Том 7. Глава 115. Решающий бой

В этиx словах содержалось целое множество секретов.

Каролина была одновременно удивлена, озадачена и разочарована. У Старейшины Вэй на лице также было сложное выражение, лишенное былой утонченности.

Цянь E сразу смекнул, что оскорбил несколько крупнейших фигур — теперь, когда он заполучил наследие Направляющего Монарха, путь в Империю ему был заказан. Видимо, для них он был равносилен занозе в сердце, от которой хотелось поскорее избавиться.

Внезапно многие кусочки информации о Направляющем Монархе сошлись воедино, в том числе его имя «Цзи Вэньтянь» и слова, оставленные на стене: «Здесь я хороню своё сердце… И направляю взор на небеса в поисках дао». В императорской фамилии присутствовал иероглиф «небеса», следовательно, направлять на них взор было неуважением, и поэтому Цзи Вэньтянь спустя какое-то время стал Направляющим Монархом.


Цзи Вэньтянь происходил из главной линии императорской семьи, но не мог претендовать на трон из-за низкого происхождения матери. Да и стремлений подобных у него не было. Вот так «направляю взор на небеса в поисках дао» и стало «направляю взор на звезды в поисках дао».

Даже если Направляющий Монарх оказался в подобной ситуации, как могли большие шишки, заполучившие часть влияния и власти императора, позволить существовать Цянь Е?

Люди, занимающие высокое положение, всегда выставляли напоказ свою власть, отвергая чужаков и умасливая своих сторонников. Так был устроен этот мир.

Цянь Е погладил изначальное оружие в руках, говоря:

— Ну раз так, то я просто обязан увидеть, как Империя окажется неспособной вместить меня.

— Не переоценивай себя! — фыркнул старейшина.

С этими словами он открыл конверт, явив показавшуюся изнутри полоску света, но пока что не спешил атаковать. Старик также вынул из одежд древний свиток и подбросил его в воздух. Этот свиток был последним в арсенале Старейшины Вэй. Половина его страниц уже была испорчена во время финального рывка к вершине, из-за чего целыми остались лишь около дюжины.

В воздухе каждая из страниц разделилась на десять, а затем ещё на сто, мгновенно окружив Цянь Е. Словно стометровую зону вокруг юноши резко заполнили танцующие на ветру снежинки. Острые, как лезвия, страницы, наполненные слабым сиянием, резко опустились на Цянь Е. Старейшина Вэй тоже находился в пределах заполненной страницами зоны, но те обходили его стороной.

Увидев пролетевшую рядом с ним страницу, Цянь Е протянул руку и щелкнул по ней пальцем. Юноша услышал мягкое «динь», словно только что щелкнул пальцами по кромке меча. Спустя мгновение страница превратилась в изначальную силу и рассеялась, однако при этом успела оставить красную отметину на пальце Цянь Е. Удивительно, но она смогла порезать его кожу. Стало очевидно, что эти страницы из свитка обладали немалой силой.

Будь Цянь Е обычным воителем двенадцатого ранга, эти страницы немедленно изрубили бы его в салат. Такова была сила домена Старейшины Вэй.

Зрачки последнего сузились, когда он увидел, как Цянь Е одним щелчком пальца уничтожает страницу, едва при этом поцарапавшись. Старик сразу же встревожился, так как твердость пальцев стоявшего перед ним юноши оказалась сравнима с высокоранговым изначальным оружием. Он просто не мог себе представить, что Цянь Е обладает столь мощным телом.

Человеческие тела всегда были слабы и требовали разумного использования изначальной силы, чтобы сражаться наравне с темными расами. Однако физическое состояние Цянь Е было ненормальным и даже превосходило в этом отношении его же Рассвет Венеры. За пару мгновений в голове Старейшины Вэй промелькнули названия нескольких ужасающе мощных искусств, каждое из которых требовало огромной физической силы и устойчивости. Попади хоть одно из них в руки к этому юноше, даже исход будет трудно себе представить.

Сердце старейшины наполнил холод, а убийственное намерение в разы уплотнилось — он пришел к решению, что этот Цянь Е должен был умереть вне зависимости от цены. Старик был готов убить и Каролину, если та решит вмешаться.

