Том 7. Глава 127. Возвращение домой

Высокий туземец тараторил без остановки, но Цянь Е не понимал ни слова. Судя по встревоженному выражению лица и руке, указывавшей на Чжуцзи, воин говорил о девочке. Быть может, коренные жители также проявили к ней интерес?

К этому моменту туземцы-воины постепенно отошли от сотрясения и вернулись на свои позиции на деревьях. Они, угрожающе рыча, направили своё оружие на Цянь Е.

Последний с усмешкой огляделся по сторонам. Он, естественно, не станет сдерживаться, если эти туземцы захотят отобрать у него Чжуцзи, и с радостью отправит их на тот свет вслед за корпусом Ярости Штормграда.

Высокий воин заметил убийственное намерение во взгляде Цянь Е. Ошеломленный, он сделал шаг назад и поднял свою левую руку, указывая другим воинам опустить своё оружие.

В этот момент Чжуцзи потянула Цянь Е за руку: — Он просит тебя не причинять мне вред, а также хочет узнать, зачем ты здесь. _— Ты понимаешь их язык? — удивленно спросил Цянь Е.

— Немного. В основном просто угадываю, что они имеют в виду, — сказала девочка так, будто это было само собой разумеющимся.

Юноша на мгновение лишился дара речи. Слова аборигенов могли оказаться как и мольбой, так и угрозой.

Не обращая внимания на высокого воина, Цянь Е спросил: — Ты была с ними всё это время?

— В первый день я встретила каких-то людей. Один из них оказался довольно проблемным — он говорил мне что-то там непонятное и хотел, чтобы я спала с ним. Он мне не понравился, так что я, конечно же, отказала. Но тогда он захотел поймать меня, что меня взбесило, и я побила их всех. Позже я встретила этих людей, утверждавших, что они живут здесь всю свою жизнь.

_ Они что-то сделали с тобой? Чжуцзи на какое-то время серьезно задумалась:

— Я, похоже, довольно сильно нравлюсь этому большому парню. Он сказал много всего, что я не могла понять поначалу, но затем, по какой-то причине, позже начала понимать. Я их не ненавижу. К тому же этот человек дал мне фрукт, выглядевший ещё вкуснее жареного звериного мяса. После того, как я его съела, мне очень захотелось вздремнуть, а когда я проснулась, тут все уже дрались. После услышанного взгляд Цянь Е заметно смягчился. По крайней мереу этих туземцев не было дурных намерений по отношению к Чжуцзи. Тем более, то, что маленькая негодница считала вкусным, собственно со вкусом имело мало общего — дело, скорее всего, было в содержании энергии. Этот фрукт был вкуснее мяса свирепых зверей из-за того, что энергии в нём было больше. А такую ценность найти было нелегко.

К тому же, девочка была крайне чувствительной. Она бы непременно среагировала, появись у аборигенов злые намерения. Такая интуиция выражалась в чувстве раздражения, что, вероятно, и вынуждало Чжуцзи атаковать и убивать цели.

Высокий воин с облегчением вздохнул, стоило убийственному намерению Цянь Е утихнуть. Затем он жестом показал юноше с Чжуцзи следовать за ним.

— Он говорит, снаружи много таких людей, и мы не сможем победить их. Он хочет, чтобы мы последовали за ним и попытались пробиться к центральному региону леса.

Цянь Е погладил малышку по голове:

— Скажи им, что мы никуда не уйдём. — Мы не уйдем, — девочка обернулась и прокричала.

Цянь Е на знал, смеяться ему или плакать. Чжуцзи вроде бы немного и понимала их язык, но сама на нём не могла сказать и слова. Как туземцы смогут понять её, если она говорит на имперском языке?

В этот момент высокий воин достал лист и приложил его себе ко лбу. В следующее мгновение из древесного листа испустился барьер света, накрывший Цянь Е с Чжуцзи. Голос туземца раздался в сознании юноши, и на этот раз он его понял.

— Маленькая Чжуцзи — твоя дочь? Не причиняй ей вреда. Снаружи много проклятых захватчиков, мы должны найти способ обойти их или пробиться с боем. Только когда мы достигнем глубин леса, наши воины смогут заполучить его защиту и справиться с захватчиком.

_ В этом нет необходимости.

_ Но у них есть сильные эксперты! Кроме того, они изолировали нас от силы леса, и поэтому наша раса не может сражаться в полную силу!

— Спасибо, что позаботились о Чжуцзи. Я разберусь с ними, — Цянь Е погладил девочку по голове и развернулся.

— Подожди, ты не можешь её забрать! — туземец попытался остановить его. Юноша бросил взгляд назад:

— Она моя дочь, так почему я не могу забрать её? Вы уже видели судьбу тех, что позарились на нее. Хотите окончить также? Воин поспешно ответил:

_ Нет, ты неправильно понял. Чжуцзи крайне совместима с нашим Священным Древом, и поэтому я надеюсь, что она останется здесь. Это будет крайне благоприятно для её роста.

_ Это как-то связано с тем, что вы скормили ей?

— Это был плод Священного Древа, обладающий невероятным эффектом повышения силы. Каждый такой плод может произвести на свет великого воина, но влияние древа на Чжуцзи превышает таковое даже у самых известных экспертов в истории нашего племени. Мы верим, что она — дитя Священного Древа, божество, дарованное нам миром.

Так вот в чем было дело. Теперь-то Цянь Е понял, почему коренные жители так хорошо относились к девочке. Однако, он не знал, как ему относиться к столь странной вере. Малышка Чжуцзи была потомком Графа Стуки, арахной, что до вылупления потребляла кровь Цянь Е. С точки зрения родословной она в определенной мере обладала частью наследия юноши. С какой стороны ни посмотри, отношения к Священному Древу она не имела.

