Том 6. Глава 96. Церемония (часть 2)

Дажe несмотря на то, что Бай Аоту заняла первое место, Чжан Боцянь почти ничего ей не сказал: разница в обращении была очевидна. Более того, лазурная энергия, вырвавшаяся из Чжао Цзюньду, была легендарным «Порождающим Лазурь Фиолетовым Полюсом». Если говорить о чистоте изначальной силы, Чжао Цзюньду был явно на уровень выше Бай Аоту.

Увидев, что четвертый юный мастер Дома Чжао сумел заполучить благосклонность Чжан Боцяня, присутствующие начали выражать поздравления. Однако, Чжао Сюаньцзи лишь спокойно кивнул, не выказывая чрезмерного восторга. Увидев это, улыбка на лице Бай Сунняня стала более натянутой.

Постепенно все начали понимать, что активация двумя людьми их изначальной энергии перед Чжан Боцянем не были совпадениями. Скорее всего это была проверка со стороны Принца Зеленое Солнце.

Стоя прямо перед небесным монархом, люди не могли не ощущать его мощь. Чтобы справиться с подобной силой, требовался не только высокий уровень изначальной энергии, но и талант. Так называемый ‘талант’ всегда был чем-то, что было трудно объяснить. Он включал в себя атрибут изначальной силы, ее чистоту, а также множество врожденных способностей. Используя свою мощь, небесный монарх мог вывести на поверхность культивацию и потенциал человека. B подобном деле просто нельзя было смошенничать.

После того, как Чжао Цзюньду вернулся на свое место, присутствующие начали уделять больше внимания остальным награждаемым. Здесь было более сотни номинантов, но в конечном итоге не больше чем двадцати людям будет суждено подняться за сцену и получить награду.

Чжан Боцянь посмотрел на список и с неизменным выражением на лице произнес:

– Третье место: Цянь Е из Дома Чжао, заслуга второй степени.

Пространство вокруг на мгновение затихло, после чего наполнилось гамом. Никто и подумать не мог, что третье место тоже достанется кому-то из Дома Чжао, да еще и воителю десятого ранга.

Все те, кто уделял внимание восходящим звездам Империи, знали, что Цянь Е получил известность во время кровавой битвы. Однако, даже несмотря на все это, в конце концов он был просто воителем десятого ранга. Учитывая ограничения кровавой битвы, его заслуги были понятны. То, что он смог вернуться живым из Покоя Гиганта, уже было отличным достижением. Как он мог заработать столько заслуг?

За всю историю, в битвах, фокусирующихся на индивидуальной боевой силе, вроде битвы под Железным Занавесом или исследования Покоя Гиганта, самым низким рангом, достойным получить награду на сцене, был двенадцатый.

В конце концов, убийство врагов уровнем выше тоже имело свои пределы. Те, кто были способны убивать противников, имеющих превосходство в три ранга, могли считаться гениями среди гениев. Например, во время последней битвы, используя свой домен, Чжао Цзюньду удалось сдержать могучего маркиза семнадцатого ранга. Этого было достаточно, чтобы стать легендой.

Более того, на поле брани не было никаких легких путей избежать смерти. Неважно насколько талантлив человек и насколько могучи его боевые искусства, без достаточного количества изначальной силы он просто не сможет продержаться долгое время. Даже шансы на побег были незначительны. Если бы дело касалось лишь кровавой битвы, награда Цянь Е была бы оправдана, но, если брать во внимание исследование Покоя Гиганта и последнюю битву, происходящее казалось невозможным.

Однако, Цянь Е не просто был приглашен на сцену, но и получил третье место.

Чтобы заработать заслугу Империи второй степени, требовалось убить маркиза. Будучи воителем десятого ранга, Цянь Е, естественно, не был способен на подобное. Это означало, что он, как и Чжао Цзюньду, просто накопил достаточно заслуг благодаря убийствам более слабых противников. Ранги врагов, которых Цянь Е мог бы одолеть, явно были даже ниже, чем у четвертого юного мастера Дома Чжао. Число павших от его руки темных должно было быть просто ужасающим. 

Кое-кто в толпе провел точные расчёты у себя в голове, и его лицо скривилось. Некоторые в это время вспомнили, что Цянь Е мог заполучить что-то во время исследования Покоя Гиганта. Люди просто не могли поверить, что он мог бы убить воплощение Небесного Демона или найти осколок древней эссенции. Даже если все это и можно списать на удачу, она сама по себе является частью индивидуальной силы.

