Том 6. Глава 62.2. Плечом к плечу


Тем временем звуки выстрелов все еще продолжали разноситься по воздуху. Стоя плечом к плечу, Цянь Е и Е Тун разразились второй волной обстрела. Вскоре из глубины туннеля донесся болезненный вопль: судя по всему, Сюй Лан получил еще одну пулю.

– Чжао Цянь Е! Ты вступил в сговор с вампирами, Империя ни за что тебе этого не простит! — с ненавистью выкрикнул мужчина, удаляясь все дальше и дальше.

– У тебя будут проблемы? — спросила Е Тун, посмотрев на Цянь Е.

– Без разницы, — сказал юноша, убрав Цветки-Близнецы в кобуру, — Еще неизвестно, кто кому доставит проблемы после возвращения в Империю.

Парочка переглянулась. То взаимопонимание, с которым они сражались плечом к плечу, и впрямь было довольно чарующим.

Кроме того, Цянь Е наконец понял, чем же отличаются их способности зрения. Способность вампирши имела огромную разрушительную мощь и могла пробиться через изначальную защиту, однако, после этого наносила значительно меньше урона. Более того, она поглощала большое количество энергии и требовала много времени для активации.

Тем временем, зрительная способность Цянь Е, Контроль, была значительно слабее по урону. Однако, защиту она пробивала лучше, тратила мало энергии и практически не требовала времени на активацию. За несколько секунд их битвы с Сюй Ланом, Цянь Е умудрился дважды ее использовать, повлияв тем самым на его движения в самые критические моменты, что и привело к быстрой победе.

Возможно, таким и было истинное применение Контроля.

Разобравшись с насущной проблемой, Цянь Е решил больше не затягивать и под присмотром Е Тун начал поглощать осколок древней эссенции. В этот раз, благодаря опыту поглощения кристалла Небесного Демона, все прошло довольно гладко. Воспоминания зверя помогли свести на нет довольно большую часть воздействия колосса пустоты.

Когда юноша наконец пришел в себя, он обнаружил, что почти все его внешние ранения и повреждения кровавого ядра были вылечены. На месте раны теперь красовался небольшой кристалл, успешно ее запечатавший.

Этот кристалл отныне был полностью интегрирован в кровавое ядро. Однако, он явно имел другую природу по сравнению с кровавым ядром и кристаллическими гранулами внутри него. Этот кристалл больше напоминал осколок древней эссенции. Цянь Е понаблюдал за ним еще какое-то время, но так и не смог понять, был ли кристалл частью кровавого ядра.

Обычно, лишь после достижения ранга принца кровавое ядро вампира полностью кристаллизовалось и превращалось в янтарь. Цянь Е никогда раньше не видел кровавый янтарь, но судя по воспоминаниям, полученным из Реки Крови, кристалл в его теле точно им не являлся.

Решив оставить этот вопрос на потом, юноша начал осматривать состояние изначальной силы в своем теле. Осколок древней эссенции содержал в себе большое количество изначальной силы пустоты, которая, попав в тело Цянь Е, разделилась пополам и начала одновременно подпитывать и его изначальную силу рассвета, и кровавую энергию.

Количество энергии, содержащейся в осколке, было просто ужасающим. Лишь одного цикла медитации хватило, чтобы вернуть изначальную силу рассвета и кровавую энергию в их пиковое состояние, после чего оставшуюся энергию поглотила Книга Тьмы. Эта таинственная книга была словно бездна, способная вместить в себя любую силу. Когда осколок эссенции был окончательно поглощен, на ее поверхности вновь появились древние руны.

Цянь Е открыл глаза и увидел Е Тун, сидящую неподалеку со снайперской винтовкой в руках: выражение лица девушки было спокойным, расслабленным и даже немного радостным. В этот момент юноша наконец решил разрешить вопрос, который уже давно продолжал давить на его сердце:

– Почему ты пыталась умереть? Это как-то связано с Родом Перф?

– А что насчет тебя? Почему ты не атаковал? — ответила вопросом на вопрос Е Тун.

В этот момент Цянь Е сел на колени и притянул девушку к себе: их взгляды встретились и наконец перестали друг друга избегать.

– Тебе отлично известно, почему я так поступил, а теперь ответь на мой вопрос.

Е Тун вздохнула:

– Это и впрямь связано с кланом Перф.

После этого девушка наконец все рассказала. Слушая о том, как Святой Сын всячески пытался надавить на Е Тун, глаза Цянь Е наполнились пронзительным убийственным намерением, и его рука на плече девушки начала сжиматься.

Проведя ладонью по щеке юноши, Е Тун вновь вздохнула:

– Не будь опрометчив. В настоящее время ни один из нас Эдварду не ровня. Не говоря уже о том, что за его спиной стоит весь Род Перф и… Ее Величество Лилит.

Цянь Е кивнул:

– Что насчет Монро? Они же не могут смотреть на это сквозь пальцы?

– Если бы Чернокрылый Монарх все еще был среди нас, подобного бы не произошло. Однако, все знают, что Лилит от всего сердца ненавидит Андруила, а это всё меняет. Теперь, когда она пробудилась от своего долгого сна, все вампиры покорятся ее воле, и клан Монро не исключение. За последние несколько тысяч лет Чернокрылый Монарх был единственным, кто мог пойти против нее.

– То есть, они готовы тебя выдать?

Е Тун молчаливо кивнула.

– Что планируешь делать?

 – Я… — на лице Е Тун выступила растерянность, — Не знаю. Мой отец тоже… возвращаться назад смысла нет. Возможно, я отправлюсь в нейтральные земли.

В этот момент Цянь Е еще раз обдумал все сказанное девушкой, и одна деталь моментально привлекла его внимание:

– Если ты доставишь совету осколок древней эссенции, у тебя еще может быть шанс, верно?

– Можно сказать и так, — Е Тун была больше не в силах скрывать что-либо под сверкающим взглядом юноши, — Лилит пообещала, что вернет мне свободу, если я добуду для нее осколок.

– Тогда зачем ты отдала его мне?! – расстроенно спросил Цянь Е.

– Ты не понимаешь? Лилит лишь пообещала, что не станет вмешиваться. Ей все равно, что предпримет Эдвард, — в этот момент глаза девушки наполнились горечью, – Даже если Род Монро и смог бы меня защитить, я не хочу возвращаться назад. Кроме отца, там нет никого, кому я по-настоящему дорога. Всё, чего хотят мои родственники, так это воспользоваться моим статусом для собственной выгоды.

Услышав подобное, Цянь Е заключил Е Тун в объятия и начал поглаживать ее шелковистые черные волосы. Спустя какое-то время он наконец произнес:

– Пойдем со мной!