чжао Юйин сказала ему об этом, и не стал закидывать ее вопросами. Иногда бывает лучше знать меньше секретов, связанных с кланом Чжао.

Ночью, когда они разбивали лагерь, пришли новости из авангарда. Дуань Хао уже атаковал территории темных рас и захватил два поселения. Более того, он уничтожил два патрульных отряда и успешно достиг места своего назначения.

В руках Дуань Хао были уже сотни пленных – и воины, и гражданские, которых на данный момент сопровождали в тыл. Дуань Хао намеренно позволил некоторому числу гражданских сбежать. Виконт Томас, который находился ближе других к этому месту, получит информацию о вторжении и, вполне вероятно, через два дня его войска прибудут на поле боя.

Цянь Е передал этот доклад Чжао Юйин со словами:

– Думаю, пришло время выдвигаться дальше.

Как и ожидалось, Чжао Юйин, позевывая, произнесла:

– Томас? Этот ничтожно слабый деревенский вампир? Не интересует. Можешь разбираться с ним сам.

Цянь Е равнодушно улыбнулся и сунул рапорт ей в руки.

– Так не пойдет. Если ты не примешь участия, слишком много моих подчиненных погибнет.

Чжао Юйин вновь зевнула и кинула папку обратно Цянь Е:

– Сейчас ты вроде как считаешься лидером. Так пораскинь же немного мозгами, ну? Наиболее важная цель твоей старшей сестры –провести внезапную яростную атаку на графа арахнидов, я смогу отрубить ему как минимум две задних конечности. Зачем мне действовать против жалкого виконта третьего ранга? Только не говори мне, что хочешь, чтобы все твои воины вернулись живыми? Без смертей откуда бы взялись элитные солдаты? Если это и правда является твоей целью, то лучше распусти свое Темное Пламя прямо сейчас. Тогда ты не годишься на то, чтобы возглавлять армию.

– Графа Стуку я беру на себя.

– Ты же сам должен понимать, что будет правильно, если разберусь с ним я. – Чжао Юйин не собиралась идти на компромисс.

Цянь Е пожал плечами и произнес:

– Ну хорошо. Но если ты в действительности не сможешь отрубить его две задних лапы, тогда с этого момента тебе придется слушать мои команды.

Чжао Юйин глянула на Цянь Е и сказала:

– Пока мы будем действовать сообща, я уверена 50 на 50, что смогу прикончить этого старого паука. Но уверен ли ты, что хочешь именно этого?

Цянь Е тут же отрицательно покачал головой:

– Нет, конечно, нам выгоднее оставить его в живых.

– Тогда решено.

Игнорируя после этого Цянь Е, Чжао Юйин вернулась к своей практике.

Покончив с насущными военными делами, Цянь Е задумался о своем разговоре с Чжао Юйин и почувствовал, как его сердце немного екнуло. Похоже, она обладала впечатляющей стратегической дальновидностью, несмотря на ее показную небрежность.

По истечению ночи, Цянь Е повел главные силы Темного Пламени к выбранному заранее месту сражения. Рудник, к которому они направлялись, являлся важной экономической точкой Томаса – у этого виконта просто не останется выбора, ему придется отправить туда подкрепление вне зависимости от того, хочется ему этого или нет.

После соединения с 7-й дивизией, Темное Пламя насчитывало шесть полков. Цянь Е взял с собой три самых могущественных, а оставшимся было приказано охранять город Полных Парусов и военную базу Четырех Рек. Город Черного Потока остался под контролем Сун Ху, также полностью отвечающим за снабжение.

В этот момент о защите города Цянь Е не волновался. Пока рядом находилась эскадрилья Чжан Цзысина, тот был практически неуязвим.

К вечеру Темное Пламя прибыло к обозначенному месту сражения. Это была холмистая местность с пологими склонами, которая как нельзя лучше подходила для демонстрации огневой мощи Темного Пламени. Цянь Е установил две тяжелые передвижные пушки на самый высокий холм, с которого он мог контролировать площадь в радиусе десяти километров вокруг.

Чжао Юйин отстраненно наблюдала в стороне и обнаружила, что развертывание войск Цянь Е строго следует стандартам имперской армии. Хотя его нельзя было считать гением в этом вопросе, но, по крайней мере, он точно не совершил ошибок. Это действительно была лучшая стратегия при том сценарии, когда у одной стороны было значительное преимущество в плане силы войск и вооружения.