Хотя это был не первый раз, когда Цянь Е стоял перед Чжан Боцянем, его сердце все также замерло. В этот момент взгляд Принца Зеленое Солнце был глубоким, ясным и, на удивление, мягким. Однако, Цянь Е казалось, словно он был полностью голым, и его тело не могло утаить абсолютно ничего от этого взгляда. Подобное чувство вызвало необычайный дискомфорт.

Вскоре, как Бай Аоту и Чжао Цзюньду ранее, Цянь Е тоже ощутил невидимое давление, находясь рядом с небесным монархом. Сейчас оно было даже более выраженным, чем во время их первой встречи. Юноша почувствовал, что давление на его тело начало увеличиваться все больше и больше, пока кости не стали ныть и трещать. В мгновение ока кровь Цянь Е начала бурлить, а его лицо покраснело: еще чуть-чуть и он начнет кашлять кровью.

Удивительно, но изначальная сила тьмы в теле Цянь Е сейчас была абсолютно неподвижна. Казалось, словно она была в ужасе от мощи Чжан Боцяня. И темно-золотая кровавая энергия, и Книга Тьмы бездействовали, и даже кровавое ядро перестало биться.

Ошарашенный Цянь Е не знал, стоит ли ему уже начинать праздновать тот факт, что его не обнаружили. Однако, если все продолжится в подобном ключе, скорее всего юноша просто потеряет сознание под давлением небесного монарха. В этот момент изначальный вихрь в груди Цянь Е внезапно ускорился, и бесчисленные кристаллические гранулы внутри него начали растворяться в затихших изначальных волнах.

Изначальная сила начала кипеть, и юноша задрожал. Ему казалось, словно его лицо и тело окунули в огонь. Вскоре Цянь Е с головы до ног покрылся алым изначальным пламенем, в глубинах которого можно было увидеть частички пульсирующего звездного света.

– Рассвет Венеры! — донесся ошарашенный возглас.

Со странным выражение Бай Суннянь глянул на Чжао Сюаньцзи, но лицо последнего по-прежнему было таким же спокойным, словно вода в старом колодце. Если даже старейшина Дома Бай среагировал в подобной манере, что уж говорить о других, видящих происходящее впервые. Присутствующие ощутили, что сегодня им удалось значительно расширить свой кругозор: поездка явно не прошла впустую.

Тот факт, что Цянь Е обладал Рассветом Венеры, не был секретом. Именно поэтому Дом Чжао так хорошо к нему относился. Однако, услышать от кого-то и увидеть собственными глазами — это абсолютно разные вещи. Лишь самолично увидев происходящее, люди наконец признали таланты и потенциал Цянь Е.

Главные три награды к этому моменту были вручены. Хотя Дом Чжао и не занял первое место, им удалось заполучить оставшиеся два. Более того, оба награжденных продемонстрировали выдающиеся таланты, которые даже немного превышали талант Бай Аоту. Можно сказать, что в этом яростном состязании Дом Чжао полностью подавил Дом Бай.

Какое-то время взгляд Чжан Боцяня продолжал лежать на Цянь Е. Несколько мгновений спустя он кивнул и произнес:

– Неплохо, но в будущем ты должен быть усерднее. Ты должен понимать, что изначальная сила – это источник безграничной мощи. Быть на слишком низком уровне никогда не было чем-то хорошим.

Это тоже были слова поощрения. Они, конечно, были не такими лестными, какие получил Чжао Цзюньду, но в сравнении с Бай Аоту, они могут считаться довольно положительными. Тот факт, что Чжан вообще заговорил, даже если просто и указал на недостатки, уже был доказательством необыкновенности Цянь Е. Можно сказать, что после этого юноша уже преодолел половину пути, отделяющего его от ранга божественного воителя.

Гений с огромным потенциалом, который был даже моложе, чем Чжао Цзюньду. Более того, по слухам Цянь Е был членом вспомогательной резиденции четвертого юного мастера, но не жил на территории клана. Это означало, что он был внешним человеком, не связанным с Домом Чжао на постоянной основе.

Из глаз влиятельных членов благородных семей начали вылетать искры. Даже если в будущем Цянь Е не сможет стать божественным воителем, он все равно будет главной боевой силой в их кланах.

Большинство присутствующих начали подсчитывать, какие методы им придется использовать и сколько денег вложить, чтобы переманить этого юношу на свою сторону. Дочери Дома Чжао никогда не выходили замуж за членов землевладельческих семей, не говоря уже о простолюдинах. Это была традиция, которая никогда никому не нравилась. Однако, благодаря этому у других благородных семей сейчас появилось пространство для маневров.