Однако Искусство Возмездия не входило в рассмотренную старейшиной группу искусств культивации. Требования этого широко известного искусства к пятидесятому циклу становились просто невозможными — использовавший его человек по этой же причине просто не мог прорваться дальше.

Бесчисленные страницы всё быстрее и быстрее кружили вокруг Цянь Е, но не атаковали. Старейшина Вэй готовился атаковать в нужный момент. Тысячи страниц обрушатся на юношу, как только откроется подходящая для этого возможность, и мгновенно прикончат его.

Видя надвигающуюся опасность, Цянь Е лишь холодно улыбнулся и активировал Печать Небесного Сердца.

Стоило последней начать действовать, как бурлящая в воздухе изначальная сила резко замерла, словно столкнулась с ледяным штормом. Бесчисленные страницы вернулись к своей начальной форме, рассеявшись в пылинки света. Через пару секунд лишь несколько сотен страниц всё ещё сохраняли свою форму, из-за чего стометровая зона домена резко потеряла в плотности.

Потрясенный до грани сумасшествия, Старейшина Вэй задействовал больше изначальной силы, но резко обнаружил, что контроль его домена и окружающей изначальной силы стал крайне тугим. Теперь ему приходилось использовать вдвое больше своей изначальной силы, чтобы достигнуть такого же эффекта. Старик не мог представить, что Цянь Е будет столь сведущ в использовании доменов, что сможет до такой степени подавить домен своего оппонента.

Этот парень был всего лишь двенадцатого ранга!

Страницы в воздухе собрались вновь, стоило Старейшине Вэй активизировать ещё больше изначальной силы, и счет их снова перешел на тысячи. Однако теперь у старика не получалось управлять более чем парой тысяч из них за раз. Да, для смертельного удара хватило бы и тысячи страниц, но с вмешательством Каролины всё могло стать в разы более проблематичным.

Старейшина Вэй в шоке вздрогнул, когда увидел раскрывшуюся за Цянь Е пару лучезарных крыльев. В то же мгновение несколько сотен страниц исчезли, и контроль над доменом ещё сильнее ослаб.

Юноша низко зарычал — окружающее его пространство застыло, и давление, подобное огромному океану, обрушилось на старейшину. От такой силы тело старика скрючилось, а кости заскрипели и застонали. Большинство страниц прилипли к земле, не выдержав веса великого океана. Только десяток их остался парить в воздухе.

Каролина в удивлении нахмурилась. Она отступила назад и пристально всмотрелась в Цянь Е.

К этому моменту Старейшина Вэй всё еще сохранил с десяток страниц, но хоть сколько-то дееспособными из них были лишь две твердые обложки. Да, сейчас, когда Океаническая Сила давила на старейшину, обе стороны в какой-то мере стали равны. Вот только старик-то был божественным воителем!

Цянь Е оставался спокоен и был полностью сосредоточен на Старейшине Вэй. Потоки изначальной силы последнего никак не могли ускользнуть от Ока Правды. Эффект Печати Небесного Сердца оказался даже сильнее предположений Цянь Е, и с появлением Крыльев Начала домен старейшины ослаб в два раза. Если бы Направляющий Монарх достиг успеха в своем начинании, то он действительно смог бы создать Великое Оружие.

Поскольку соревнование доменов окончилось ничьей, единственным оставшимся средством в руках Старейшины Вэй была священная печать.

Старик выудил из конверта светящийся фиолетовым светом лист бумаги и сказал:

— Ты действительно удивительный гений. Я даже не удивился бы, стань ты небесным монархом в будущем. К сожалению, ты не принадлежишь к нашей расе, и твоё сердце нам чужеродно. К тому же, никто не сможет гарантировать, что ты не придешь на помощь к Дому Чжао, если с ним что-то случится. Так что, чем ты талантливее, тем больше я хочу убить тебя!

— Великие Дома — это основа Империи. Почему вы всегда нацеливаетесь именно на Дом Чжао? Разве Дом Чжан не могущественнее? Дом Бай скрывает огромные амбиции, а Дом Сун находится в упадке — не лучше ли будет сначала иметь дело с ними, чем с Домом Чжао?

— Никто из них не принадлежит к императорскому роду, они просто не могут желать трона, в отличие от Дома Чжао.