На континенте Вечной Ночи ночь опускалась рано, и к четырем часам вечера небо полностью потускнело. Издали донесся слабо различимый звук, но, если внмательно прислушаться, он был похож на ветер, прорывающийся сквозь равнины и леса.

Эксперты, обладающие Ночным Зрением, могли увидеть толпу черных фигур, появившуюся на отдаленной верхушке холма. Невидимое давление медленно двигалось на них.

Чжу Уя подошел к Цянь Е и прошептал:

– Сир, враг прибыл.

– Как насчет их разведотрядов?

– Все противники в зоне досягаемости уничтожены.

Цянь Е кивнул и приказал Чжу Уя возвращаться на свою позицию, оставив возле себя только Чжао Юйин и несколько связных.

В отдаленном лесу вспорхнуло вверх несметное количество летучих мышей, сформировав в небе вращающееся черное облако. Под этой тучей скрывалась главная армия темных рас.

Что яркий день, что темная ночь, благодаря Сверхзрению, для Цянь Е не было никакой разницы. Он бросил вперёд один-единственный взгляд и обратился к Чжао Юйин:

– 5000 рабов крови и четыре-пять сотен воинов-вампиров, похоже, большинство из них – люди виконта.

Чжао Юйин пожала плечами и спросила:

– Ты в первый раз командуешь в сражении такого масштаба?

– Да. – спокойно признался Цянь Е.

– Очень хорошо. После того, как эта скучная битва закончится, ты поймешь, что на исход битвы влияет много факторов вроде подготовки воинов, достаточного продовольствия, твердой стратегии и качества снаряжения. Но победу определяет только одно.

Это были слова одного из величайших маршалов империи, прадедушки Чжан Боцяня, Чжана Дунлю. Практически каждый солдат империи знал их наизусть и Цянь Е был не исключением. Он закончил предложение печальной улыбкой:

– Эксперты.

– Совершенно верно. Мне было интересно, знаешь ты это или нет. Почему ты не бросишься вперед и не прикончишь того слабого виконта? Разве это не решит все вопросы? Только не надо мне говорить, что ты не способен убить жалкого виконта третьего ранга. Сдается мне, тебе не составит особого труда прикончить парочку таких.

Цянь Е улыбнулся и указал на воинов Темного Пламени, занявших позиции для обороны.

– Ты права. Но мои подчиненные должны закаляться в пламени войны, а такие возможности приходят нечасто.

– Какой толк в этих простых солдатах? Это, наоборот, лишь отвлекает.

Цянь Е рассмеялся и покачал головой.

– Естественно, для благородных аристократов вроде тебя они бесполезны, но не для нас.

Он даже не успел договорить, когда Чжао Юйин резко оборвала его:

– Ты ошибаешься, Цянь Е. Войска и власть полезны для таких, как мы. Мы получаем поддержку от клана и поэтому должны отвечать взаимностью. Войска отлично годятся для захвата, администратирования и поддержания порядка. Тиграм вроде нас они придают крылья. Но для тебя это совсем не так. Ты уже должен ясно понимать, что Дом Чжао может стать твоей поддержкой, но, скорее всего, также и бедствием.

Цянь Е слегка нахмурился.

Чжао Юйин продолжила:

– Младший Четвертый силен, очень силен. И я не сомневаюсь в том, что он намерен защитить тебя. Но я знаю, что полагаться на других не стоит по определению. Поэтому, что тебе и вправду нужно сделать, так это стать сильнее самому и не отвлекаться. Возьмем, к примеру, Линь Ситана.

Всплывшее имя заставило сердце Цянь Е вздрогнуть.

Чжао Юйин не заметила мельчайшие изменения в его эмоциях и продолжила говорить:

– Многие знают только то, что Линь Ситан ведет свои армии с необычайным мастерством и ему нет равных в стратегии. Они знают лишь о том, что созданный им Северный Легион может считаться элитнейшим подразделением, и о том, как он в одиночку поднял семью Линь с низов до знатной семьи высокого ранга. Но лишь избранным известно, что является истинной причиной того, почему Линь Ситан смог стать равным Маршалу Боцяню, как один из Двух Бриллиантов Империи.

Цянь Е слушал, затаив дыхание. Он и представить себе не мог раньше, что могла существовать какая-то другая причина.