Тем не менее, не все присутствующие были наполнены положительными эмоциями. Некоторые из них опустили взгляды вниз, пытаясь скрыть свое убийственное намерение. Несмотря на это, Чжао Сюаньцзи оставался все таким же спокойным, словно совершенно не замечал происходящее вокруг.

Цянь Е получил нефритовую табличку и обратил внимание, что она была немного меньше, чем заслуга первой степени.

После него на сцену поочередно поднялось еще семнадцать человек, чтобы получить свои награды. Но Чжан Боцянь больше ничего не говорил, кроме стандартного «продолжайте служить Империи и впредь».

Спустя какое-то время все двадцать наград были розданы. 

Чжан Боцянь осмотрел присутствующих и произнес:

– Империя смогла пережить тысячи лет и бесчисленное количество сражений. Наши предки бились с темными расами за каждый дюйм четырех континентов. Во время основания Империи было семь Главных Домов, и девять — в эру процветания. Сейчас же осталось лишь четыре. Путь к могуществу никогда не был неизменным. Награды сегодняшнего дня завтра станут фундаментом. Я надеюсь, что вы используете их для того, чтобы исследовать новые территории и заполучить благородный статус!

Услышав слова Чжан Боцяня, все ощутили, как кровь в их жилах начала кипеть. Словно цунами, восторженные возгласы начали распространяться вокруг, разносясь по землям континента Вечной Ночи.

Во время церемонии слава Дома Чжао вновь сотрясла всю Империю. Все, кто позже слышал о произошедшем, должны были признать, что этот клан заслуживает своего имени. Что касается Дома Бай, все сошлись на мнении, что он все еще уступал Дому Чжао.

По какой-то причине имени Ли Куанлань не было в списке награжденных. Немного подумав, Цянь Е пришел к выводу, что она просто не хотела появляться на публике. Эта девушка была горделивой и несдержанной, но не отвратительной. Юноша понятия не имел, почему Чжао Цзюньду и Сун Цзынин избегали ее словно чумы.

Как и ожидалось от лидера Великих Домов, четыре члена Дома Чжан вошли в число лучших двадцати, превзойдя Дом Чжао как по количеству людей, так и по количеству заслуг.

Список награжденных более или менее отражал силу различных кланов и семей. Дома Чжан и Чжао все еще были способны смотреть на мир вокруг свысока, в то время как Дом Бай следовал за ними с небольшим отрывом. Слабость же Дома Сун была очевидна. Лишь один его представитель сумел втиснуться в самый конец списка. Более того, этот человек был мужем одной из женщин сторонней ветви клана, а не прямым потомком.

Что касается Сун Цзынина, то он не участвовал в исследовании Покоя Гиганта, а затем большую часть времени провел в командном штабе. Хотя он определенно был награжден, Сун Цзынин не заработал славу благодаря своим личным заслугам. Те, кто встречал седьмого юного мастера на фронте, считали, что это было упущением. Однако, учитывая достижения Цзынина в искусствах предсказания, он наверняка сумеет продвинуться вверх другими путями.

После награждения Чжан Боцянь приказал всем войскам отступить с континента Вечной Ночи в течение трех дней. Имперская армия должна была вернуться на главный материк, в то время как частные армии благородных семей вернутся на свои предыдущие места. Обстановка в лагере мгновенно стала необычайно занятой, в то время как все солдаты начали собирать вооружение и разбирать сам лагерь. Работа не прекращалась от рассвета до заката. Как говорится, оружие было сложено, а лошади отпущены.

Цянь Е, тем временем, целый день провел в своем тенте. Нахмурившись, он смотрел на нефритовую табличку в своей руке.

Ранее Сун Цзынин рассказал, что битва у Покоя Гиганта была лишь прологом к битве за судьбу нации. Настоящим сражением станет поход на новый парящий континент.

Так называемая «битва за судьбу нации» будет иметь несравнимо больший масштаб, чем прошедшие сражения. Как и во время нападения на лагерь Вечной Ночи, облаченные в сталь солдаты Империи двинутся вперед. Здесь не будет места индивидуальным действиям. Лишь смерть или истощение смогут остановить их марш. Учитывая текущий ранг Цянь Е, он был еще слишком слаб, чтобы буйствовать на поле брани. Даже Чжао Цзюньду с натяжкой был на таком уровне.

В пылу сражения может произойти все что угодно, и даже герой может пасть от руки безызвестного врага. Однако, Цянь Е требовалось накопить заслуги, и лучшей возможности для этого не предвидится. Подумав об этом, сердце юноши наполнилось уверенностью, и он немедленно приказал стражнику сопроводить его прямиком в штаб.