— Что за бред! Вы готовы разрушить фундамент Империи только из-за этого?

— Какой толк в сильной Империи, когда место императора теряет свой смысл? — рассмеялся старик.

— Теперь-то я понял. Даже если это только ради Империи, я убью вас всех, ублюдки! — в глазах юноши замерцал смертельный холод.

— Если ты хочешь убить меня, это будет зависеть от того, обладаешь ли ты силой небесного монарха! — с этими словами фиолетовый лист в руке Старейшины Вэй разверзся сиянием, затопившим всё поле боя удушающей аурой смерти. Словно пара таинственных глаз открылась в глубине пустоты и посмотрела в этом направлении.

Мурашки забегали по телу Каролины, и даже циркуляция изначальной силы в её организме на миг прекратилась. Одно лишь давление было столь ужасающим, что даже не нужно было этого произносить — это сила небесного монарха!

Фиолетовое письмо взлетело в небо. Несмотря на медленный подъем, Цянь Е прекрасно осознавал, что эта атака настигнет его, как бы он не уворачивался — даже побег в пустоту будет бесполезен. Пространство просто не было преградой для небесного монарха!

Эту атаку нужно было встретить в лоб!

Цянь Е громоподобно рассмеялся:

— Сила небесного монарха? A вот это-то у меня имеется!

Силуэт словно задумавшейся о чем-то девушки возник за Цянь Е, сопровождаемый грохотом выстрела. Изначальная пуля вылетела из ствола оружия, пронзила воздух и столкнулась с фиолетовым письмом.

Фиолетовое сияние на последнем отступило, оставив лишь слабое свечение. Выражение на лице Старейшины Вэй резко переменилось — пурпурное сияние обозначало уровень энергии, заключенной в письме одним могущественным человеком. Можно сказать, работа по его созданию была титанической. Что же за оружие было способно стереть с половину силы священной печати?

Цянь Е без раздумий выстрелил ещё раз, и теперь фиолетовый лист больше не смог сопротивляться входящей атаке. Его сияние померкло, а само письмо разлетелось на тысячи танцующих в воздухе крохотных фрагментов.

Священная печать, творение небесного монарха, была разрушена.

С поддержкой Крыльев Начала и Смертельного Удара, оружие Цянь Е показало ужасающую боевую мощь — даже священная печать не смогла устоять перед такой атакой. Это означало, что общая сила этого импровизированного оружия достигла девятого ранга и что даже божественный воитель не осмелится принять из него выстрел. Однако у такой мощи был и недостаток — двух выстрелов хватило, чтобы полностью истощить запасы изначальной силы Цянь Е, а о третьем даже думать было бесполезно.

Старейшина Вэй закашлялся кровью, стоило священной печати разлететься на множество фрагментов. Его аура начала дико колебаться, едва оставаясь на уровне божественного воителя. Старик уже было потянулся к карманам, но в них уже ничего не было.

Однако в воздухе всё еще витала дюжина страниц, две из которых, задняя и передняя обложки свитка, были особо активными. К тому же состояние Цянь Е в данный момент не особо отличалось от состояния Старейшины Вэй — Океаническая Сила юноши давно рассеялась, да и сил на использование Печати Небесного Сердца больше не оставалось.

— Жаль, но в итоге тебе так и не повезло. — с этими словами старейшина, прикусив кончик языка, брызнул в воздух кровавый туман. Две обложки свитка засветились кровавым сиянием, и их острота мгновенно возросла в разы.

— Интересно, что же ты используешь сейчас! — злобно рассмеялся Старейшина Вэй, направляя две кожаные обложки. Во вспышке два острых алых луча начали вращаться вокруг Цянь Е.

Тело последнего было неслабым, да и регенеративные способности не отставали, но старик готовился убить юношу одним ударом, когда для этого откроется шанс. Старейшина Вэй имел некоторые сомнения насчет Каролины и поэтому также держал на ней часть своего внимания. Всё же, сила пусть и раненого божественного воителя не была пустым словом.

Сейчас Цянь Е был подобен лампе, у которой закончилось масло. Старику не придется долго ждать нужной возможности.

Однако юноша не был ни встревожен, ни опечален, ни кричал в отчаянии. Вместо этого он смотрел на старейшину глазами, полными сочувствия и прощания.