Да, таланты у Чжуцзи были шокирующие. Сейчас она проходила фазу активного роста и естественным образом тянулась к энергии. Было вполне логично, что плоды Священного Древа оказали на девочку такое сильное воздействие.

Цянь Е сказал: — Должно быть много кто в твоём племени принимал эти плоды? Высокий воин в ответ покачал головой:

— Плод Священного Древа крайне ценен, так как лишь малое его количество производится каждый год. Все коренные расы, в том числе и наша, собираются под Священным Древом во время периода урожая и распределяют квоты с помощью поединков.

В этот момент он похлопал себя по груди, гордо говоря:

— Я однажды съел такой плод! Это делает меня младшим святым воином.

Те, кто могли вкушать плоды Священного Древа, были прославленными воинами различных племен — потому-то высокий туземец и был так горд собой. Однако вся его гордость быстро рассеялась, стоило ему вспомнить, что она даже сдачи Цянь Е дать не сможет. Весь отряд воинов с ним во главе был повален наземь этим юношей.

Раз он позволил Чжуцзи съесть плод Священного Древа, то он, должно быть, не так уж и плох. Лицо Цянь Е слегка расслабилось, и он сказал:

— Она всё ещё должна уйти со мной. И спасибо за фрукт со Священного Древа. Моё имя Цянь Е, и я обязательно отплачу вам в будущем, если тому представится возможность.

— Меня зовут Гадо, я младший святой воин племени Длинной Ветви. Раз тебе нужно забрать её, останавливать вася не стану. Но я надеюсь, что Чжуцзи сможет увидеть церемонию молитвы Священному Древу нашего племени, это будет крайне полезно для неё.

— Я подумаю об этом.

Ответ Цянь Е обрадовал Гадо. Он достал кожаный мешочек стремя листьями внутри и сказал:

— Это листья Священного Древа, они позволят тебе общаться с нашей расой. Также, пока ты находишься в черте леса, активация энергии листа даст мне знать, что ты здесь. Пожалуйста, хорошо защищай её.

Цянь Е аккуратно убрал мешочек. Гадо бросил напоследок неохотный взгляд на Чжуцзи, а затем ушел со своими подчиненными.

После того, как туземцы ушли, Цянь Е растрепал волосы девочки и спросил: _ Они никогда не видели, как ты сражаешься, не так ли? — Да, они сказали, что я слишком маленькая. Они боятся, что меня ранят.

Юноша кивнул, Так как сказанное имело смысл. Гадо даже не представлял, насколько сильна была Чжуцзи. Иначе, отпусти он девочку на волю, единственными в корпусе Ярости Штормграда, кто мог навредить её, были бы воители среднего или высокого ранга и представители темных рас выше ранга виконта. Гадо лишь нужно было бы затаиться и нанести удар с фланга, и отряд наёмников был бы вытеснен.

— Пойдем. Мы возвращаемся домой.

—- Домой? У нас есть новый дом?

— Ну конечно!

Радостно крича, Чжуцзи взобралась на плечо Цянь Е и уселась на своё место.

Юноша выдвинулся вперед и вскоре оказался у кольца окружения. В данный момент наёмники находились не в лучшем состоянии и едва умудрялись поддерживать устойчивую оборону. Гадо шел по полю боя, нанося тяжелые раны всем солдатам, оказавшимся поблизости. Вместо того, чтобы скрыться, он и его соплеменники врезались в кольцо окружения, чтобы прорвать блокаду.

Появление столь мощной силы оказало немалое давление на наёмников, из-за чего их начало оттеснять назад шаг за шагом.

Воодушевленный, Гадо издал длинный вопль. Незримые звуковые волны разошлись во все стороны, повергая всех наёмников в оцепенение, а некоторых даже сбивая с ног. Туземцы-солдаты также возбужденно взревели, когда слабый блеск тумана покрыл их тела, увеличивая их мощь.

Рев Гадо смог и ослабить врагов, и усилить союзников. Его воздействие оказалось настолько велико, что чаша весов сразу же склонилась в сторону коренных жителей леса. Наёмники отступили к краю кольца изоляции, и даже лесорубы подняли свои топоры и присоединились к сражению.

Мораль туземцев была высока, а атаки яростными — они перестали отступать или прятаться за деревьями. Множество воинов вырвалось из тьмы леса, надеясь одним рывком разбить противника. Их целью был прорыв сквозь зону изоляции и возвращение в лес.

Завидев всю эту сцену, Цянь Е невольно покачал головой. Гадо был слишком наивен. С таким размахом операции, как корпус Ярости Штормграда мог не иметь запасного плана? Могла ли их защита быть столь слабой? Гадо мог быть отличным воином, но никак не великим генералом.

Как и ожидалось, с рубежа оборонительной полосы донёсся громкий смех. Наёмник в черной броне вышел из толпы и прокричал:

— Эти чертовы аборигены наконец вылезли! В атаку!

Многочисленные языки пламени пронеслись по небу, сопровождаемые ревом боевых машин. Бесчисленные наёмники хлынули со всех сторон, готовясь вновь сформировать кольцо окружения.

Гадо был потрясен до глубины души. Большинство воинов его племени сейчас стояли рядом сним, и если они тут все погибнут, то их племя будет находиться в упадке не одно десятилетие.

Однако в рядах наёмников вскоре возникла суматоха. Солдаты, ранее бежавшие окружать туземцев, развернулись и рванули в другом направлении.

И всё потому что появились Цянь Е и Чжуцзи.

Никто не узнал юношу, зато девочку узнали все. Именно из-за неё они проделали огромный путь до Южной Пустоши. Для всех наёмников миленькое личико девочки словно было налито из золотых монет.

Как могло убийство туземца-воина сравниться с ней?