Чжао Юйин холодно рассмеялась и продолжила:

– За свою карьеру Линь Ситан прошел через сотни сражений, больших и маленьких. Но и в прямом противостоянии он не потерпел ни единого поражения! Забавно слышать о том, как многие думают, что он заработал свое место командира лишь благодаря одной стратегии.

Цянь Е открыл рот и не удержался от вопроса:

– Маршал Линь и Маршал Чжан ранее сражались?

Чжао Юйин покачала головой:

– Я никогда не слышала о таком сражении. Не расспрашивай, я тоже не знаю, почему.

Цянь Е тоже задумался. Он действительно не слышал никаких слухов в отношении состязания между этими двумя. Это было довольно неожиданно.

Репутация Двух Бриллиантов Империи росла как на дрожжах, когда они оба были еще Воителями. Тогда они оба были несравнимо выдающимися восходящими звездами. Один гражданский, другой военный, один стратег, другой воин. Их истории были далеко известны и распространены в армейской среде младшего поколения. Позже один стал краеугольным камнем аристократических кланов, в то время как другой возглавил набирающие мощь военные силы. В конце концов, хотя они стали политическими соперниками при имперском дворе, они все еще оставались идолами для несметного количества молодых людей.

Сегодня Чжан Боцянь является несравненным символом поколения костяка империи, в то время как полностью непостижимое искусство Тайны Небес Линь Ситана постепенно подавило другие античные тайные искусства. Поэтому, по мнению очень многих людей, лучшей комбинацией было доверить Линь Ситану возглавлять армию, а Чжан Боцяню пробиваться сквозь вражеские боевые порядки для убийства генералов. Что касается сравнения в чистой боевой силе, Чжан Боцянь, естественно, был сильнее.

Впрочем, по словам Чжао Юйин, судить об исходе сражения между этими Двумя Бриллиантами было бы очень нелегко. Но сейчас Чжан Боцянь вплотную продвинулся к рангу Небесного Монарха и ответа на этот вопрос у них, возможно, не будет никогда.

Цянь Е собрался с мыслями и глянул на быстро приближающуюся вампирскую армию.

– Я понимаю. Но сначала давай закончим эту битву.

Он медленно поднял правую руку. Связной тут же сфокусировал внимание на этом жесте, ожидая его команды.

Цянь Е молча оценивал расстояние. Как только волна рабов крови спустилась по холму и устремилась к пологому склону, он, наконец, сжал свою руку в кулак.

Дремучую тьму этой ночи разорвало яркое пламя десятков непрерывно грохочущих пушек, выпускавших снаряд за снарядом в сторону армии темной расы. Первый залп содержал приличное количество световых снарядов – ослепляющий белый свет осветил всё поле боя, словно десять солнц появились в небе одновременно.

Высокоранговые воины-вампиры, скрывающиеся среди рабов крови, пристально вглядывались в небо, в готовности перехватить надвигающиеся пушечные снаряды. Обычные вспышки могли лишь слегка повлиять на их зрение, но не нанесли бы глазам серьезных повреждений.

Однако Цянь Е использовал специальные световые снаряды, которые использовала только регулярная армия империи. Свет, вырывающийся из них, содержал интенсивную изначальную силу рассвета, поэтому они были очень разрушительны по отношению к темным расам. В особенности это касалось вампиров и демонов, которые обладали выдающимся зрением.

Эти особые сверкающие снаряды были чрезвычайно ценными, поэтому их довольно редко можно было встретить на континенте Вечной Ночи, даже в ходе главных сражений. Их противник, Виконт Томас, ранее никогда не видел таких снарядов. Он понял, что что-то не так, только когда этот белый свет внезапно появился и торопливо закрыл свои глаза. И всё равно его глаза защипало и из них непроизвольно потекли слезы.

Даже Томас оказался в таком состоянии, что тогда говорить о вампирах под его командованием. Множество высокоранговых воинов взвыли от боли, прикрывая свои глаза. На коже рабов крови вдобавок появились огромные следы ожогов. Многие из самых слабых просто сгорали заживо, катаясь на земле от боли.

Единственная волна артиллерийского огня погрузила весь отряд виконта Томаса в хаос и уничтожила всю его военную мощь низкого ранга.

Цянь Е оставался в тылу, молча наблюдая за всем этим.